Аутичные женщины делятся опытом материнства


    По статистическим оценкам, один из сорока людей аутичен. Теперь женщины всё чаще получают своевременный диагноз, так что гендерный разрыв в диагностике постепенно сокращается. 

25autttttism_photo.jpg

Тем не менее информации о материнстве и аутичности до сих пор мало, а та, что есть, в первую очередь касается нейротипичных матерей — то есть тех, у кого нет РАС (Расстройство аутистического спектра), — и аутичных детей. Мы поговорили с аутичными женщинами из разных стран, которые рассказали нам о своём опыте.

В тексте используется лексика, которую употребляют в отношении себя сами герои, например слово «аутист». Часть людей выбирают такое самоназвание, чтобы привлечь внимание к стигматизации слова и избавить его от негативных и оскорбительных коннотаций.

Мария, Россия 

Мне сорок один год, я аутистка, и у меня двое детей. Сейчас сыну десять лет, дочке семь. Сын тоже аутичный, дочка нейротипичная. Когда мы решили, что готовы к появлению детей в нашей семье, я не знала о своём аутизме. То есть я замечала, что отличаюсь от большинства окружающих, но не думала, что этому есть какое-то более серьёзное объяснение, чем «эльфы подменили — ха-ха, шутка». Я не очень вписывалась в традиционные представления о том, как должна выглядеть и вести себя «настоящая девушка», не понимала (и до сих пор не понимаю) флирт и совершенно не стремилась привлечь «хорошего жениха». С будущим мужем нас свели общие интересы, а потом мы просто решили узаконить сложившиеся отношения, потому что хотели бы в трудной ситуации видеть рядом друг друга, а не прочих родственников. Муж послужил для меня проводником в мир «нормальных людей» — во многом именно благодаря ему у меня есть круг общения, где меня принимают со всеми моими «странностями».

Долгое время мы не планировали детей. Конкретную причину, по которой мы изменили мнение, назвать не возьмусь, но это было обдуманным решением, а не случайной беременностью. Возможность усыновления мы не рассматривали, во-первых, из-за возможных сложностей с получением разрешения от опеки, а во-вторых, из-за того, что я знала, что мне сложно даётся телесный контакт, и боялась, что не смогу обеспечить его в достаточном количестве ребёнку, к которому не привыкала во время беременности.

Я основательно подготовилась. Начиная с того, что нашла удалённую работу, и заканчивая курсами для будущих родителей, кучей книг и сайтов о беременности, родах и развитии детей. Тут я, наверное, впервые натолкнулась на информацию об аутизме, но сначала никак не связывала это с собой или ребёнком. Такие особенности, как хождение на цыпочках, отвращение к определённым видам пищи или нежелание активно вливаться в незнакомую компанию, были мне знакомы по собственным воспоминаниям, и я полагала, что это свойственно многим детям.
Спустя ещё два года родилась дочка, и скоро я поняла, что «все дети разные» — это не просто успокаивающая фраза. 

В целом взаимодействие с аутичным сыном даётся мне легче, чем с дочкой. Как будто с ней нужно задействовать внутреннего переводчика, а с сыном мы говорим на одном языке. Самый запомнившийся мне пример: сыну было шесть, дочке три, и мы проходили мимо пенсионеров на лавочке у подъезда. Я поздоровалась, дочка тоже, а сын — нет. После объяснений он стал здороваться с соседями, но для аналогичной ситуации в садике ему понадобилось всё объяснять заново. Но эта ситуация была для меня вполне понятной. А вот что делать с дочкой, которая внезапно хочет «точно такие сапожки, как у Ани» или очень демонстративно, так, что даже мне понятно, делает недовольное лицо, но на все вопросы при этом отвечает «Ничего!», я не знаю. Я думала, что самое сложное — отвечать на бесконечные «почему?» сына об устройстве мира, но оказалось, что дочкино «мама, посмотри!» может раздаваться куда чаще и требовать от меня гораздо больше сил. Книги о воспитании подсказывали, что так и ведут себя «нормальные» дети, а вот со мной и сыном, по-видимому, что-то не так.

Я снова начала искать информацию, и в этот раз мне повезло больше. Я наткнулась на статьи, описывающие отличия аутичных женщин, тесты на аутизм у взрослых и парадигму нейроразнообразия. Многие вещи из моего детства стали понятнее. Что касается сына, стало ясно, какие из его особенностей не связаны с аутизмом (логопедические, например), а что — просто специфика нейротипа, которую надо учитывать (скажем, сенсорные особенности), и как это можно объяснить окружающим. Одно дело видеть и понимать, что с ним происходит, и совсем другое — донести это до остальных. С ребёнком тоже приходится работать: объяснения «Вот так устроена твоя нервная система, это надо учитывать», на мой взгляд, действуют гораздо лучше, чем «Веди себя прилично, посмотри — никто так больше не делает!»

Самым сложным и неожиданным в родительстве для меня оказалось взаимодействие с другими родителями. Почему-то если в парке на скамейке сидит женщина и читает книгу, почти никто не будет приставать к ней с разговорами. А та же самая женщина с ребёнком вызывает у проходящих мимо неудержимое желание общаться, задавать вопросы, давать непрошеные советы. К счастью, в наше время в мегаполисе большую часть вопросов можно решить через интернет — от записи к врачу до сборов денег родительским комитетом.

Меня спрашивают, чего я хочу для более успешного родительства. Мне не хватает доступной среды — начиная с проезда для коляски и заканчивая тихим слабо освещённым уголком на крупном мероприятии для детей, который помог бы избежать сенсорной перегрузки от избытка света и звуков. Хочется, чтобы были игровые центры, куда можно было бы приходить с ребёнком — не для специальных занятий, а что-то типа детского коворкинга, с опцией оставить его на несколько часов в знакомом месте под присмотром, если понадобится, скажем, сходить к врачу. И, конечно, не хватает в садиках и школах специалистов, умеющих работать с нейроотличными детьми. Например, кроме аутизма у моего сына есть ещё и дисграфия, которую умудрились разглядеть только к концу второго класса, а до этого говорили, что он «плохо старается» и «отвлекается на уроке».

Нурит Ариэль, Израиль 

О том, что я аутист, я узнала относительно недавно — после диагностики собственных детей. Двое моих детей аутисты, насчёт третьего неизвестно — он слишком мал, ему три месяца. Но даже сейчас он ведёт себя не как его брат и сестра. Ему не мешает необычная текстура тканей, у него нет сенсорных перегрузок от яркого света и громких звуков.

На диагностику старших детей направил детский врач. Со старшей было трудно в детском саду, но надо сказать, что ей повезло — там было всего двенадцать детей, психолог, логопед и эрготерапевт (специалист по восстановлению социальных, бытовых, рабочих и других навыков у людей с особенными потребностями. — Прим. ред.). С сыном в садике было легко: он всегда был доволен, всегда был сам по себе и отлично сам себя занимал. Хотя люди на улице частенько косились на нас и делали замечания. Меня жутко раздражали высказывания типа «Хорошие девочки так себя не ведут». Я привыкла, что мои дети любопытные, несколько неспокойные, что они частенько задают не те вопросы, которые интересуют других детей.

primary-share.png

У меня есть друзья, которые считают, что я просто неправильно воспитываю своих детей. Но побыв в их компании пару деньков, они говорят, что за терпение мне надо выдать медаль. Но я так не считаю. Это мои дети, они познают мир, и мне нравится их нестандартное мышление, нравится проводить с ними время. У нас даже есть особый ритуал: мы обнимаемся при прощании, хотя с другими людьми я обниматься не люблю.

Раньше я считала, что не смогу быть хорошей мамой, потому что не умею играть с детьми и идти на компромиссы. Играть я так и не научилась, но с детьми мы и без этого весело проводим время. С пятилетним сыном мы смотрим научные видео о космосе или мире животных, предназначенные взрослым, обсуждаем их, или просто эхолалим (эхолалия — неконтролируемое повторение чужих слов. — Прим. ред.). Знакомые считают меня хорошей мамой — наверное, потому что я стараюсь сделать всё, чтобы моим детям было комфортно, чтобы у них были подходящие условия для развития. Но другим «поддерживающим структурам» я не очень-то доверяю, стараюсь справляться со всем сама. Хотя с детьми мне помогает ещё и школа. Они занимаются в ресурсном классе — получают там навыки, которые я, выросшая без диагноза и поддержки, в своё время освоить не могла.

Основные бытовые сложности возникают не потому, что я аутичная, а из-за того, что я забываю, что я аутичная, и стараюсь вести себя «как все», игнорируя свои особенности. Например, позволяю довести себя до сенсорной и информационной перегрузки. Вторая проблема родительства в том, что я, как и многие аутисты, люблю порядок. Но учитывая, что я ещё и человек с СДВГ, любовь к порядку иногда превращает мою жизнь в ад. То, что я не могу уследить за порядком, частенько приводит меня в ступор. Помогают специальные таблицы для распорядка, которые иногда приходится составлять с посторонней помощью.

Зато аутичность помогает мне понимать своих детей. Я научилась обращать наши особенности нам на пользу. Благодаря диагнозу у меня поднялась самооценка, и я теперь лучше взаимодействую с обществом. Тем не менее сейчас я переживаю откат и потеряла часть наработанных навыков. Проблемы начались, когда я снова решила вести себя как нейротипичный человек — а притворство негативно сказывается на психике. Я стала делать так, поверив другим людям, и теперь пытаюсь вынести из этого урок — понять, что люди лгут. Но это непросто.

Мишель, Германия

Сразу после того, как у моего сына диагностировали аутизм, я решила выяснить, насколько обоснованны подозрения о таком же диагнозе у меня, и пошла на диагностику в тот же аутистическую амбулаторию. Мне было тридцать пять лет — после полугодовой тщательной диагностики я получила подтверждение, что я, как и мой сын, аутичный человек.

Всё начало вставать на свои места. Я получила ответы на тысячи вопросов о том, что же со мной «не так». Раньше я в упор не видела, что мой ребёнок аутичен, ведь он с самого рождения вёл себя точно так же, как и я в детстве — за исключением того, что у него отсутствовала речь до четырёх лет и трёх месяцев, а я говорила предложениями с девяти месяцев.

В его остальном поведении я вообще не видела ничего странного. С самого начала я прекрасно понимала, чем обусловлены те или иные реакции сына, даже когда он не говорил. Мне было понятно, что он кричит из-за того, что слишком шумно, одежда причиняет невыносимый дискомфорт, его тревожит какой-то резкий запах или незапланированная смена расписания дня. Я на своём опыте прекрасно знала, что это не капризы и не прихоти, а потребности, которые надо учитывать. Но я совершенно не предполагала, что всё это симптоматика аутизма. Именно непонимание, почему нормальное для меня поведение сына считают странным, вынудило меня последовать совету педиатра и обратиться за диагностикой.

И до, и после диагностики я старалась устроить жизнь сына таким образом, чтобы максимально учитывать его социальные потребности и особенности и специфику его восприятия. Ни о каком насилии с моей стороны не могло быть и речи. Меня до сих пор поражает, как многие родители обращаются со своими детьми — как с аутичными, так и с неаутичными. Меня приводит в ужас их авторитарный подход, который сопровождает полное отсутствие уважения к детям.

Так вышло, что я воспитываю сына одна с рождения, поэтому вся ответственность за его жизнь, здоровье и психоэмоциональное состояние полностью на мне. Я получаю помощь только со стороны сотрудников аутистического амбулатория. Поскольку у меня самой есть ограничения — они проявляются при социальном взаимодействии и в том, что у меня возникают сложности с поездками в незнакомые места, — мне тоже предоставляют помощь. Кроме того, я регулярно консультируюсь с социальным педагогом, который помогает и мне, и сыну в ситуациях, с которыми мы не можем справиться сами — от подготовки документов и помощи в том, чтобы добраться до назначенных встреч, и заканчивая помощью с организацией выставок.

Ещё у сына есть помощница, которая сопровождает его в поездках по городу и во время вылазок в пригород. Она студентка, будущий социальный педагог, которая проходит практику в аутистическом амбулатории. Кроме того, с раннего детства сын занимался с логопедом, ходил на эрготерапию и физиотерапию. И, разумеется, у нас есть психолог, к нему можно обратиться в срочной ситуации или получить плановую терапию после перенесённого стресса.

Всё это оплачивает больничная касса за счет страховки. Мы прекрасно сотрудничаем: моя аутичность позволяет мне не только понимать своего ребёнка, но и объяснять некоторые особенности его поведения специалистам. Благодаря этим людям жизнь моего сына оказалась настолько легче, насколько она может быть у людей с такими особыми потребностями. Девятнадцать лет жизни в Германии помогли мне почувствовать себя гораздо комфортнее, поскольку в немецком обществе принято уважать людей с особыми потребностями.

Саванна, США

 Я аутистка. Моему ребёнку шесть месяцев, и пока что он не показывал никаких признаков нейроотличий — он кажется обычным ребёнком, немного опережающим в развитии своих сверстников. Главный плюс родительства, который мне дала инвалидность в целом (аутизм не является болезнью. Однако аутичным людям могут потребоваться особенные условия, отличающиеся от того, что нужно нейротипичным людям. — Прим. ред.), — это понимание того, какая именно поддержка мне нужна, чтобы я могла лучше справляться с родительскими обязанностями и в случае необходимости просить о помощи. Ещё одно аутичное качество, которое помогло мне с умом подойти к поиску информации, необходимой для осознанного родительства, — это умение запоем поглощать интересующие меня данные.

Мне очень помогает, что работающие с сыном и со мной врачи не рассматривают мою аутичность как что-то препятствующее родительству — вместо этого они просто спрашивают, есть ли у меня вопросы, что меня беспокоит. Это важно любому родителю и любому пациенту — мне же это позволяет упомянуть о вопросах инклюзии.

Мне бы хотелось, чтобы было больше исследований об особенностях грудного вскармливания аутичным родителем (причём хорошо бы, если бы они включали ещё и опыт аутичных небинарных людей и трансгендерных мужчин). В фейсбуке есть группа для аутичных людей из Англии, которые кормят детей грудью, но было бы классно, если бы эту тему лучше исследовали учёные. Если у вас есть психические трудности или сложности с обработкой сенсорной информации, то советы по кормлению в духе «сцепи зубы и перетерпи» для вас попросту бесполезны.

Аутизм - тяжёлая аномалия психического развития ребёнка, характеризуется главным образом погружением его в себя и нарушением контакта с окружающими, эмоциональной холодностью, стереотипностью деятельности.

Аутичность -  неуверенность в себе, ранимость, предпочтение творческого уединения шуму внешней деятельности, склонность к мечтательности.

wonderzine.com





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Vizitator Mathock

Postat

All Top Meds Buy Cialis Comparaison Prix Viagra Cialis Levitra viagra vs cialis Animal Amoxicillin 50mg Bmp 193

Partajează acest comentariu


Link spre comentariu
Distribuie pe alte site-uri


Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • alexandrarum
      De alexandrarum
      25-летняя Дарья стала мамой в аэропорту и осталась довольной тем, что ее ребенок родился под знаком Зодиака Стрелец.
      Сатирическое издание «Панорама» пишет, что сына назвали Витусом в честь аэропорта, в котором он появился на свет. 
      Новоявленная мама прокомментировала событие так:  
       
      В Сети развернулись горячие дискуссии о правдивости новости, пользователи уверены, что женщину не взяли бы на самолет в таком положении, скорее всего, это выдумка. 
      kolobok.ua
    • julia122997
      De julia122997
      Бриджит Энн опубликовала пронзительный и очень важный пост у себя в ФБ в конце января, и к настоящему моменту он дошел до родительских медиа по всему миру: о нем написали ведущие издания для матерей, так что мимо нас он тоже не прошел. И мы решили перевести его для вас. Вот он.
      Все думают, что быть матерью в декрете — это очень просто. Что нам повезло, ведь мы не ходим на работу. Что мы ленивые. Что мы делаем какие-то ненастоящие дела, так что жаловаться нам не на что.
      Что ж, реальность совсем иная. На самом деле быть в декрете — это быть в смятении и одиночестве.
      Это невозможность сделать что-либо в одиночестве и самостоятельно: ты не можешь сходить в туалет, выпить кофе, почитать. Блин, да ты даже не можешь соскрести следы какашек со своих штанов без воплей маленького человека, обхватившего твою ногу!
      Ты не можешь взять передышку — до тех пор, пока они не уснут. И даже тогда тебе будет некогда, ведь придется наводить порядок.
      Ты постоянно силишься придумать что-то интересное, чтобы детям было чем заняться на протяжении 12 часов — и так каждый день.
      Ты каждый день надеваешь одну и ту же одежду с запахом пота и следами слез, потому что нет никакого смысла пачкать еще больше вещей.
      Ты забываешь, что значит ощущать себя самой собой, потому что все твое существование подчинено ребенку.
      Ты смотришь на работающих мам и завидуешь им, потому что тоже хочешь общаться со взрослыми людьми.
      Ты запираешься в ванной и, рыдая, кричишь в полотенце, потому что тебе нужна хотя бы секунда передышки. Все это в то время, пока ребенок барабанит в дверь с ее внешней стороны.
      Прикиньте, у нас даже нет возможности поплакать и поубиваться в одиночестве! А когда у нас вдруг случается срыв, люди спрашивают, мол, а чего ты плачешь, ты же ничего такого не делаешь?
      Я была одной из тех, кто осуждает неработающих мам в декрете. Но теперь до меня дошло. И вот ты одна, потому что все те, кто обещал тебе помогать, просто исчезли и оставили тебя наедине с этим чувством собственной никчемности.
      Дома грязно, я сама грязная, тарелки грязные. Я уже успела повысить голос и поплакать — и мне ужасно стыдно за то, что мой ребенок это видел.
      Но я одна. И мне очень одиноко.
      Напишите своим подругам в декрете. Мы не в порядке.
      Мы солидарны с Бриджит и рекомендуем вам последовать ее совету — свяжитесь с теми, кто сейчас дома с ребенком. Спросите, как дела и нужна ли какая-то помощь. Вы и сами видите по вопросам в нашей приемной, что даже простой интерес может быть критически важным.
      Не зря пост Бриджит набрал 30 тысяч лайков, почти столько же комментов и 84 тысячи шэров. Количество репостов красноречиво говорит само за себя. Мамы в декрете не в порядке.
      n-e-n.ru
    • julia122997
      De julia122997
      Прежде чем прийти к такому выводу, эксперты проанализировали национальные данные
      Социологи Скотт Колтрейн (Scott Coltrane) и Мишель Адамс (Michele Adams) из Калифорнийского университета в Риверсайде проанализировали данные по динамике доходов населения в рамках программы развития детей (CDS of the PSID) и обнаружили, что женщины расценивают мужчин, занимающихся работой по дому, как более привлекательных и желанных.
      Они не единственные специалисты, сделавшие такое наблюдение
      Их выводы подтверждаются Советом современных семей. Его специалисты подчеркнули, что теперь, когда женщины также работают полный рабочий день, пары, в равной степени делящие домашние дела, в большей степени удовлетворены всеми аспектами своего брака.
      Вот еще один пример: исследования, проведенные доктором Готтманом (Dr. Gottman), психологом, показывают, что жены считают участие своих мужей в домашнем хозяйстве признаком любви. Это в свою очередь влияет на степень привлекательности партнера.
      Время стереотипов истекло
      Такие выводы дискредитируют представление о том, что мужчина утрачивает свою мужественность, если регулярно сидит с ребенком, готовит или моет полы. Реальность совершенно противоположна, и традиционный подход в отношениях теперь подходит далеко не всем парам.
      Отцы, которые моют посуду и присматривают за детьми, хорошо влияют на мальчиков
      Анализ данных также показал, что дети школьного возраста, занимающиеся домашними делами вместе со своими папами, лучше ладят со своими сверстниками и заводят больше друзей, чем те, кто этого не делает. Кроме того, они лучше слушаются учителей, хорошо ведут себя в классе, не впадают в депрессию и активно социализируются.
      Какую помощь по дому вы бы хотели получить от мужчины? Влияет ли это на ваши отношения?
      adme.ru
    • julia122997
      De julia122997
      Роды в 50+ сегодня в тренде
      «Судя по всему, 50 – это новые 40 в сфере деторождения, — говорит профессор Университета Бен-Гурион, глава отделения акушерства и гинекологии Медицинского центра Университета Сорока Эйяль Шайнер. – Нет никаких сомнений, что врачам и медперсоналу во всем мире нужно готовиться к растущему числу рожениц старше 50 лет, решивших воспользоваться своим последним шансом на материнство».
      И действительно, в последние годы родами в возрасте за 40 уже никого не удивишь, это стало вполне обыденным явлением.
      Мало того, во многих развитых странах мира, в частности в Великобритании и в США, количество женщин, родивших после 40, уже превышает число тех, кто стал мамой до 20-летнего возраста.
      Развитие репродуктивных технологий и успехи медицины сдвигает женский возраст деторождения все дальше. Бриджит Нильсен родила в 54 года, Джанет Джексон – в 50 лет, Холли Берри – в 47, Рэйчел Вайс – в 48. Не так давно на весь мир прославилась британка Трэйси Бриттен, которая, будучи бабушкой восьми внуков, успешно родила четверняшек в возрасте 50 лет.
      Так, по данным британского статистического ведомства, за последние два десятилетия количество рожениц в возрасте 50+ возросло в четыре раза, с 55 в 2001 году до 238 в 2016. За этот период в Великобритании появилось на свет 1859 детей, чьим мамам на момент родов было больше 50, и 153 ребенка, мамы которых были старше 55 лет.
      Не опаснее, чем в 40
      Поскольку беременность и роды оказывают огромную нагрузку на все органы и системы материнского организма, возникает вопрос: насколько безопасно очень позднее материнство для женщины и для ребенка? Профессор Шайнер и его коллеги пришли к выводу, что никакой разницы в том, рожать в 40+ или в 50+, в общем-то нет. И в том, и в другом случае женщины должны отдавать себе отчет, что идут на большой риск.
      У женщин старше 40 частота осложнений беременности и родов значительно выше, чем у тех, кто рожает в более молодом возрасте. Однако никакой разницы в этих показателях между беременностями в возрасте в 40 лет и в возрасте за 50 лет обнаружить не удалось.
      Если вы решили отложить материнство на после 40, будьте готовы к тому, что беременность и роды могут быть связаны с высокими рисками. Но родите вы, к примеру, в 42, в 50 или 52 года — особой разницы нет, во всяком случае, с точки зрения медицинской статистики.
      Тот факт, что нормальная беременность в 50+ вполне возможна, подтверждают, к примеру, и результаты исследования, проведенного в Саудовской Аравии в 2005 году. Сотрудники отделения акушерства и гинекологии клиники при Университете Короля Файзала наблюдали за 49 беременными женщинами в возрасте от 50 до 55 лет. Все они благополучно выносили и произвели на свет в общей сложности 58 детей (включая семь пар близнецов и одну тройню).

      Однако все эти женщины изначально обладали очень хорошим здоровьем и не страдали ни от каких хронических болезней, а ведением их беременности занимались высококвалифицированные специалисты, оказывавшие своевременную медицинскую помощь, как только в ней возникала необходимость. 
      Лучше рассчитывать не на случай, а на ЭКО
      К решению родить после 50, безусловно, необходимо подходить с еще большей осознанностью, чем к беременности в молодом возрасте.
      На одной чаше весов – новая страница в жизни и масса позитивных эмоций, а на другой – высокий риск хромосомных аномалий у ребенка.
      Так, если у 30-летней матери шансы рождения малыша с синдромом Дауна составляют примерно один к 800, то к 40 годам речь идет уже о соотношении один к ста, а в 44 года – один к 25.
      Именно поэтому специалисты рекомендуют женщинам в возрасте 45+, даже если у них сохраняется способность к естественному зачатию, воспользоваться либо собственными, замороженными в молодом возрасте, либо донорскими, полученными от молодой женщины, яйцеклетками. В этом случае риск хромосомных нарушений у ребенка не будет связан с преклонным возрастом матери.
      Кроме того, как показывают недавние исследования, если вам за 40, и вы хотите родить здорового ребенка, лучше не полагаться на случай и природу, а прибегнуть к ЭКО. Так, исследователи из Университета Аделаиды (Австралия), выяснили, что у детей, мамам которых было более 40 лет и те воспользовались вспомогательными репродуктивными технологиями, врожденные аномалии встречаются гораздо реже, чем у потомства тех возрастных матерей, которые зачали естественным путем.
      Правда, и в том, и в другом случае частота врожденных дефектов все же выше, чем у детей молодых женщин. Так что, ЭКО – лучший выбор, но и в этом случае риски остаются.
      Важный фактор – здоровье будущей мамы
      Еще один важный момент – ваше собственное здоровье. Во время беременности, к примеру, нагрузка на сердце возрастает на 50%, поэтому если у вас к 45-50 годам и без того не слишком здоровое сердце и сосуды, от беременности лучше воздержаться. При этом стоит иметь в виду, что повышенный риск инфаркта и инсульта у матерей старше 40 не заканчивается после родов, а сохраняется высоким в течение месяцев и даже лет.
      Из-за гормональных перепадов повышается риск рака молочной железы, а также обострения уже имеющихся хронических заболеваний, например, гипертонии и диабета.
      Таким образом, если вы задумались о беременности в 50+, нужно понимать, что вам понадобится много финансовых ресурсов (приведение в относительный порядок здоровья, ЭКО, качественное ведение беременности, роды), а также огромный запас сил, которые потребуются не только на вынашивание, роды и восстановление после них, но и на заботу о новорожденном.
      В молодости все эти проблемы – бессонные ночи, бесконечные кормления, подмывания, колики и так далее – переносятся значительно легче. А впереди еще столько всего, требующего от мамы физической и психической выносливости... Но, возможно, в вашем случае все будет совсем не так тяжело и страшно, главное – сохранять оптимизм и не стесняться принимать помощь от тех, кто хочет ее оказать.
      deti.mail.ru
    • julia122997
      De julia122997
      Недавно Кейт Свенсон, мать троих детей (один из которых страдает от тяжелой формы аутизма) и автор блога Finding Cooper’s Voice написала болезненно честный пост о том, какой непростой бывает ее жизнь. Пост набрал десять тысяч лайков и почти три тысячи сочувственных комментариев.
      Мы перевели его для вас — но не для того, чтобы вы написали «Зачем рожала?», в попытке обвинить Кейт во всех ее проблемах. А для того, чтобы те, кому близки слова этой очень сильной мамы, поняли, что они не одиноки. Чтобы вы не боялись говорить о проблемах и сложностях, прячась за автоматическим «У меня все хорошо». Чтобы вы обращались за помощью, когда вам кажется, что вы тонете.
      «Привет, меня зовут Кейт, мне 36, и у меня серьезный случай потери себя. Или, может быть, это кризис средних лет. Или небольшая послеродовая депрессия. Или, может быть, я просто устала, растолстела и выгорела.
      Кто знает, что из этого правда.
      У меня есть три сына, муж, дом и работа, которую я люблю. Мне чрезвычайно повезло.
      Я посвятила свою жизнь другим людям. И — повторюсь — большую часть времени я счастлива. Но иногда бывают дни или даже недели, когда я чувствую себя иначе. Я чувствую, как будто бы я потеряла себя в процессе.
      Я смотрю в зеркало и не узнаю себя. И чем ближе я к «среднему возрасту», тем страшнее мне становится.
      Это не потому, что я выгляжу старой. Это потому что я выгляжу как кто-то, кого я даже не знаю. Я выгляжу усталой. Я выгляжу запущенной. Я выгляжу злой. Я выгляжу так, как будто я все время тороплюсь.
      Тороплюсь в душ. Тороплюсь поесть. Тороплюсь на светофорах. Тороплюсь отвезти и забрать. Тороплюсь накрыть на стол. Даже в магазине тороплюсь. Тороплюсь написать этот пост, потому что младенец плачет, а другой сын сойдет с автобуса через 11 минут.
      И это же совершенно не похоже на меня. Торопиться. Обычно я непоколебима. Я человек, который может справиться с чем угодно. Мама мальчиков. Мама особого ребенка. Счастливая. Позитивная. Я всегда улыбаюсь. Я всегда нахожу положительные стороны.
      Но последнее время я чувствую себя почти опустошенной.
      Когда я с детьми, я чувствую себя виноватой, потому что я не работаю, а когда я работаю, я переживаю, что провожу мало времени с детьми. Я проигрываю и в том, и в другом случае. Мне кажется, что я потеряла свое образование. Я чувствую себя домоуправом, поваром, шофером и главарем банды. Мне кажется, что мои дети постоянно болеют, а я никак не могу поставить стирку или запихать свою толстую задницу в джинсы. Я знаю, что я хорошая мать. Здесь я в себе не сомневаюсь. Но иногда мне кажется, что я мать — и все.
      Мне кажется, что я просто растворяюсь. Иногда я даже удивляюсь вещам, которые способны меня расстроить. Я не знала, что я могу завидовать тому, что мой муж какает в одиночестве. Он сидит в туалете со своим телефоном, а я бешусь. И я кричу, чтобы он поторопился, потому что младенец плачет, другого ребенка надо покормить, а еще звонит телефон.
      Недавно мы с мужем тянули жребий, кто пойдет наверх, чтобы поменять описанные простыни. Потому что это возможность побыть пять минут в одиночестве. И я проиграла.
      Вот до чего мы дошли.
      Я не думала, что буду относиться к душу как к роскоши. Мне даже смешно об этом писать.
      Но когда у вас младенец, очень общительный шестилетка и ребенок с тяжелой формой аутизма, вы можете сходить в душ до пяти утра или после десяти вечера. А в это время у меня обычно нет сил.
      Раньше меня волновало, как я выгляжу. Реально волновало. Я хорошо питалась. Я занималась спортом. Я красилась. Я изучала фотографии в Инстаграме с хэштегами типа «симпатичные летние луки» и сохраняла в закладках то, что мне нравилось. Сейчас я ношу толстовки. Грязные. И серые футболки.
      Каждое утро я беру свои вещи с пола, чтобы надеть. А что самое грустное — это меня практически не беспокоит. Я слишком устала, чтобы беспокоиться. В жизни есть так много дел поважнее, чем хорошо выглядеть. Например, сон. Или работа. Или бейсбольный матч сына. И я выбираю эти вещи с радостью.
      Но потом я смотрю на себя, и мне становится грустно. Мне кажется, что я потеряла себя. Практически целиком.
      У меня нет хобби. У меня нет времени сделать хоть что-то. Я просто ухаживаю за детьми. За домом. Я слежу за тем, чтобы корабль продолжал плыть.  Я смотрю сериалы отрывками по 15 минут. В качестве развлечения я пялюсь в телефон. Я отвечаю на сообщения с трехдневным опозданием.
      Я постоянно занята, но при этом мне все время скучно. Это очень странное чувство.  Я не знаю, как исправить ситуацию, в которой я оказалась. Но я работаю над этим. Я просто хочу постоять спокойно. Я хочу посидеть. Я хочу прогуляться. Я хочу вспомнить, кто я есть. И что я люблю делать. Я хочу замедлиться, чтобы насладиться происходящим. Потому что я не хочу ничего упустить. Я не хочу этому сопротивляться. Я не хочу злиться. Я поняла, что я у себя одна. И мне надо найти баланс.
      В этом году мне надо найти баланс среди материнства, брака, работы, дома, и моего психического здоровья. Вот моя цель. А еще научиться чаще смеяться и благодарить себя».
      К посту прилагалась фотография, под которой Кейт написала: «Я хотела поделиться этой фотографией, которую сделал мой муж, когда я пыталась приучить к горшку двух мальчиков. Это было тяжело, должна вам сказать. Но мы справились. И вы тоже справитесь!».
      n-e-n.ru
  •