Я мама, и я валюсь с ног к вечеру


    Банан или персик? И то, и другое? О, лучше нарезать яблочек, положить в коробочку… Так, в бутылку надо налить свежую воду и не забыть взять с собой.

matrony_mini_19092017_1.jpg

Рюкзак или сумка? А мы в магазин пойдем? А в какой? А что нам надо? Открыть холодильник, оценить содержимое…

Сколько там градусов? Хм. Штаны или шорты? Может, бермуды? Футболку потолще или потоньше? А какую кофту с собой? Нет, эта слишком теплая…

Ключи, телефон, кошелек. Ой, коробочку забыла!

Коляска или слингорюкзак? Или ногами пойдем?

И последнее — пару машинок в карман.

Уф, вышли.

Направо или налево? На какую площадку? А в магазин — до или после?..

— Что ты хочешь на ужин? — спрашиваю я вечером мужа.

— Что угодно, дорогая, — отвечает он, на мгновение отрываясь от телефона и посылая мне воздушный поцелуй. — Ты знаешь, я все твое ем с удовольствием.

— Ох. Нет. Ты все-таки, пожалуйста, скажи, что готовить, — я вдруг с размаху сажусь на пол. На глаза наворачиваются слезы. — Я так устала, знаешь. И, похоже, больше всего я устала выбирать…

В голову приходит слово на английском — overdecided.

Его нет в официальных словарях, но это ровно то, что я чувствую.

Перерешала.

Зато в Википедии находится слово decision fatigue (усталость от принятия решений).

И оказывается, она уже давно изучается.

Что это такое?

Человеческая способность принимать осознанные решения в течения дня ограничена.

Если мы тратим ее на множество мелких решений — как это часто бывает, когда ты молодая мама, — то ближе к вечеру можем потерять способность концентрироваться на важных вещах. Особенно тех, где нужно выбирать в пользу чего-то нового, непривычного.

Если мы «устали решать», то мы съедим очередную булочку вместо зеленого салата на полдник, проигнорировав собственное намерение питаться правильно. Просто потому что так проще. Купим первое попавшееся — привычное! — в магазине. Приготовим очередные макароны на ужин. Махнем рукой на душ, крем, лишний стакан воды перед сном.

Этим трюком, кстати, активно пользуются маркетологи. Например, человек приходит выбирать машину. А там столько разных спецификаций, деталей, возможностей! Человек начинает выбирать, теряется… и очень часто решает в пользу варианта «все включено». Просто потому что мозг сигнализирует — так проще!

Та же история происходит с техникой, компьютерами и телефонами. Или колясками. Да хоть со слингами! Я видела множество примеров, когда будущие мамы терялись во всех Очень Важных Качествах, Которые Нужны Вашему Слингу, — и покупали первый попавшийся. Чаще всего — просто тот, что приглянулся расцветкой.

Вообще, когда ты мама, количество мелких решений в день часто зашкаливает. А если детей больше одного? А если муж тоже только добавляет нагрузки?.. Ох, психике приходится очень несладко.

Что можно сделать, чтобы помочь себе?

Не так уж и мало.

✔ Во-первых, автоматизируем приготовление еды.

Планирование меню на неделю позволяет не решать почти ничего шесть дней из семи. По крайней мере, ничего, связанное со взрослой едой, — что уже немало, согласитесь.

Высший пилотаж — переложить это планирование на супруга. Да, поначалу может быть очень страшно, но поверьте — он вполне в состоянии справиться с этой задачей и даже облегчить вашу жизнь, перестав выдавать комментарии из серии «а что это у нас все время макароны да макароны?». Сам придумал — сам ешь!

С выстраиванием меню сразу становится понятен размер закупок. Что покупать, когда покупать, сколько. Наверняка, еще и сэкономите.

Максимально упростите и унифицируйте завтраки, полдники и перекусы. Например, в нашей семье мы уже много лет едим утром всегда одно и то же — мюсли, залитые с вечера овсяным молоком. Утром остается только разогреть. На полдник мы пьем один и тот же смузи. Точнее, рецепт варьируется в зависимости от сезона. Но это всегда — смузи!

Вообще, привычки — это хорошо. Соединяйте их в последовательность и автоматизируйте свои действия. Последовательность — это, например, цепочка «идем в ванную, чистим зубки, надеваем пижамку, потом песенка или книжка, спим». С едой можно проделывать ровно то же самое. Например, помыли посуду после завтрака — тут же, не отходя от раковины, моем яблочко и нарезаем его дольками, чтобы взять с собой на дневную прогулку. Наливаем воду в бутылку и кладем вместе с бананом и нарезанным яблоком в сумку. Заодно и не забудется.

✔ Во-вторых, упрощаем гардероб.

Вы, конечно, слышали известную историю про Стива Джобса? Этот гениальный дизайнер и основатель компании Apple всегда появлялся на работе в одной и той же одежде — черной водолазке и джинсах. Марк Цукерберг, создатель Facebook, замечен в похожем. И многие другие великие люди, придумывающие крупные бизнесы и меняющие мир, одеваются очень просто и, главное, всегда в примерно одинаковую одежду. Это, конечно, делается специально и ровно для одной цели — максимально сократить количество мелких ежедневных решений, переведя их в автоматические. Все, чтобы сохранить ясность мышления для развития бизнеса!

Конечно, я не призываю вас одеваться как Стив Джобс. Расскажу о своем подходе. В течение рабочей недели, когда я дома вдвоем с малышом, я ношу всегда ровно одно и то же — удобнейшие брюки или шорты с кучей карманов и футболку. В холодное время года еще флиску или куртку. Всего перечисленного у меня по несколько штук, для регулярной стирки, все вещи очень похожи и прекрасно сочетаются между собой. Утром я не думаю, что надевать, разве что уточняю прогноз погоды.

С малышом похоже: никаких бесконечных костюмчиков. 10 брюк, 10 футболок, несколько кофт и пара курток, все крайне простое и сочетаемое. Схватил одной рукой не глядя — и ребенок одет. И вам проще, и воспитатели в садике порадуются. Какие-то особенные «сложносочиненные» вещи — исключительно в выходные. С папой.

В межсезонье, когда температура скачет туда-сюда, заранее продумываем варианты на ближайшие месяцы и раскладываем их стопочками. От +15 до +10 — вот эти брюки и эту куртку. От +10 до +5 — вон те и вон ту. Если что-то запачкалось — сразу в стирку, не размышляя ни секунды. Прошло то время, когда люди тряслись над каждой детской вещицей, чтобы, не дай Бог, не сносилась раньше времени.

Если ребенок уже ходит в школу, он уже в состоянии позаботиться о своей одежде сам. Несколько недель тренировки — и вопрос решен раз и навсегда. Если в школе принята форма, его задачей становится заботиться о ее чистоте, если нет — тогда выбирать одежду для себя. В любом случае — делегируйте детям все, что они уже могут решать сами. И вам проще, и они развивают самостоятельность.

✔ В-третьих, важно четкое расписание перед глазами и заранее продуманная цепочка действий с самого утра.

Да-да, снова цепочки! Мы как бы привязываем решения одно к другому и тем самым снижаем их общее количество.

В среду мне надо в магазин — значит, мы с малышом отправляемся вот на эту площадку, потому что оттуда будет удобно зайти за покупками и пойти домой. Игрушки для песочницы не берем, потому что иначе в сумку коляски не влезут продукты. И всегда, когда нам надо в магазин, поступаем именно так. В пятницу у нас свободный день, в магазин не надо — тогда идем на любимую площадку. Всегда одну и ту же. Игрушки, конечно же, берем. Алгоритм запомнили, теперь всегда так.

С ребенком постарше расписание вообще становится законом жизни всей семьи. Школа или сад, детские кружки и секции подчиняют себе все остальные дела? Отлично! То, что нужно! Запланируйте цепочки действий на каждый день и придерживайтесь их неукоснительно.

Например, распределите по дням недели… уборку. Подметаем кухню каждый день, после ужина. Пол моется раз в неделю, в пятницу, пока дочь на фигурном катании. Туалет и ванная — дважды, один раз в понедельник, после полдника и уборки пылесосом ковров, а другой раз в пятницу, перед мытьем пола. Главное — пропишите это заранее и повесьте расписание на видное место! Заодно и домочадцы будут в курсе.

Вообще все, что можно, планируйте письменно, упрощайте и автоматизируйте.

Суть в том, что наш мозг — очень высокоэффективная система, нацеленная на решение ситуационных проблем. Проблем, от которых все равно никак не убежать и которые будут появляться каждый день. И это, на самом деле, здорово — быстро и легко решать возникающие проблемы. Бодрит.

Но мы почему-то используем наш невероятный мозг, наш природный суперкомпьютер по большей части только как хранилище ежедневных задач. Это не забыть взять, туда не забыть сходить… При этом проблемы-то никуда не деваются. В итоге мы и их решаем неэффективно, и устаем, и вечно что-нибудь забываем. Наш мозг вынужден каждый день принимать сотню мелких решений, просто потому что мы их не автоматизировали и не запланировали.

Когда же мы видим что-то записанное как «задачи на сегодня» — мы не размышляем, делать или нет, что делать и как. Просто идем и выполняем нашу цепочку действий. Как всегда. Не так устаем и сохраняем силы для того, что важнее. Например, пообниматься на диване со старшими и с искренним интересом послушать их рассказы про такие важные детские дела. Побегать по дому с малышами, пощекотать и повозиться. Встретить мужа с работы с улыбкой и спокойствием, иметь силы выслушать его, помочь расслабиться и порадоваться друг другу. Найти силы, наконец, и на себя. На то, чтобы питаться —правильнее, ухаживать за собой — внимательнее, спать — лучше.

Ведь на это тоже нужно решиться. Решить-ся. Выбрать именно это действие из всех других.

Берегите себя — решайте меньше.

matrony.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • De Calandrella

      Как вы думаете, какие слова чаще всего слышит маленький ребенок? Свое имя и вариации на тему «нельзя». И это несмотря на современные демократичные и лояльные методы воспитания. Наше поколение слышало слова запретов и того чаще. Не говоря уже о ровесниках наших родителей.

      Мы боимся за ребенка, пытаемся оградить его от ошибок, просчитываем ситуацию на несколько ходов вперед, благодаря своему опыту. Это позволяет крикнуть «нельзя!» трехлетнему малышу, нацелившемуся перейти лужу вброд в легких кроссовках. Молодой человек, скорее всего, не поверит нам на слово, будет сопротивляться и кричать, желая осуществить задуманное. Его критерий познания истины – опыт – еще не принес выводов об опасностях такого путешествия.

      Еще в достаточно молодом возрасте, будучи бездетной, я прочитала у Януша Корчака один тезис, который словно резанул сердце ножом. «Ребенок имеет право на смерть». Как так!?! В душе поднялся вихрь возмущения, все существо протестовало против «крамольной» фразы буквально на клеточном уровне. Только бесконечное уважение к автору позволило мне продолжить чтение. 

      Дальше великий педагог современности писал, что, порой, заботясь о том, чтобы смерть не отобрала у нас ребенка, мы лишаем его жизни. Нормальной жизни, в которой малыш набирается опыта, пробует, экспериментирует, делает выводы. Он подчеркивает, что мы не должны считать ребенка своей собственностью. Приведя его в этот мир, мы обязаны научить его, помочь адаптироваться, подготовить для самостоятельной жизни. Не лепя из маленького человека то, чем хотели в свое время сделаться сами, да не сумели. А раскрывая ту индивидуальность, которой уже обладает ваш ребенок.
       
      Какие верные слова! Давайте покопаемся в памяти и вспомним собственное детство. К счастью, жизнь была еще такова, что мы могли хотя бы лет в 8-10 гулять одни во дворе. Связанные обязательствами никуда не уходить, мы все-таки были предоставлены сами себе. Никто не стоял рядом и не комментировал: «Не лезь в грязь», «Убери грязные руки изо рта», «Положи палку, ты выколешь ею глаз!». Но опека, даже гиперопека, присутствовала во многих семьях. Как правило, в семье был один, максимум два ребенка, на которых сосредотачивалось все тревожное внимание нескольких взрослых.

      И все равно, тайком, дети ели снег, убегали в дальние дворы «на разведку», играли в «больничку», таскали спички и мастерили «ракеты» из пустой коробки из-под «валидола». Разумеется, все это было под строжайшим запретом, а потому скрывалось от родителей подобно самой великой тайне. Ребенок рос, тайн становилось все больше, степень доверия родителям – обратно пропорционально уменьшалась. Хорошо ли это? Думаю, что не очень. Можно ли как-то это изменить? Возможно.

      Подведем итоги: рассмотрим два полярных метода ограничения самостоятельности:

      1. «НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ» – родители тревожны, они опасаются за своего ребенка, буквально во всем вокруг видят опасность: нельзя ходить в людные места, чтобы не заразиться гриппом; нельзя бегать, играть в «войнушку», чтобы не получить травму; нельзя смотреть определенные фильмы, потому что они глупые и не учат хорошему. Список запретов настолько велик, что проще было бы перечислить то, что разрешено. Родителей можно понять. Они обеспокоены судьбой своего малыша, желают ему только добра. Их приводит в ужас одна мысль о том, какие опасности подстерегают в современном мире несмышленого отпрыска.

      Если такой семье «достался» спокойный, не слишком инициативный, склонный к подчинению ребенок, то через какое-то время он станет «идеальным» для своих родителей. Без особых жертв для себя он будет больше времени проводить дома, увлечется каким-нибудь неопасным хобби, выработает осторожный стиль поведения. Но если в семье родился прирожденный авантюрист и первооткрыватель? Для такого малыша жизнь в клетке из множества запретов будет мучительна. Или родителям удастся сломить волю ребенка, что приведет к ущемленному развитию личности, или же сын или дочь найдут возможность правдами или неправдами отвоевать себе толику вожделенной свободы. Скорее всего, опять же, достигая желаемого тайком.

      Родители при таком раскладе вряд ли выиграют. Они получают мнимое спокойствие, на самом деле порой не догадываясь, чем именно занимается их ребенок, где и как проводит свое время. В этом случае они могут пропустить тот момент, когда ему на самом деле понадобится помощь взрослых, чтобы уберечь, оградить от ошибки. Но ребенок уже ни за что не пойдет на откровенный разговор, боясь родительского гнева.

      2. «МОЖНО ВСЕ» – вторая «популярная» нынче крайность в воспитании. Родители настолько демократичны и лояльны к проявлению воли личности ребенка, что желание малыша разгуливать по главной улице города неглиже с трусами вместо панамки воспринимают как волеизъявление ребенка, с которым невозможно не считаться.

      Конечно, от таких прогулок в летнее время особого вреда не будет - малыш самовыразится. Но что же будет происходить дальше, по мере взросления ребенка? Хочешь курить – кури, это твой выбор. Считаешь, что тебе не нужно учиться? Оk – тебе жить. Родители не обязательно равнодушны, в их душе будет бушевать буря, но убеждение в том, что ребенок сам ответственен за свою жизнь, и вправе принимать судьбоносные решения не позволит им проявить настойчивость.

      А что же ребенок? Если ему посчастливилось родиться с достаточной волей, то вдоволь напробовавшись всего, он, возможно, остепенится и возьмется за ум раньше, чем натворит чего-нибудь необратимого. В этом случае он вырастет самостоятельной и цельной личностью. А если он скорее робок и нуждается в поводыре и надежном проводнике по жизни? Тогда чрезмерная свобода станет одним из самых кошмарных испытаний.

      Когда малыш пробует делать то, что нельзя, наблюдая за реакцией родителей, он нащупывает границы дозволенного. С завидным постоянством он будет делать это снова и снова, чтобы убедиться в стабильности своего мира, в его устойчивости и надежности. Запретов не должно быть слишком много, но они необходимы. Не только родителям, для того, чтобы чувствовать, что чадо находится в безопасности, и его поведение не выходит за рамки приличий, но и самому ребенку. 

      Мир кажется стабильным, разумным и безопасным при наличии небольшого перечня строгих запретов. Они помогают ребенку лучше понимать границу безопасной территории, формируют в нем личностную систему принципов того, что хорошо, а что плохо. В соответствии с ней он потом сам будет контролировать свое поведение, чтобы решить, что же делать можно, а что определенно не стоит. Свобода и анархия – разные понятия. И если первое помогает личности развиваться, второе столь же губительно, как и излишние необоснованные запреты.

       
      «Нельзя» должны охранять безопасность малыша (не прыгать из окна, не совать в розетку посторонние предметы, не играть с ножами, не разговаривать на улицах с незнакомцами, не открывать входную дверь). А также учить его жизни в обществе, считаться с другими людьми: прилично вести себя на улице и в общественных местах, уважать мамин и папин труд, не драться и т.д.)

      Запрещая что-либо, взрослые должны быть последовательны. Недопустимо сегодня строго-настрого запрещать, например, играть с кухонной посудой, а на завтра решить – ну да ладно, пусть пока стучит поварешкой о крышку, надоело уже талдычить запреты. Завтра снова возобновлю воспитание. Каждое «нельзя» - обязательно к выполнению. И оно должно быть обоснованным. Объясните малышу на его уровне восприятия почему именно запрещено что-то делать. Пусть он знает, что запрет – не прихоть родителя, а разумное правило.

      Таким образом, выстраивание границ допустимого поведения – длительный, кропотливый процесс, требующий от воспитателя последовательности, спокойствия и недюжинной выдержки. Но это одинаково необходимо и родителям и детям для спокойной жизни.
      ponaroshku.ru
    • De Calandrella

      Жительница Японии воспользовалась необычным способом, чтобы оградить ребенка от видеоигр. 
      Пользователь Twitter с ником sasamipicata опубликовал фотографию замка, висящего на его игровой консоли. Он был продет через вилку блока питания и мешал воткнуть ее в розетку. Второй замок обнаружился на зарядном устройство смартфона. «Это перебор», — прокомментировал японец в соцсети.

      Оба замка повесила мать геймера, чтобы ограничить время, которое сын тратит на видеоигры. В Японии распространены штепсельные вилки с широкими плоскими штырями, в каждом из которых имеется отверстие. Женщина воспользовалась этой особенностью и продела через отверстия дужки навесных замков
      deti.mail.ru
    • De Calandrella
      Родители часто перестраховываются
      К вакцинации очень сложное отношение, это наше принципиальное отличие от западных стран. Там прививают детей безо всяких дополнительных анализов. Если ребенок визуально здоров, можно делать прививку.
      Родители чувствуют себя обязанными сдать много анализов, показать ребенка всем специалистам, получить одобрение от невролога. В некоторых странах даже осмотр педиатра считают лишним. Медсестра – на глаз – определит, здоров ли ребенок.
      Поменять психологию отношения к вакцинации трудно. Сейчас очень развито антипрививочное движение.
      Например, много страхов было связано с прививкой от кори. Во-первых, британский врач Эндрю Уэйкфилд, опубликовавший статью о связи аутизма с прививками, говорил как раз о вакцине против кори, краснухи и паротита (MMR).
      Во-вторых, эта вакцина более реактогенна, чем другие. Например, может повыситься температура или появиться сыпь, боли в мошонке. Частота подобных проявлений указана в инструкции, эти данные – в открытом доступе. 
      Однако из-за не очень благополучной эпидемиологической обстановки по кори в Европе нет смысла откладывать вакцинацию от кори по каким-то причинам, например, из-за страха ее высокой реактогенности.
      Ни одна вакцина не защищает на 100%
      Не бывает «нужных» или «ненужных» прививок. Если вы хотите защитить своих детей от какой-то болезни, сделайте ему прививку от этой болезни. 
      Вакцина – это страховка, которую мы покупаем. Делая своему ребенку прививку от менингита, я надеюсь, что он никогда не встретится с этим заболеванием, и она не понадобится, что «страховой случай» не произойдет.
      Ни одна вакцина не защищает на сто процентов от заболевания, но она защищает от тяжелого течения болезни. Если вы готовы защитить своего ребенка и не боитесь «страшилок» про прививки, то вы его защитите. Я не знаю, как можно жить, к примеру, без прививки от менингита. Неужели родителям не страшно?

      Некоторые прививки не включают в национальный календарь из экономии
      В России есть национальный календарь, в который входят обязательные прививки. Это значит, что данные вакцины родитель имеет право получить бесплатно: их сделают по месту жительства в районной поликлинике любому ребенку, если его родители изъявят такое желание.
      Если прививки не входят на сегодняшний день в национальный календарь, это ни в коем случае не значит, что они не нужны. Например, вакцина от менингита просто дорого стоит, поэтому, вероятно, в обозримом будущем туда и не попадет. Хотя лично для меня она очень важная и своим детям я ее сделала сразу, как только она появилась в России.
      Или прививка против пневмококковой инфекции, которую по национальному календарю делают два раза с ревакцинацией через год, а по-хорошему ее надо делать три раза с ревакцинацией. Схема «два плюс один» сделана из экономии, это исключительно финансовый вопрос. То же – с вакциной от гемофильной палочки: по национальному календарю она показана только детям из групп риска, хотя эта прививка важна для всех, конечно же.
      Прививка от менингита больше всего нужна школьникам, студентам и призывникам
      Менингококковая инфекция имеет несколько штаммов. Примерно 50% всех менингитов вызвано менингококком группы В, остальные – штаммами группы А, С и два редких штамма W и Y. Все они достаточно агрессивные.
      На сегодняшний день в России зарегистрирована вакцина от штаммов А, С, W и Y. Она разрешена с 9 месяцев, до 2 лет делается двукратно, после 2 лет – однократно.
      А вот вакцину от менингококков группы В у нас сделать нельзя, хотя она входит в нацкалендарь многих стран, например, в Италии, Англии, Швейцарии.
      Кстати, это – прививка номер один для призывников, студентов и школьников. Они находятся в группе повышенного риска встречи с менингококком именно в силу того, что у них очень много социальных связей и контактов. В этом списке есть и дети раннего возраста, но по другой причине: именно для этого возраста характерно тяжелое течение болезни и высокая смертность.
      Родителям обязательно надо ревакцинироваться
      Когда мне позвонили с Первого канала и попросили найти взрослых, которые ревакцинируются, я обратилась к своим читателям (у Анны Левадной более миллиона подписчиков – Прим. ред.). Оказалось, что мало кто из взрослых делает прививки.
      Между тем в каждой взрослой поликлинике работают инфекционисты, которые занимаются лечением и профилактикой заболеваний, вызванных различными вирусами и бактериями. С ними всегда можно проконсультироваться по поводу ревакцинации. 
      Делать прививки нужно даже несмотря на то, что ежегодно отмечается снижение заболеваемости по многим инфекционным болезням. Это важно для того чтобы поддерживать общий уровень вакцинации на определенном высоком уровне (так называемый «коллективный иммунитет»), иначе увеличится риск повторного роста заболеваемости и возникновения эпидемии.
      deti.mail.ru
    • De Calandrella

      Воспевались или высмеивались поведенческие сценарии, черты характера, привычки. Вместе с устным народным творчеством ребёнок получал знания, характерные для его общественного и культурного слоя. Те слова и поступки, которые помогали ему мыслить теми же категориями, которыми оперирует его «стая», его семья, его социальный класс.
      Вы можете заметить и сейчас, расспросив своих знакомых и друзей, что одна и та же сказка в разных семьях может трактоваться совершенно по-разному. Ну а самое интересное и увлекательное – самому разобраться со своими любимыми сказками и найти похожие сценарии поведения и убеждения.
      Ребёнок считает нормой всё, что принято в семье
      До определённого возраста ребёнок является существом правополушарным, который не научился обрабатывать информацию в виде символов и слов. Главное, что улавливает ребёнок, когда слушает сказку – это то, с какими эмоциями мама, бабушка или другой взрослый произносит те или иные фразы. От рождения маленький человечек не способен как-то оценивать слова и поступки. Все понятия из серии «хорошо-плохо» ребёнок получает от родителей и принимает их безусловно, как истину в последней инстанции. И первое, на что обращает внимание чадо – это то, с какой эмоцией произносится то или иное слово, с каким настроением начинается то или иное дело.
      Например, если в семье родители ругаются матом, то ребёнок воспринимает эту ситуацию нормой. И как потом родители не ругают ребёнка за то, что он сказал «такое страшное слово» – он просто не способен понять, в чём его проступок. Он не делал ничего такого, он научился этим словам от своих родителей. А родители обычно произносят бранные слова с удовольствием, выпуская ненужные гнев, злость и агрессию.
      В то же время, если мама рассказывает дочке о том, как хорошо и правильно держать в порядке свою комнату и убирать игрушки, а сама при этом свои привычные домашние рутины выполняет с ненавистью, то девочке передастся этот дикий ужас перед домашними делами, ведь она усвоила не правильные слова мамы, и связку «понятие-эмоциональный подтекст».
      Ребёнок действительно учится не только слышать слово, но и закреплять у себя в голове связь слово-эмоция. Вот почему многие девочки, воспитанные матерями-одиночками или в семье, где мама была несчастлива в браке, подсознательно боятся мужчин и воспринимают их как нечто потенциально опасное. Читая дочке сказку, мама и бабушка могли передать много прекрасных установок относительно и мужчин, и собственной женственности.
      Кроме того, советская пропаганда убрала из наших детских сказок любой намёк на эротическую составляющую жизни. В СССР, как известно, секса не было, и под запрет попадало всё, что могло хоть как-то навести ребёнка на мысль о том, что дети не в капусте растут. В то время как в традиционных русских сказках огромное внимание уделялось сексуальной составляющей женской природы.
      В результате по многим причинам, но в том числе и благодаря сказкам, мы имеем огромное количество «маленьких принцесс», которые одновременно не отлепились от материнской юбки, не прошли через все этапы взросления, но при этом по своему физическому возрасту сами являются супругами, родителями, руководителями… Вынуждены брать на себя ответственность, которая не всегда соответствует их психологическим навыкам. Это не хорошо и не плохо. Это – факт. Инфантилизм стал эпидемией нынешнего века и продолжает являться причиной неудач, разводов, перекосов в воспитании и рабочем процессе. Но человек не просто так застревает в инфантилизме. Это говорит не о том, что он плох, а о том, какие задачи для него посильны, а для каких нужно ещё поработать над собой.
      Сказка как способ диагностики
      Но хочу вас обрадовать. Выход есть! И если вы сейчас читаете эти строки, то по крайней мере вы берёте на себя ответственность за свою жизнь и понимаете, что ваше счастье, ваша жизнь, ваши способности, эмоции и поступки находятся в зоне вашей компетенции. Действительно, желание меняться, развиваться, взрослеть, брать на себя ответственность (а не вину и жалость) могут горы свернуть.
      И сказка в этом случае несёт как диагностическую составляющую, так и терапевтический эффект. Благодаря любимой сказке можно много что понять про себя и свои привычки, про ту изменяемую действительность, которую мы привыкли воспринимать непреложной истиной. Благодаря разбору архетипов в сказках можно воспитать в себе женщину и вместе с героинями детских книжек пройти этот нелёгкий, но увлекательный путь от маленькой девочки, слушающей волшебную историю и плачущей из-за собственной беспомощности, до королевы-женщины, которая сама по себе является волшебством и умеет наслаждаться своей женской природой, своим мужчиной, своим положением в обществе и своей свободой.
      Попробуйте сами! Вспомните свою любимое детское повествование (сказку, повесть, фильм, сериал – всё что угодно) и поразмышляйте об этом на досуге (а может, в транспорте по пути с работы или за мытьём посуды). Для удобства можете воспользоваться приведённым ниже опросником:
      — Как называется сказка?
      — Какие события в ней произвели на вас самое сильное впечатление?
      — Какое место вызывало самые негативные эмоции?
      — Какое место вызывало радость?
      — С кем в этой сказке вы обычно ассоциировали себя?
      — Что бы хотелось изменить в самой сказке или её финале?
      Научи меня быть счастливой
      Я предполагаю, что в ответ получу много вопросов из серии: «Представила. Поняла свои сценарии. И что мне делать дальше? Как измениться-то?» Волшебные слова, которые любой психолог слышит в начале терапии.
      А вот здесь я вас немного огорчу. Я не знаю, что делать дальше конкретно вам. Я не знаю ваших сценариев, вашего призвания и ваших сильных и слабых сторон. В конечном итоге, каждый человек эти важные вещи знает только про себя. Каждый человек настолько уникален, что его личный путь к себе неповторим, второго такого пути просто не существует.
      Да, у нас у всех есть похожие защиты, которые помогают прятаться от своей истинной сущности. Есть одинаковые болезни, есть похожие симптомы недомогания. При этом один и тот же симптом в жизни разных людей играет разные роли. Допустим, кто-то избегает замужества из солидарности с тяжёлой женской судьбой своего рода, а кто-то потому, чтобы не омрачать свою жизнь детьми, которые могут не слушаться, спиваться и умирать.
      Свои сценарии можно исследовать. И делать это хотя бы потому, чтобы научиться действовать не так, как раньше. Чтобы понять те причинно-следственные связи, которые действуют в наших жизнях, и научиться их обходить, изменять и действовать исходя из своих истинных потребностей.
      В любом случае – процесс изменения интересен, хоть и сопряжён с множеством проб и ошибок. Когда мы ищем совета, ценных указаний и точного маршрута о том, как выйти из точки нашей действительности в точку «где я буду счастливой», то мы пытаемся перейти речку так, чтобы выйти из воды сухими. Но так не бывает. Сухими остаются только те, кто так и не рискнул войти в воду и что-то изменить.
      Рискнём?
      matrony.ru
    • De Calandrella
      Не вдаваясь в медицинские подробности, скажу, что во втором протоколе ЭКО мне в матку пересадили два эмбриона в надежде, что на этот раз хотя бы один приживётся. Результат превзошёл все ожидания. Оба эмбриона не только прижились, но и произвели на свет третьего: один разделился надвое. Как только об этом стало известно, мне немедленно предложили пройти процедуру редукции. Слишком много рисков при вынашивании многоплодной беременности — как для матери, так и для будущего потомства. Очень велика вероятность не выносить детей вовсе или родить их сильно недоношенными и нежизнеспособными. Не говоря уже о тройной нагрузке на беременный организм, для которого, например, такое количество кругов кровообращения — риск.
      Редукция — это умерщвление «лишних» эмбрионов при помощи инъекции. После укола эмбрионы погибают и остаются в полости матки. Дальнейших ход событий не может предсказать никто — погибшие эмбрионы могут мумифицироваться и потихоньку рассосаться или вызвать воспаление, ведущее к полному выкидышу. В моём случае следовало редуцировать однояйцевых близнецов, поскольку вынашивание таких плодов чревато возникновением фето-фетального синдрома или, если бы оба плода расположены в одном пузыре, удушением перепутавшимися пуповинами. Я оказалась перед крайне сложным выбором, в том числе потому, что я слышала три сердцебиения, ощущала в себе три жизни. И, невзирая на возможные последствия при вынашивании, а потом и воспитании тройни, я на редукцию пойти не смогла.

      Впоследствии медики дали мне прозвище «Уникум». Беременность протекала на редкость спокойно, мне удалось выносить троих детей без особых осложнений и родить в полные тридцать шесть недель — это везение, так бывает далеко не всегда. А у меня теперь есть Маргарита, Фёдор и Иван Иванович — самая большая любовь моей жизни.
      Опущу бытовые подробности с организацией кормления, купания и переодевания троих младенцев кряду. В этом нет ничего особенно интересного, просто всё приходится делать по три раза. Понятно, что можно как-то оптимизировать, но в целом чудес нет, ты просто предпринимаешь втрое больше усилий. Но так не во всём — например, технически невозможно укладывать одного ребёнка два часа, когда двое других надрываются. Пришлось приучить детей засыпать просто в твоём присутствии, но без непосредственного вмешательства, никаких укачиваний. И после полугода дети сами вошли в режим двух дневных снов, засыпая самостоятельно, примерно в одно и то же время. А что делать? Мама одна, рук у неё всего две.

      Самым сложным для нас оказались технические трудности с перемещением по городу. Наша коляска не всегда вписывается в пандусы, лестницы становятся непреодолимым препятствием, общественный транспорт — нечто недоступное. Один родитель не может без посторонней помощи выйти из дома со всеми тремя детьми и пойти, скажем, в поликлинику. Однажды детский невролог на плановом осмотре порекомендовала мне ходить с детьми в бассейн. На мой аргумент: «Мы, к сожалению, не сможем — я не смогу их привезти одна, а папа всю неделю на работе», — она невозмутимо ответила: «Ну родили же как-то? О чём вы думали? Постарайтесь теперь». На массаж носить детей десять дней подряд у меня так же не получилось. Добрейшая массажист из нашей поликлиники пыталась решить этот вопрос через главного врача — она готова была ходить на дом, для этого требовалось разрешение полтора часа утренней записи отдать под нас. Но разрешения ей не дали.
      После того как все трое детей начали ходить, стало нереальным гулять с ними одному взрослому. Это просто опасно: все трое разбегаются в разных направлениях. Вдвоём можно отлавливать и не давать покалечиться, но и это каждый раз усилия и напряжённое внимание. Мы на площадке перекрикиваемся «Я побежала за Ритой! Смотри за Иваном, вот он под горкой!» Нам пришлось поменять машину на другую — ей шесть лет, но зато в ней большой багажник и три детских кресла встали в ряд. 
      Для меня всё это означает почти постоянную изоляцию. Пока муж на работе, я заперта с детьми в квартире. В плане покупок выручают интернет-магазины — но они не могут помочь мне собрать детей и отправиться в гости к подруге или просто прогуляться. Если с одним ребёнком проблему неудобных пандусов решает, например, слинг — то с тремя такой возможности нет. Полететь в отпуск мы тоже не можем — хотя бы потому, что в самолёте тройню должны сопровождать трое взрослых.  
      Безусловно, деньги решили бы большинство из этих сложностей — но наш бюджет достаточно ограничен, и мы справляемся своими силами. Мой муж, к счастью, не из тех, кто воспитание и уход за детьми ограничивает понятием «материнство» — он настоящий партнёр, который может заменить меня во всех бытовых вопросах, связанных с детьми: покормить, уложить, помыть и переодеть. Вся его жизнь вне работы посвящена семье, иначе мы бы просто не выдержали этого испытания. Сейчас мы рассматриваем вариант, в котором Иван уйдёт в декретный отпуск до трёх лет, а я буду работать — по крайней мере, раньше моя зарплата была выше, то есть это будет выгоднее всей семье.

      От государства, конечно же, есть поддержка в виде небольших пособий и льгот. Теоретически детский сад нам положен без очереди и бесплатно — это если там нет очереди из тех, кто без очереди. Если ни в одном садике нет ясельной группы, то куковать дома придётся до трёх лет. При этом пособие по уходу за детьми до полутора лет, единственное ощутимое подспорье в плане финансов, теперь для нас недоступно. Если я выйду на работу, а муж не уйдёт в декрет — одну зарплату придётся отдавать няне (если мы её найдём — мало кто готов работать с тройней). Говорить о внезапном росте дохода тоже не приходится — трудно делать карьеру, будучи родителем маленьких детей, которые часто болеют и требуют много внимания и усилий. Так что, если честно, у меня пока нет ответа на заглавный вопрос — моей тройне всего полтора года, и заявлять о том, что я выжила, ещё рано.  
      Конечно, я с завистью смотрю на знакомых европейских мам, у которых есть возможность отдать ребёнка в ясли и спокойно выйти на работу — и детей с банальными соплями никто не отправляет домой, так что родителю не приходится три недели в месяц проводить на больничном, лишаясь в итоге ценности на работе. Замечательно, когда у мамы есть возможность (и желание) оставаться с детьми максимально долго. Но мы живём не в сказке. Деньги, увы, с неба не падают, и всем приходится выживать в силу своих возможностей.
      В Москве, кроме фактического упразднения яслей, не работает закон, согласно которому многодетным полагается участок земли. Земли в Москве нет — это понятно, но и никаких компенсаций не предусмотрено, как в некоторых других регионах. Отвечу на крайне распространённый вопрос любопытствующих: нет, квартиру нам не дали. Почему-то многие уверены, что это — само собой разумеется. Это не так, и мы знали это с самого начала. Мы принимали решение, вполне осознавая последствия, и несём полную ответственность за это него. Живём по-прежнему в крошечной двушке с проходными комнатами, в обычной пятиэтажке.  Я знаю многодетные семьи, которые находятся в ещё более стеснённых условиях. Не то чтобы нам — многодетным — кто-то что-то должен, просто мне хочется развеять миф о том, что со статусом многодетности на людей падает манна небесная — всё обстоит с точностью до наоборот.
      В общем, растить тройню без помощи бабушек и нянь вполне реально — только по-настоящему трудно физически и технически. Да и изоляция даётся тяжело. Непременно должна быть возможность иногда переключаться и отдыхать, заниматься чем-то, что приносит удовольствие. Мы объехали с детьми почти все парки в Москве. Были во Владимире, Суздале, Казани — расстояния позволяли находиться в дороге не более 8–10 часов, можно было подгадать под детский сон. Такие поездки, безусловно, утомляют, но зато позволяют сменить обстановку.
      Трое детей способны разнести квартиру в щепки, если вовремя это не пресечь

      Через полгода после родов я трижды в неделю начала выбираться в спортзал, чтобы побыть одной, физически разрядиться — конечно, это возможно только потому, что муж хочет и умеет оставаться с детьми. Конечно, общение в социальных сетях тоже очень помогает пережить изоляцию и перегрузки. Я начала вести блог в фейсбуке почти сразу после рождения детей. Со временем появилось много читателей, которых, вероятно, привлекает юмор в моих публикациях. А для меня это настоящая терапия, возможность смотреть на свою жизнь и этот бесконечный день сурка со стороны, находя в любых мелочах смешное и трогательное.
      Самое главное, что искупает всё, — это любовь. Она не делится на троих, а, наоборот, умножается. Кроме того, взращивание троих совершенно разных по характеру детей — это очень интересная и увлекательная задача. Опыт, который учит расставлять приоритеты, не беспокоиться по пустякам, не тратить усилия на незначительные мелочи. Ещё, когда у тебя трое детей одного возраста, проявляющих индивидуальные реакции на окружающий мир, становится понятно: хоть ты и оказываешь влияние на маленького человека, по большому счёту он родился уже готовым. Твоя задача любить и оберегать, поддерживать. Следить, чтобы не убился. Наблюдая за своими детьми, я научилась без осуждения смотреть на чужие методы и результаты воспитания. И совершенно равнодушно реагировать на попытки посторонних людей воспитывать меня.

      Тройня социализирована по умолчанию. Да, они дерутся за игрушки, а теперь ещё и за меня. Но ещё они вместе играют. Не буду врать, трое детей — это банда. Они способны разнести квартиру в щепки, если вовремя не пресечь. Мы с мужем уже полтора года едим стоя. Все дверцы на блокираторах, комоды железными цепями прикручены к стенам, все ценное либо в сейфе, либо на недоступной для детей высоте. Кухня и коридор с ванной комнатой перекрываются специальными воротцами: если на плите готовится обед, а ваши дети научились забираться на стол раньше, чем ходить, то лучше максимально перестраховаться. Вместе с тем однажды я стала замечать, что они могут утешить друг друга, поделиться пустышкой, погладить по голове плачущего — и это в полтора года! Они друг у друга есть, и они это понимают.

      К очень положительным моментам я отношу и тот факт, что находится множество добрых, искренне желающих помочь людей. Самые смелые остаются на несколько часов с детьми, чтобы дать нам с мужем возможность выйти из дома, сходить в кино или просто спокойно посидеть в кафе. Несколько раз ко мне приезжали совсем незнакомые девушки и женщины, чтобы помочь мне выйти из дома и погулять с детьми. До рождения детей я ни разу в своей жизни не испытывала такой бесконечной благодарности к окружающим меня людям. Удивительно, но рядом теперь те, о ком я и подумать не могла. А вот прежний круг общения сузился до почти полного исчезновения.

      Конечно, мы сталкиваемся с огромным количеством вопросов и комментариев, не всегда этичных или приятных. Незнакомые люди на улице, абсолютно не смущаясь, спрашивают: «А это у вас ЭКО или само получилось?» Ежедневно я отвечаю на вопрос о количестве нянь. Любопытствующие интересуются, помогают ли нам бабушки, и искренне изумляются, когда выясняется, что нет. Советуют отправить бабушек на пенсию и разделить между ними обязанности по уходу за внуками. Правда, при этом никто не уточняет, где будет жить одна бабушка, иногородняя, и сколько протянет вторая, сильно болеющая.

      Бывают ещё совершенно удивительные комментарии: «Зато сразу отмучились/отстрелялись! Выполнили план одним махом!» Можно подумать, выносить и родить — это наибольшая из трудностей. Не говоря уже о том, что мы больше одного изначально не планировали. Регулярно слышу в наш адрес утешительное «Зато сэкономили!» Подозреваю, что речь идёт о процедуре ЭКО. Вроде как три по цене одного. По акции детишек взяли, на распродаже. Такие вот ушлые мы ребята! В поликлиниках, случается, бурчат, что «понарожали». Я понимаю, мы одни своим количеством способны создать очередь на пустом месте — ну что ж теперь, не растрачиваться же на объяснения. 

      Бывает, что мамы в соцсетях пишут мне: «Ой, Анастасия! Вам проще — ваши дети не требуют столько внимания, как мой один. Они сами себя занимают, играют между собой. А у моего такой темперамент, что это в сто раз хуже, чем справляться с вашими тремя». Я в такие моменты даже не нахожу подходящих слов, чтобы сформулировать корректный ответ, — и просто игнорирую. Никого из комментирующих не было рядом, когда я, глотая слёзы, качала сразу троих кричащих от колик детей: одного на руках, двоих — ногами. И так по полдня, напевая по кругу детские песенки, сводившие меня с ума. Но всё-таки в большинстве случаев люди улыбаются, желают здоровья и удачи. За последние полтора года я встретила больше замечательных людей, чем за всю предыдущую жизнь. И это здорово вдохновляет.
       
      wonderzine.com
      фото
  •