Черная вдова: четыре женщины, брак с которыми вел в могилу


    Черная вдова — вид пауков, самки которых имеют обыкновение съедать самцов после спаривания. В народе «черными вдовами» прозвали женщин, чьи мужья по какой-то причине долго не живут. Иногда это — цепь трагических случайностей. Но не всегда.

Вера Ренци

1.jpg

Вера родилась в 1903 году в богатой семье, происходившей из венгерского дворянства, но ни деньги, ни благородное происхождение, кажется, не оставили никакого следа на характере этой барышни. Согласно некоторым источникам, Вера росла совершенно неуправляемым ребенком и уже в пятнадцатилетнем возрасте сбежала из дома в компании друзей. Дружить Вера предпочитала с мужчинами, причем выбирала тех, кто намного старше нее. Замуж она тоже вышла за человека в возрасте.

Это был богатый делец из Бухареста, от него Вера родила сына Лоренсо. Вскоре после рождения ребенка Вера начала подозревать, что муж ей изменяет, и решила отомстить. Она подсыпала мужу в вино мышьяк. Избавившись от тела, Вера сообщила близким, что муж бросил ее и сына и ушел к другой женщине. Через год она объявила, что до нее дошли слухи о смерти неверного мужа в автокатастрофе. Вскоре она вновь вышла замуж.

Вторым супругом Веры стал ее ровесник, но и этот брак не сложился: Вера вновь начала изводить мужа своей ревностью и подозрительностью, супруги часто ссорились. Вскоре исчез и второй муж черной вдовы — по словам Веры, и он тоже предпочел ей другую. Через год она якобы получила от него письмо, в котором он сообщал, что расстается с ней навсегда и не вернется домой. На самом деле тело «неверного мужа» уже год лежало в гробу в винном подвале.

Больше Вера не выходила замуж, но у нее были отношения с разными мужчинами, в том числе женатыми. Все ее любовники пропадали без вести — кто-то через год после начала романа, а кто-то буквально в первые дни. Считается, что череду убийств остановила обманутая жена одного из любовников Веры: якобы женщина решила проследить за неверным мужем и узнала, кого он посещает, а когда мужчина пропал — вызвала полицию. Дом Ренци обыскали, в подвале обнаружили 32 цинковых гроба с телами разной степени разложения. Вера призналась в убийствах и сообщила, что отравила всех этих мужчин мышьяком, потому что они были неверны ей. Также она заявила, что ей нравилось проводить время в подвале «с бывшими поклонниками». Созналась она и в убийствах обоих мужей. Кроме того, выяснилось, что сын Веры, приехавший к ней в гости, случайно обнаружил подвал с гробами, тогда Вера отравила и его.

Белль Соренсен Ганнесс

2.jpg

Согласно некоторым данным, Белль Соренсен Ганнесс (урожденная Брунгильда Польсдаттер Сторшетт) отправила на тот свет от 25 до 40 человек, в их числе — собственных дочерей Миртл и Люси и, возможно, обоих мужей, а также всех остальных своих детей.

Брунгильда, она же Белль, родилась в Норвегии. Она была младшей из 8 детей, но выросла крупной и сильной девушкой: по свидетельствам очевидцев, рост Брунгильды составлял 183 сантиметра, а вес — 90 килограммов, она была очень сильной. Девушка нанималась работать на фермы и за три года сумела накопить деньги на билет в США, куда уже уехала одна из ее старших сестер. За океаном Брунгильда сменила имя и устроилась в прислуги.

В 1884 году Белль вышла замуж за Мэдса Соренсена из Чикаго, там же через год они открыли свой кондитерский магазин, но он сгорел через год. Супруги забрали страховку и купили на эти деньги дом.

Согласно исследованиям, у Белль и Медса было четверо детей: Кэролайн, Аксель, Миртл и Люси. Кэролайн и Аксель умерли еще во младенчестве якобы от колита, симптомы которого почти ничем не отличаются от симптомов отравления: диарея, тошнота, спазмы. Дети были застрахованы, и после их смерти страховая компания выплачивала родителям деньги. Затем Белль отравила и мужа. Вырученных денег ей хватило для того, чтобы купить себе ферму.

Именно на эту ферму Белль и стала приглашать мужчин, размещая в газетах брачные объявления. Желающих составить личное счастье обеспеченной вдовы было предостаточно, но ни один так и не стал мужем Белль и не вернулся с проклятой фермы. Что стало с другими детьми Белль — неизвестно.

Более того, неизвестно, как умерла сама отравительница: в какой-то момент она просто исчезла, а вскоре после ее исчезновения полиция обнаружила рядом с фермой Белль обезглавленный и обугленный труп. Принадлежность этих останков к преступнице и сегодня остается недоказанной, так что, возможно, черная вдова просто инсценировала свою смерть, чтобы избежать наказания.

Мэри Энн Коттон

3.jpg

Говорят, что палач, казнивший Мэри Энн Коттон, намеренно продлил мучения жертвы, неправильно закрепив петлю. Если это правда — было за что: Мэри Энн Коттон отравила мышьяком около 20 человек, включая десять собственных детей, четверых мужей и любовника.

Детство Мэри Энн было тяжелым: ее отец был очень религиозным и часто наказывал детей. После его смерти семья Мэри Энн, состоявшая из матери и брата, оказалась за чертой бедности. В Викторианской Англии это означало, что семье пришлось бы уйти в «трудовые дома» и расстаться, но мать девушки снова вышла замуж. Голод и разлука семье больше не грозили, но отношения с отчимом у Мэри Энн не сложились: они взаимно недолюбливали друг друга, и девушка искала любую возможность покинуть отчий дом. В 16 лет Мэри Энн устроилась работницей на ферму. Нареканий к ее работе у хозяев не было, но зато почти сразу поползли слухи о ее сексуальных приключениях. Впрочем, Мэри Энн довольно скоро вышла замуж за шахтера по имени Уильям Моубрей и уехала. В этом браке родилось пятеро детей, но четверо умерли во младенчестве. Вскоре скончался и муж: он получил травму на работе и отправился домой подлечиться, но там его свалило кишечное расстройство, от которого несчастный и скончался. Получив страховку, Мэри Энн купила себе новое платье. Свою единственную выжившую дочь Изабель она отправила к бабушке, а сама нашла работу в больнице, став ответственной за хранение мышьяка.

В больнице у Мэри Энн начался роман с пациентом, инженером по имени Джордж Вард. Вскоре после его выписки они поженились, но Мэри Энн не спешила забрать Изабель в новую семью, тем более что новоиспеченный супруг опять заболел. Доктор, наблюдавший Джорджа, обвинил больницу в неправильном лечении пациента, а Мэри Энн активно поддерживала эту точку зрения. Вскоре Джордж Вард умер, а Мэри Энн переехала.

Следующий муж Мэри Энн Джеймс Робинсон, искал домохозяйку, которая позаботилась бы о его доме и детях после смерти жены. Мэри Энн легко прошла собеседование и была принята на работу. Буквально через месяц, под Рождество, один из детей Робинсона заболел кишечной лихорадкой и скончался. Мэри Энн поспешила утешить несчастного отца, и вскоре уже была беременна от него. В это время тяжело заболела ее мать, и Мэри Энн отправилась ухаживать за ней, а заодно навестить Изабель. К моменту приезда дочери мать Мэри Энн уже шла на поправку, но потом ей неожиданно стало хуже, она скончалась — тоже от кишечного расстройства. Изабель пришлось уехать вместе с матерью в дом Робинсона, где она вскоре заболела — вместе с тремя детьми Джеймса. Все они умерли один за другим. В живых осталась дочь Мэри Энн и Джеймса Робинсона — совсем младенец.

Самого Джеймса от смерти спасла собственная прижимистость: выяснилось, что Мэри Энн без его ведома наделала долгов, и Робинсон в бешенстве выгнал жену из дома. Она ушла вместе с маленькой дочерью, которую потом подбросила знакомым. Ребенка вернули отцу.

Сама же Мэри Энн быстро познакомилась с еще одним вдовцом Фредериком Коттоном и быстро забеременела от него. Фредерик предложил ей руку и сердце, Мэри Энн согласилась, хотя официально все еще была замужем за Робинсоном. Через год Фредерик Коттон скончался от все той же загадочной кишечной болезни, а Мэри Энн стала владелицей его дома и опекуншей двух его сыновей. В этот дом она пригласила любовника, но не смогла долго жить с ним: совсем рядом нашелся пожилой и богатый чиновник, которому требовалась сиделка. Мэри Энн, не изменяя привычному плану, забеременела от пожилого богача, но дети Коттона мешали этому браку. Она немедленно отравила двоих детей Коттона (один из которых был ее собственным), а заодно — собственного любовника. В живых оставался только семилетний Чарльз Коттон.

Мэри Энн, уверенная в собственной безнаказанности, послала за ядом будущую жертву, но Чарльзу мышьяк не продали. Тогда она попросила об этом соседа, тот не отказал, и вскоре Чарльз Коттон скончался. Врачи, которые совсем недавно осматривали мальчика и не нашли никаких признаков болезни, были изумлены. Кроме того, соседей Мэри Энн поверг в шок тот факт, что после смерти пасынка она отправилась не в морг за его телом, а в страховую компанию за деньгами. Местные газеты вцепились в эту историю, и Мэри Энн приготовилась к бегству, но не успела: врач, сохранивший ткани Чарльза Коттона, провел экспертизу и обнаружил в них мышьяк. Полиция арестовала Мэри Энн, тела ее жертв были эксгумированы, доказательства собраны.

Мэри Энн Коттон была приговорена к смертной казни. 24 марта 1873 года она взошла на эшафот и из-за неправильно сделанной палачом петли умирала около трех минут.

Лидия Шерман

4.jpg

Лидия Шерманн или, как ее еще называли, Борджиа из Коннектикута прожила со своим мужем в любви и согласии 18 лет и лишь затем отравила его.

В 16 лет Лидия познакомилась с вдовцом Эдвардом Страком и почти сразу вышла за него замуж: девушка росла без родителей и мечтала о семье. Страк был полицейским, и спустя 18 лет безупречной службы его сократили. Он впал в депрессию, чем очень раздражал свою молодую жену. Лидия решила проблему, отравив мужа мышьяком. Но осознав, что одной ей не вырастить детей, Лидия решила избавиться и от них. Шестилетнюю Марту Энн, четырехлетнего Эдварда и младенца Уильяма она отравила в один день. Подростки Джордж и Энн Элиза были убиты во время болезни — так было проще замести следы. Самая старшая дочь умерла своей смертью вскоре после этих событий. А Лидия устроилась экономкой к богатому фермеру Деннису Харлборту и довольно скоро стала его женой. Вскоре Деннис скончался, оставив своей вдове солидное состояние. Неизвестно, зачем Лидии понадобилось вновь устраиваться на работу, скорее всего, ради нового замужества. Так и произошло: Лидия устроилась няней к Горацию Шерману — тот один воспитывал дочь. Брак в целом был удачным, если бы не одно но: Гораций любил выпить. Это так сильно раздражало Лидию, что она решила отравить дочь Шермана, чтобы тот одумался. Но вместо этого Гораций еще сильнее запил, и тогда Лидия отравила и его.

Вскоре Лидию арестовали и приговорили к смертной казни, затем заменив приговор на пожизненное заключение. Она закончила свои дни в тюрьме.

cosmo.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • olaf
      De olaf
      Здравствуйте. мне 50 лет. родился и вырос в Молдове. живу,работаю в России,гражданин РФ, есть своя квартира . детей нет. ищу стройную, желательно по образованию врача женщину для создания семьи.пищите в личку
    • Calandrella
      De Calandrella
      Семейная жизнь может стать отличным способом профилактики рака кожи: как показали результаты исследования, проведенного специалистами из Университета Пенсильвании, супруги более внимательны к здоровью друг друга и чаще замечают первые признаки заболевания. А это в свою очередь повышает шансы на излечение.
      Ученые исследовали данные о состоянии здоровья более 52 000 мужчин и женщин в возрасте от 52 до 75 лет, у которых был диагностирован рак кожи.У 45,7% участников эксперимента, состоящих в браке, была диагностирована первая стадия заболевания, выживаемость при которой составляет 98%. Вероятность отследить болезнь на этой стадии у людей одиноких была ниже на 32%, у разведенных – на 38% ниже, а у тех, чей супруг или супруга умерли – на 70% ниже
      Также исследователи обнаружили, что женатые и замужние участники эксперимента чаще делали биопсию сторожевых лимфатических узлов – процедуру, которая позволяет выявить наличие метастазов в лимфатических узлах и, соответственно, повысить шансы на выживание.
      Авторы исследования признались, что результаты их «шокировали» - они не ожидали, что разрыв может быть настолько внушительным.
       
      goodhouse.ru
    • Calandrella
      De Calandrella
      Вера Ренци

      Вера родилась в 1903 году в богатой семье, происходившей из венгерского дворянства,но ни деньги, ни благородное происхождение, кажется, не оставили никакого следа на характере этой барышни. Согласно некоторым источникам, Вера росла совершенно неуправляемым ребенком и уже в пятнадцатилетнем возрасте сбежала из дома в компании друзей. Дружить Вера предпочитала с мужчинами, причем выбирала тех, кто намного старше нее. Замуж она тоже вышла за человека в возрасте.
      Это был богатый делец из Бухареста, от него Вера родила сына Лоренсо. Вскоре после рождения ребенка Вера начала подозревать, что муж ей изменяет, и решила отомстить. Она подсыпала мужу в вино мышьяк. Избавившись от тела, Вера сообщила близким, что муж бросил ее и сына и ушел к другой женщине. Через год она объявила, что до нее дошли слухи о смерти неверного мужа в автокатастрофе. Вскоре она вновь вышла замуж.
      Вторым супругом Веры стал ее ровесник, но и этот брак не сложился: Вера вновь начала изводить мужа своей ревностью и подозрительностью, супруги часто ссорились. Вскоре исчез и второй муж черной вдовы — по словам Веры, и он тоже предпочел ей другую. Через год она якобы получила от него письмо, в котором он сообщал, что расстается с ней навсегда и не вернется домой. На самом деле тело «неверного мужа» уже год лежало в гробу в винном подвале.
      Больше Вера не выходила замуж, но у нее были отношения с разными мужчинами, в том числе женатыми. Все ее любовники пропадали без вести — кто-то через год после начала романа, а кто-то буквально в первые дни. Считается, что череду убийств остановила обманутая жена одного из любовников Веры: якобы женщина решила проследить за неверным мужем и узнала, кого он посещает, а когда мужчина пропал — вызвала полицию. Дом Ренци обыскали, в подвале обнаружили 32 цинковых гроба с телами разной степени разложения. Вера призналась в убийствах и сообщила, что отравила всех этих мужчин мышьяком, потому что они были неверны ей. Также она заявила, что ей нравилось проводить время в подвале «с бывшими поклонниками». Созналась она и в убийствах обоих мужей. Кроме того, выяснилось, что сын Веры, приехавший к ней в гости, случайно обнаружил подвал с гробами, тогда Вера отравила и его.
      Белль Соренсен Ганнесс

      Согласно некоторым данным, Белль Соренсен Ганнесс (урожденная Брунгильда Польсдаттер Сторшетт) отправила на тот свет от 25 до 40 человек, в их числе — собственных дочерей Миртл и Люси и, возможно, обоих мужей, а также всех остальных своих детей.
      Брунгильда, она же Белль, родилась в Норвегии. Она была младшей из 8 детей, но выросла крупной и сильной девушкой: по свидетельствам очевидцев, рост Брунгильды составлял 183 сантиметра, а вес — 90 килограммов, она была очень сильной. Девушка нанималась работать на фермы и за три года сумела накопить деньги на билет в США, куда уже уехала одна из ее старших сестер. За океаном Брунгильда сменила имя и устроилась в прислуги.
      В 1884 году Белль вышла замуж за Мэдса Соренсена из Чикаго, там же через год они открыли свой кондитерский магазин, но он сгорел через год. Супруги забрали страховку и купили на эти деньги дом.
      Согласно исследованиям, у Белль и Медса было четверо детей: Кэролайн, Аксель, Миртл и Люси. Кэролайн и Аксель умерли еще во младенчестве якобы от колита, симптомы которого почти ничем не отличаются от симптомов отравления: диарея, тошнота, спазмы. Дети были застрахованы, и после их смерти страховая компания выплачивала родителям деньги. Затем Белль отравила и мужа. Вырученных денег ей хватило для того, чтобы купить себе ферму.
      Именно на эту ферму Белль и стала приглашать мужчин, размещая в газетах брачные объявления. Желающих составить личное счастье обеспеченной вдовы было предостаточно, но ни один так и не стал мужем Белль и не вернулся с проклятой фермы. Что стало с другими детьми Белль — неизвестно.
      Более того, неизвестно, как умерла сама отравительница: в какой-то момент она просто исчезла, а вскоре после ее исчезновения полиция обнаружила рядом с фермой Белль обезглавленный и обугленный труп. Принадлежность этих останков к преступнице и сегодня остается недоказанной, так что, возможно, черная вдова просто инсценировала свою смерть, чтобы избежать наказания.
      Мэри Энн Коттон

      Говорят, что палач, казнивший Мэри Энн Коттон, намеренно продлил мучения жертвы,неправильно закрепив петлю. Если это правда — было за что: Мэри Энн Коттон отравила мышьяком около 20 человек, включая десять собственных детей, четверых мужей и любовника.
      Детство Мэри Энн было тяжелым: ее отец был очень религиозным и часто наказывал детей. После его смерти семья Мэри Энн, состоявшая из матери и брата, оказалась за чертой бедности. В Викторианской Англии это означало, что семье пришлось бы уйти в «трудовые дома» и расстаться, но мать девушки снова вышла замуж. Голод и разлука семье больше не грозили, но отношения с отчимом у Мэри Энн не сложились: они взаимно недолюбливали друг друга, и девушка искала любую возможность покинуть отчий дом. В 16 лет Мэри Энн устроилась работницей на ферму. Нареканий к ее работе у хозяев не было, но зато почти сразу поползли слухи о ее сексуальных приключениях. Впрочем, Мэри Энн довольно скоро вышла замуж за шахтера по имени Уильям Моубрей и уехала. В этом браке родилось пятеро детей, но четверо умерли во младенчестве. Вскоре скончался и муж: он получил травму на работе и отправился домой подлечиться, но там его свалило кишечное расстройство, от которого несчастный и скончался. Получив страховку, Мэри Энн купила себе новое платье. Свою единственную выжившую дочь Изабель она отправила к бабушке,а сама нашла работу в больнице, став ответственной за хранение мышьяка.
      В больнице у Мэри Энн начался роман с пациентом, инженером по имени Джордж Вард. Вскоре после его выписки они поженились, но Мэри Энн не спешила забрать Изабель в новую семью, тем более что новоиспеченный супруг опять заболел. Доктор, наблюдавший Джорджа, обвинил больницу в неправильном лечении пациента, а Мэри Энн активно поддерживала эту точку зрения. Вскоре Джордж Вард умер, а Мэри Энн переехала.
      Следующий муж Мэри Энн Джеймс Робинсон, искал домохозяйку, которая позаботилась бы о его доме и детях после смерти жены. Мэри Энн легко прошла собеседование и была принята на работу. Буквально через месяц, под Рождество, один из детей Робинсона заболел кишечной лихорадкой и скончался. Мэри Энн поспешила утешить несчастного отца,и вскоре уже была беременна от него. В это время тяжело заболела ее мать, и Мэри Энн отправилась ухаживать за ней, а заодно навестить Изабель. К моменту приезда дочери мать Мэри Энн уже шла на поправку, но потом ей неожиданно стало хуже, она скончалась — тоже от кишечного расстройства. Изабель пришлось уехать вместе с матерью в дом Робинсона, где она вскоре заболела — вместе с тремя детьми Джеймса. Все они умерли один за другим. В живых осталась дочь Мэри Энн и Джеймса Робинсона — совсем младенец.
      Самого Джеймса от смерти спасла собственная прижимистость: выяснилось, что Мэри Энн без его ведома наделала долгов, и Робинсон в бешенстве выгнал жену из дома. Она ушла вместе с маленькой дочерью, которую потом подбросила знакомым. Ребенка вернули отцу.
      Сама же Мэри Энн быстро познакомилась с еще одним вдовцом Фредериком Коттоном и быстро забеременела от него. Фредерик предложил ей руку и сердце, Мэри Энн согласилась, хотя официально все еще была замужем за Робинсоном. Через год Фредерик Коттон скончался от все той же загадочной кишечной болезни, а Мэри Энн стала владелицей его дома и опекуншей двух его сыновей. В этот дом она пригласила любовника, но не смогла долго жить с ним: совсем рядом нашелся пожилой и богатый чиновник, которому требовалась сиделка. Мэри Энн, не изменяя привычному плану, забеременела от пожилого богача, но дети Коттона мешали этому браку. Она немедленно отравила двоих детей Коттона (один из которых был ее собственным), а заодно — собственного любовника. В живых оставался только семилетний Чарльз Коттон.
      Мэри Энн, уверенная в собственной безнаказанности, послала за ядом будущую жертву,но Чарльзу мышьяк не продали. Тогда она попросила об этом соседа, тот не отказал,и вскоре Чарльз Коттон скончался. Врачи, которые совсем недавно осматривали мальчика и не нашли никаких признаков болезни, были изумлены. Кроме того, соседей Мэри Энн поверг в шок тот факт, что после смерти пасынка она отправилась не в морг за его телом,а в страховую компанию за деньгами. Местные газеты вцепились в эту историю, и Мэри Энн приготовилась к бегству, но не успела: врач, сохранивший ткани Чарльза Коттона, провел экспертизу и обнаружил в них мышьяк. Полиция арестовала Мэри Энн, тела ее жертв были эксгумированы, доказательства собраны.
      Мэри Энн Коттон была приговорена к смертной казни. 24 марта 1873 года она взошла на эшафот и из-за неправильно сделанной палачом петли умирала около трех минут.
      Лидия Шерман

      Лидия Шерманн или, как ее еще называли, Борджиа из Коннектикута прожила со своим мужем в любви и согласии 18 лет и лишь затем отравила его.
      В 16 лет Лидия познакомилась с вдовцом Эдвардом Страком и почти сразу вышла за него замуж: девушка росла без родителей и мечтала о семье. Страк был полицейским, и спустя 18 лет безупречной службы его сократили. Он впал в депрессию, чем очень раздражал свою молодую жену. Лидия решила проблему, отравив мужа мышьяком. Но осознав, что одной ей не вырастить детей, Лидия решила избавиться и от них. Шестилетнюю Марту Энн,четырехлетнего Эдварда и младенца Уильяма она отравила в один день. Подростки Джордж и Энн Элиза были убиты во время болезни — так было проще замести следы. Самая старшая дочь умерла своей смертью вскоре после этих событий. А Лидия устроилась экономкой к богатому фермеру Деннису Харлборту и довольно скоро стала его женой. Вскоре Деннис скончался, оставив своей вдове солидное состояние. Неизвестно, зачем Лидии понадобилось вновь устраиваться на работу, скорее всего, ради нового замужества. Так и произошло: Лидия устроилась няней к Горацию Шерману — тот один воспитывал дочь. Брак в целом был удачным, если бы не одно но: Гораций любил выпить. Это так сильно раздражало Лидию, что она решила отравить дочь Шермана, чтобы тот одумался. Но вместо этого Гораций еще сильнее запил, и тогда Лидия отравила и его.
      Вскоре Лидию арестовали и приговорили к смертной казни, затем заменив приговор на пожизненное заключение. Она закончила свои дни в тюрьме.
      cosmo.ru
    • Calandrella
      De Calandrella
      Сегодня так живут многие семьи — люди вместе едят, спят, а с утра расходятся каждый по своим делам. И живут — каждый своей отдельной жизнью. Разные интересы, круг общения — общего становится все меньше и меньше. Страдаем от этого, часто даже не осознавая проблемы, мы все, но больше всего — наши дети. 
      Володя живет с папой. Его мама уже лет восемь работает в Москве. Мальчик учится в хорошей школе, у него есть няня, репетиторы, собака и попугай. Каждое лето Володя гостит у мамы, они едут отдыхать за границу, и мама обещает забрать Володю в Москву. Но каждый раз что-то мешает. У мамы своя жизнь. У Володи и его папы здесь, в Саратове, своя. Хотя, нет, у папы тоже отдельная жизнь. Володя его почти не видит. Папа приходит с работы очень поздно и сразу уходит в свою комнату.
      Или еще одна такая реальная история. Катина мама вышла замуж. Теперь у Кати отчим. Отдыхает семья чаще так: Катя едет отдыхать с бабушкой, а мама — со своим новым супругом.
      Я очень хочу, чтобы и Володя, и Катя выросли хорошими людьми и чтобы у них были свои благополучные во всех отношениях семьи. Но… по своему опыту, по опыту друзей я уже знаю: как только члены семьи, образно выражаясь, расходятся каждый в свой угол и начинают жить исключительно личными интересами, увлечениями, отдельными от интересов всей семьи,?— ничего хорошего не жди, совсем скоро начнутся проблемы. Или сначала у родителей, потом у детей, или наоборот.
      Ничего страшного в таких семьях, казалось бы, не происходит: никто никого не бьет, не скандалит, и в материальном плане все благополучно. А то, что каждый строит свою жизнь так, как хочет, можно легко объяснить и даже оправдать. Ведь любой человек имеет право жить так, как ему нравится. Казалось бы, люди всего лишь подстраиваются под те обстоятельства, в которые их поставила жизнь. Но стремление каждого члена семьи жить как лучше и удобней ему приводит к тому, что семья постепенно рассыпается. Причем зачастую это происходит незаметно. Я наблюдала это неоднократно. Люди понемногу отдаляются друг от друга, а в какой-то момент вдруг осознают, что их вообще уже ничего не связывает. И дети, выросшие в таких семьях, став взрослыми, наступают, как правило, на те же грабли, что и родители. Они просто не умеют жить иначе, общей с другими людьми жизнью.
      Десятилетняя девочка вспоминает Новый год, который она встречала вроде бы вместе с семьей и которого очень ждала:
      — Не понравилось. Пришли гости, знакомые родителей со своими детьми. Родители праздновали без нас. Было скучно, мы не знали, чем себя занять, съели торт, поиграли. Утром, когда мы проснулись, взрослые еще спали, на столах было много пустых бутылок и остатков всякой еды.
      Вероятней всего, когда эта девочка вырастет и будет встречать Новый год в своей семье, она поступит так же, как и ее родители. Потому что по-другому ее никто не научил, потому что устроить общий для взрослых и детей праздник — это и радость, и труд одновременно. Радость прямо пропорциональна объему вложенного труда. А провести праздник во взрослом приятельском кругу — это не требует труда, просто отдых, приятное времяпрепровождение. Потому-то мы, взрослые, и выбираем второе.
      А потом удивляемся, почему наши дети растут не такими, какими мы хотели бы их видеть. Вроде бы мы не учим их ничему плохому. Да, но мы не приучаем их к главному — жить общей жизнью с другими людьми, уметь жертвовать ради других хотя бы малым. Мы не хотим провести с ними единственную новогоднюю ночь, выходной, вечер — ведь у нас друзья, с которыми мы давно не виделись, или мы устали от работы, и нам нужен отдых. А позже и они отказываются по нашей просьбе сходить в магазин, не хотят тратить на нас время, потому что им тоже нужно встретиться с друзьями. Не хотят думать о том, что расстроят нас своими школьными проблемами: им важнее пошалить вместе со всем классом, нежели вспомнить о нас, и т.?д. Примеров можно привести много.
      И если дети не включены прочно и крепко в жизнь семьи, то все, что недополучает их личность в таком случае, они почерпнут от друзей, из масс-медиа, современного кинематографа. Примета времени — дети, предоставленные сами себе и имеющие на руках деньги, которые они могут тратить, как хотят. Последствия такой вольной жизни (а родителям часто кажется, что они поступают вполне хорошо, предоставляя ребенку право свободно распоряжаться деньгами), без преувеличения, пугают. Я знаю девочек-семиклассниц, которые регулярно вместо кружковых занятий, на которые их привозили родители, шли в ресторан за углом и объедались. Для одной из них это закончилось серьезными проблемами со здоровьем. Знаю девочку с аллергией, которая тайком от родителей по несколько раз в день питалась в ресторанах быстрого питания типа «Макдоналдс» и которую в итоге пришлось везти лечиться за границу. Пересказывать переписку детей в социальных сетях не стану, но понятно, что, будучи предоставлены себе, они копируют взрослых не только в походах в ресторан, но и в освоении темы взаимоотношений полов. Причем романтикой, как понимали ее мы, поколение 30–40-летних, там даже не пахнет. Фильм «Вам и не снилось» по повести Галины Щербаковой «Роман и Юлька», после просмотра которого мы в свои 13 лет с подругами утирали слезы, на фоне отношений современных ромео и джульетт кажется забавным музейным экспонатом.
      Но миром, в котором живет ребенок, должны быть не улица, не рестораны и модные журналы, купленные самостоятельно, а семья. Семья, в которой есть общая интересная жизнь со своими правилами, праздниками, традициями, общими ужинами, обедами выходного дня, выездами на природу, просмотрами хорошего кино, любовью, в конце концов, и своим моральным кодексом, в котором четко оговорено, что допустимо в отношениях между людьми, а что нет. Ребенок напитается всем этим многообразным «меню» и будет именно таким, каким его сделала атмосфера в семье. И если эта атмосфера будет настоящей, построенной на подлинных ценностях, он не захочет их предавать. Ему будет просто не по себе в той же подростковой тусовке, где он услышит грубость или увидит, что врать — норма. И если он даже оступится и сделает что-то не так (а детство без этого не бывает), то он все равно вернется в круг ценностей своей семьи. Главное, чтобы этот круг был. А это зависит только от нас, взрослых. В семейном кругу юный человек должен научиться самому главному — жить с другими людьми сообща. Сначала с членами семьи, а потом привычка поступать сообразно с интересами других людей будет срабатывать в отношениях с любым человеком.
      У меня есть подруга, с которой мы знакомы с детства. Она выросла в многодетной семье. У нее четыре сестры и брат. Более легкого и, если можно так выразиться, комфортного в общении человека я не встречала. Она всегда с легкостью уступает, соглашается принять мой план действий, отказавшись от своего, никогда не отказывает в помощи. Она привыкла вести себя таким именно образом — у себя дома, в родительской семье. Если в большой семье каждый будет настаивать на своем, жизнь станет невыносимой. Поэтому моя подруга привыкла жить общими интересами, подстраиваться под них, быть солидарной с другими членами семьи, с другими людьми.
      Л.?Н. Толстой писал, что «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Но корни несчастий современной семьи, как мне кажется, чаще всего именно в отсутствии одной на всех жизни, в отсутствии даже стремления и желания людей эту жизнь строить.
      В идеале, общая жизнь должна быть и у всей страны. И очень многие беды нашего общества — из семьи. Мы, люди-одиночки, живущие в мире таких же одиночек, все время друг о друга спотыкаемся и расходимся. Попробуйте ради эксперимента сагитировать жильцов своего подъезда сделать что-нибудь однозначно полезное для всех, например: разбить газон во дворе, убрать по весне прошлогодний мусор, отремонтировать качели на детской площадке. Откроете много интересного, особенно, если дом девятиэтажный и квартир в подъезде несколько десятков. Вас поддержат несколько человек, из остальных — кто-то сочувственно пожелает удачи, кто-то недоуменно пожмет плечами, а кто-то поскандалит и заподозрит, что вы имеете какие-то корыстные интересы. Увы, мы не привыкли объединять усилия и сообща что-то делать, добиваться, решать какие-то проблемы, в том числе и всего общества. Но начинать когда-то нужно, и где же начинать, если не в семье? 

      materinstvo.ru
    • Calandrella
      De Calandrella
      Я ответила, что познакомились мы 9 лет назад, но по-настоящему встречаться начали лишь 6 лет назад. В ту же самую секунду подвыпивший товарищ схватил мою руку и спросил: «А где кольцо?». Он сказал это так, словно о том, что люди могут встречаться, не будучи помолвленными, и речи быть не может. Его мимика выражала примерно следующую мысль: «Какой подлец! Бедная девочка вынуждена быть с тем, кто никогда не осмелится попросить её руки!».
      На минуточку: мой парень — полная противоположность тому человеку, о котором подумал наш знакомый. Он регулярно представляет меня как свою жену абсолютно всем: знакомым, друзьям, официантам и даже своей семье. А всё потому, что слово «девушка» для него звучит несоответствующим образом. И да, он несколько раз заводил разговор о возможности пожениться, но каждый раз я вежливо отклоняла его предложение.
      И всё не из-за того, что я совсем не люблю своего молодого человека (я люблю), или что я не собираюсь провести с ним остаток своей жизни (я собираюсь). Правда заключается в том, что мне абсолютно наплевать на институт брака. 
      Если бы тогда я вовремя придумала остроумный ответ на вопрос приятеля, который бы поставил его на место! Но нет. Вместо этого я нерешительно промямлила тот ответ, который всегда даю в таких случаях: «Он до сих пор делает мне предложения, я отказываю... К тому же, если я соглашусь на помолвку, найдётся кто-нибудь, кто вынудит меня устроить большую свадьбу. А я ненавижу быть в центре внимания. И я предпочитаю сохранить деньги, вместо того, чтобы выкидывать их на гигантское торжество». 
      Я понимаю, что общество чествует пары, которые соединились брачными узами и родили детей. Я также знаю множество женщин, которые мечтают о свадьбе. И несмотря на то, что свадьбы вызывают у меня острое чувство дискомфорта, я ни в коем случае не критикую тех, кто хочет отпраздновать важное событие в своей жизни в кругу семьи и друзей. Я также не осуждают тех, кто вступает в брак по религиозным или финансовым причинам.
      Штамп в паспорте совсем не гарантирует вечное счастье, и тем более не застраховывает от разрыва отношений. Единственное, что он делает — усложняет процесс расставания. Для меня вся эта одержимость замужеством — всего лишь другая сторона страха и низкой самооценки. Кажется, что многие вступают в брак только для того, чтобы почувствовать себя защищённее. Но неужели пары, которые прожили друг с другом долго, не заслуживают такого же уважения, как и женатые пары?
      Мне не нужна официальная церемония, чтобы удостовериться в том, что мой молодой человек меня обожает. Спустя девять лет знакомства мы наслаждаемся компанией друг друга сильнее, чем прежде. Мы любовники, лучшие друзья и партнёры по приключениям. Мы разделяем бытовые обязанности и делим семейный бюджет. Его родители считают меня своей дочерью безо всяких официальных бумаг. Вероятно, мне очень сильно повезло, но я так счастлива иметь всё это, что ни за что не захочу что-то менять. 
      gorabbit.ru
  •