«За время декрета у меня начала расти грудь»: честный рассказ одного отца


    Мы часто призываем мужчин брать отпуск по уходу за ребенком наравне с женщинами (так, как это делают жители некоторых европейских стран).Однако истории о том, каково это — быть отцом в декрете, встречаются довольно редко.

pexels-photo-3934000.jpeg

Мы нашли и перевели для вас колонку шведского отца Ханса Сандберга, который провел в декретном отпуске пять месяцев.

«Когда жена предложила мне взять декрет по уходу за нашим новорожденным сыном Ларсом, я не знал, что меня ждет. Я слышал, что социальная изоляция, стресс, тревога за ребенка и возросшее количество домашних дел нередко становятся причинами послеродовой депрессии у молодых матерей, а потому, честно говоря, очень переживал о том, как пройдет мой декрет.

Спустя две недели после рождения Ларса моя жена вернулась в офис, а я остался один на один с полным холодильником сцеженного молока и новорожденным младенцем на руках. …

Первые пару месяцев декрета прошли спокойно, однако потом я стал замечать, что мое тело начало меняться. Моя борода, которую мне раньше приходилось стричь каждые две недели, перестала расти, стала реже и тоньше. Однажды утром я заметил, что у меня увеличилась грудь, а соски стали более чувствительными. С моим голосом стало происходить то, что мой лечащий врач назвал «обратной ломкой» — мой бас стал превращаться обратно в высокий, тонкий голос, присущий женщинам или детям.

Я тут же обратился к врачу, который провел ряд анализов и сообщил мне, что мое тело перестраивается, поскольку я провожу слишком много времени за «женскими» делами. Готовка еды, мытье посуды, уборка дома, уход за младенцем — все это эволюционно относится к «женским функциям», а потому, когда за их выполнение активно берется мужчина, его гормональная система начинает неизбежную перестройку …».

… С 1 апреля! Конечно, у нас получился неплохой сюжет для абсурдной комедии, но в реальности все намного проще. Да, только женщины способны выносить, родить ребенка и кормить его грудью, однако никаких доказательств того, что домашние дела и уход за ребенком эксклюзивно предназначены для представительниц женского пола, не существует.

А потому любые домашние заботы (особенно по уходу за общим ребенком) могут равномерно делиться между обоими родителями, причем отцы не просто «помогают жене по хозяйству», а являются полноценными участниками семейного быта. И нет, их мужественность никак не страдает от мытья посуды или поп (скорее наоборот).

n-e-n.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      Дэвид и его жена Эмма уже воссоздали 25 стран в своей гостиной или на заднем дворе. Для создания атмосферы выбранной страны креативные родители используют любой реквизит, который могут найти дома, а затем делают памятную фотографию. Таким необычным образом семейство Нэшей уже побывало в Японии, Перу, Бутане, Нидерландах, России, Австралии, Италии и многих других странах.

      «Я постарался передать дух каждой страны, и сделать это с юмором», — рассказал Дэвид. — «Я воспроизвел типичные сцены из жизни каждой страны, используя всякие вещи, которые я привез из своих путешествий. Я сделал Нил и Панамский канал, раскрасив коробки из-под хлопьев».

      Нэш отметил, что цель его задумки — поднять настроение и «помочь людям улыбнуться в это непростое время». Будучи опытным путешественником, Дэвид понимает, что главная ценность путешествий — это возможность полностью погрузиться в атмосферу страны и проникнуться ее духом и, кажется, ему удалось заразить этой идеей своих детей.





      chips-journal.ru
    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      На этот раз хотим познакомить вас с Роландом Поллардом, звукооператором из Техаса и отцом четырехлетней Джейден. В студенческие годы Роланд состоял в команде своего колледжа по чирлидингу и, став отцом, он не забросил это увлечение, а приобщил к нему свою дочь.
      В своем Инстаграме, где у него уже 113 тысяч подписчиков, Роланд выкладывает захватывающие видео, на которых он со своей дочерью Джейден выполняет всевозможные связки и комбинации из чирлидинга.
      «Как только я узнал, что у меня будет дочь, я сразу представил себе, что у меня появится партнер!»,  — рассказал Роланд порталу Popsugar. — «Мы делаем небольшие связки, потому что нам это нравится, и я делюсь ими с миром, потому что мне кажется, что отцов в обществе недостаточно ценят. Я ни разу ее не уронил! Она доверяет мне свою жизнь, и это точно делает связь между нами еще крепче».
       
      Недавно Роланд запостил в Инстаграме видео, на котором Джейден впервые пробует себя в чирлидинге: девочка стоит на ладони у отца, а затем он несколько раз подбрасывает ее в воздух. «Как вы думаете, сколько было Джейден, когда она сделала свою первую стойку?», — спросил спортивный отец у своих подписчиков. Как выяснилось, девочке на видео всего четыре месяца!
      Неизвестно, пойдет ли маленькая Джейден по стопам отца и захочет ли она заниматься чирлидингом ради удовольствия или ради спортивной карьеры, но одно известно точно — когда она вырастет, ей будет, что вспомнить о своем крутом папаше.
      chips-journal.ru
    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Однако некоторым нашим читателям одна только мысль о мужском декрете доставила неприятные эмоции. В комментариях, в частности, отмечалось, что система никак мужской декрет не поддерживает, а сам по себе длительный отпуск по уходу за ребенком — это провал в финансовую яму (ведь, конечно, женщина-то на работу ходить не умеет).
      Но позвольте, дорогие мои противники мужского декрета, давайте разберемся, с чего вдруг система каким-то особенным образом должна вас уговаривать заниматься собственными детьми? Женщин тоже никто не уговаривает: та же самая система, от которой вы ждете каких-то подвижек в сторону стимулирования отцовского отпуска по уходу за ребенком, попросту считает, что по умолчанию в декрет идет мать. Хотя на бумажках-то у нас полное равноправие — отпуск может оформить любой член семьи ребенка.
      Потому что меры по стимулированию рождаемости мерами стимулирования рождаемости, но мы-то с вами понимаем, что надеяться взрослый человек с ребенком может только на собственные ресурсы. Деньги, которые дает нам государство, они кончатся — как и декретный отпуск.
      А ответственность за детей, бесконечная тревога за их будущее, эмоциональное выгорание, страх растерять профессиональные навыки и остаться за бортом хоть какой-то карьеры — все это останется с нами. Государство, может, и просило нас рожать, но вовсе не для того, чтобы обеспечивать нам хотя бы подобие достойной жизни с детьми. Конечно, куда как проще записать этих самых детей в Конституции, объявив их национальным достоянием, чем заниматься стимулированием равноправного родительства, сексуальным просвещением, взысканием многомиллиардных (!) долгов по алиментам или хотя бы ремонтом детских медицинских учреждений.
      Плохо ли это? Ну конечно, нет, не плохо. Только такое отношение к отцам, которые просто выполняют свои родительские обязанности, которые в массовом сознании опознаются как «женская ответственность», очень показательно. Мы очень часто считаем мужчин какими-то безвольными, неспособными принимать осознанные решения, отвечать за свои действия существами. Этакий друг родителя по умолчанию. Не бьет, не пьет, зарплату приносит — и ладно.

      А если надо, чтобы отец проявил внимание к собственному ребенку, то нужны методы стимуляции. Не только со стороны системы, но и со стороны женщины — приготовь повкуснее, удели время, приведи себя в порядок (что бы это ни значило) — поухаживай за мужем, как говорится. Доверь ему какой-то кусочек быта — той реальной жизни, в которой ты пребываешь 24/7, притворившись на пару часов или таинственной соблазнительницей, или умелой кулинаршей, или легкой феей, которая сбегает повидаться в кафе с подружками, — пошушукаться и потратить ЕГО деньги на кофе. Чтобы потом он сказал: «Ну и от чего ты тут устаешь?».
      Беда в том, что и сами женщины зачастую в это верят. Ну, в то, что мужик по природе не способен по-настоящему заниматься отцовством, интересоваться ребенком, включаться в заботу о нем. «Он не знает, что делать с ребенком». (Можно подумать, она знает — она тоже не знает, но она научена, что выдавать себя нельзя. А то мало ли, что про нее подумают: плохая мать, недомать, мать-ехидна). То есть он может «посидеть» с ребенком, пока ты, вся в мыле и мыслях о том, как они там, добежишь до магазина, чтобы купить продукты, чтобы потом из этих самых продуктов им приготовить обед. И за все это тоже надо быть благодарной, не забывать улыбаться и встречать в пеньюаре и дымке из ароматного борща.
      В реальности же одной из составляющих мифа о том, что мужчина не умеет справляться с ребенком, является повсеместное обесценивание женского репродуктивного труда, ведения домашнего хозяйства, невидимой ментальной нагрузки. Даже пресловутое «зато он отдает ей все деньги» — это часть той самой не замечаемой глазом работы и ответственности, которая взваливается на женщину, потому что таков ее путь. И вот она фактически распоряжается семейным бюджетом сама, но не потому, что она такая злобная узурпаторша мужниных денег, а потому что у него лапки: он не знает, сколько стоит то, из чего приготовлен ужин, не знает, во сколько обходятся детские кружки, осмотры врачами, поездки к друзьям и походы в гости. Не знает, когда пора платить за сад, из чего состоят коммунальные платежи, а потом удивляется: куда это делись все деньги! И она опять виновата. За то, что сняла с него дополнительный и очень тяжкий груз, — быть постоянно в состоянии тайм-менеджера собственной семьи, выкраивая на себя крупицы времени и денег по остаточному принципу.
      Что мы слышим от социума? Доверьте мужчине место в жизни ребенка. Не будьте жертвой. Не пилите. Приободрите. Просто попросите. Позаботьтесь о его здоровье. А потом выйдите в окно вместе с ребенком, а он скажет, что не замечал в вашем поведении ничего особенного, — ведь он знал, что в женщину что-то такое встроено, что позволяет ей каждый день как-то справляться. Ну ведь все раньше справлялись (и неважно, что на самом-то деле никто не справлялся, просто не говорили об этом, что удачно вписалось в наш пресловутый культурный код) — и она справится. Как та женщина, от которой ушел муж, оставив ей пятерых детей.
      Почему? Потому что у нее выбора нет. И даже после этой истории находятся те, кто пишет в комментариях к колонке об этом самом отце пятерых детей, что, мол не все так однозначно.
      И это ведь не только про отцов, матерей и детей. Это вообще — про все. Вот вспомните, что происходит, когда мужчина — неважно, есть у него дети или нет, — заводит любовницу. Сначала начинается песня про разлучницу, которая увела из семьи, а потом к нему присоединяется бэк-вокал тех, кто во всем обвиняет жену этого самого мужчины: недоглядела, запустила себя, расслабилась. Посмела быть живым человеком, вы только гляньте — где такое видано-то!

      И только мужчина продолжает быть какой-то биомассой, которую можно увести, которую надо постоянно развлекать, которую надо допускать к заботе о детях. Допускать надо кандидатов к честным выборам, а взрослый человек уже, в конце-то концов, должен понимать, что происходит, когда яйцеклетка, находившаяся в теле его партнерши, оказывается оплодотворенной его сперматозоидом. Наступает ответственность. Прямо как по закону.
      Только, видимо, потому, что законы у нас работают избирательно и когда надо, ответственность тоже оказывается чем-то таким, что смотрится на фоне всеобщего ужаса и хтони, чем-то, что можно на всякий случай записать в опасное и тлетворное влияние Запада. От греха подальше. А нашему мужику эта ваша ответственность чужда — не в его натуре это. Подозрительная она, эта ваша ответственность. Не жили хорошо, нечего и начинать.
      Вообще, иногда так действительно это все и ощущается — что нет никакого просвета, что активное отцовство (а на самом деле просто самое обычное, ежедневное рутинное родительство) никогда не станет частью нашей жизни. Ну потому что — см. выше. Но я смотрю на женщин, которые за последние годы все громче стали заявлять о себе, я слышу голоса матерей, которые говорят о своих проблемах, — да, их пытаются заткнуть, их стыдят, им говорят гадости, но они меняют ландшафт материнства. Они говорят: рождение детей не делает нас бесплатными няньками, кухарками, воспитательницами, домработницами и так далее. Мы люди с правами, потребностями и эмоциями.
      Им говорят, что они яжматери, а они отвечают: нет, мы женщины с детьми. Им говорят, что раньше никаких послеродовых депрессии не было, а они говорят: нет, были, просто их никто не диагностировал. Им говорят, что «таскать с собой детей по людным местам» нельзя, а они отвечают, что будут. Им говорят, что разочаровываться в материнстве нельзя, а они говорят, что можно. Им говорят, что рождение детей — это предназначение женщины, а они говорят, что нет, женщина может делать, что ей хочется, — в том числе рожать детей, да.

      Наблюдая за этими женщинами, я вижу, что перемены возможны. Там, где раньше была информационная пропасть, появляются информационные ресурсы для матерей. Там, где раньше было только обесценивание, появляются научные сведения и подкрепленные данными исследований выводы о влиянии материнства на женское ментальное и физическое здоровье. Там, где раньше были приметы, суеверия и хлебный катышек по щетинке, появились доказательная педиатрия и вакцинация.
      n-e-n.ru
       
    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Материнство - это, когда ты не можешь спокойно заниматься покупками в магазине.

      Материнство - это кормление грудью в любом месте и в любое время

      Материнство - быть аттракционом для своих детей

      Материнство - это бесконечная стирка

      Материнство - это умение делать что угодно одной рукой

      Материнство - это просыпаться с чужой ногой на лице

      Материнство - когда ты не можешь спать столько, сколько хочешь

      Материнство - когда ты вытираешь детские носы краем своей футболки

      kolobok.ua
    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Я плохо вел себя в старших классах, поэтому родители отправляли меня волонтером на летние каникулы, так сказать, закалить характер. Я строил флигели в Латинской Америке, был сотрудником футбольного лагеря в Антигуа, чистил пляжи на Подветренных островах.
      Я сомневаюсь, что получил там то, на что надеялись мои мама с папой, но во всех приведенных выше ситуациях повторялось одно и то же: нам выдавали руководство по оказанию неотложной медицинской помощи в отдаленных регионах, где нет своего постоянного врача.
      Написанное непрофессионалами, оно могло бы помочь вам выполнить почти любую медицинскую процедуру, используя подсказки в виде простых рисунков, которые иллюстрировали зачастую непонятные врачебные манипуляции. Для нас, волонтеров, это было настоящим развлечением, и мы часами рассматривали пособия, размышляя о том, кто и как будет выполнять определенную процедуру, если такая необходимость вдруг возникнет.
      Сейчас, спустя 25 лет, я стал основным родителем двух ребят: 11-летней Джорджии и 9-летнего Уоллера. Когда я взаимодействую с ними, то часто ловлю себя на мысли, что словно заблудился в пустыне без руководства под названием «как вести себя в ситуациях, когда рядом нет мамы». Ведь когда речь заходит о детях, случается, что они нуждаются в мамином опыте точно так же, как раздробленная бедренная кость нуждается в хирурге.

      Я оказался в подобной «чрезвычайной ситуации» недавно, когда моя жена была за городом, а моя дочь хотела купить свой самый первый бюстгальтер.
      Я предвидел, что нечто такое произойдет еще с тех пор, как Джорджия была маленькой. По ее поведению было очевидно, что большую часть времени она проводила со мной. В начале своего отцовского пути я часто толкал ее по нашему тротуару в розовой пластиковой машине, а она сигналила и радостно кричала на какую-то воображаемую пробку. Мне казалось, дети, проводящие основную часть своего времени с мамой, не делают ничего подобного.
      Потом были музыкальные занятия типа «мама и малыш», которые, как предполагается, все дети посещают с матерями. Такие места реально просто не предусматривают того, что ребенок может прийти с отцом. Я спотыкался обо все игрушки, разбросанные по игровой комнате. Ядреный запах моей обуви доносился из вестибюля, где они лежали в окружении женских эспадрилий. Когда я поднимал своего ребенка с пола, моя футболка задиралась и обнажала мой мягкий волосатый живот — так себе сопровождение для детских песенок.

      Но покупка бюстгальтера не могла сравниться ни с чем, с чем мне доводилось встречаться ранее. Она ощущалась как вторжение в чужую страну, где четкое руководство по дальнейшим действиям было бы необходимостью для всякого отца. Конечно, я уже ходил по магазинам со своей дочерью, и мне это нравилось. Забавно было наблюдать, как она подражает своей маме, когда та копается на полках с одеждой, и лицезреть, как она вырабатывает свой собственный уникальный стиль. У меня нет предубеждений относительно того, что должны носить девушки. Я не совсем понимаю или, по крайней мере, не могу адекватно объяснить все эти запреты на короткие шорты и голый живот. Так что для моей дочери, даже когда ей было 8 лет, не было ничего необычного в том, чтобы вернуться из магазина с кожаными капри и парой армейских ботинок, или вечерними платьями и роскошными накидками. А почему бы и нет? У моих детей будет совсем не такая жизнь, какой была моя — с постоянными запретами на покупку не сочетающихся друг с другом предметов одежды.
      По правде говоря, я сначала даже не понял, что мы покупаем бюстгальтер. Моя дочь, которой тогда было 10 лет, спросила, можем ли мы пойти в магазин вместе, потому что ей нужно было купить эти «штуковины типа майки, которые носят под рубашкой», и я, как обычно, согласился.
      И вот мы кружим вокруг стоек с одеждой для девочек, и моя дочь присаживается на корточки рядом с одним круглым стеллажом. Там нет надписи «бюстгальтеры», или «бюстгальтеры для начинающих», или «такие штуковины типа майки». Думаю, это и не нужно, потому что если ты мама, ты в курсе, что это такое.
      И только когда Джорджия начинает вытаскивать вещи и показывать их мне, я понимаю, что мы делаем. Да, мы покупаем бюстгальтер. Это чувство одновременно волнующее и унизительное. Что такого я сделал, чтобы заслужить приглашение в этот самый священный из обрядов матери и дочери? И как скоро явится тот специальный человек, кто увидит во мне неверного, которым я и являюсь? Могу ли я вообще быть полезным своей дочери именно сейчас?
      Позже я вспомнил один важный момент из своей юности. Я был в том возрасте, когда тебе немного стыдно за то, что у тебя между ног, и хочется лишь одного — быть таким же спокойным и взрослым, как отец в своих боксерах. Но мои родители к тому времени развелись, и диктовать маме, какое белье я хочу носить, было извращением. Так что однажды я тайком сбегал в магазин и купил три пачки боксеров. Они были на два размера больше, чем нужно, и выпирали из моих брюк цвета хаки, как плохо упакованный парашют. Возможно, если бы моя мать была там, я бы купил то, что мне подходит. Но в конце концов… Ну и что такого в том, что они были слишком большими? В следующий раз можно купить на размер поменьше.
      Я хотел предоставить своей дочери такую же свободу действий, чтобы она тоже могла совершать свои собственные ошибки, но, по правде говоря, на тот момент я был в ужасе от того, что сделаю что-то неправильно. «Да, мой отец унизил меня в самый уязвимый период моей жизни», — скажет она своему психотерапевту.
      Но она даже бровью не ведет. Итак, я вытаскиваю вешалку, на которой болтаются три бюстгальтера. Она хмурится и выдает, что это совершенно не то. «У них должна быть такая эластичная штука», — понятия не имею, что она имеет в виду. Я предлагаю другой набор. А когда она снова поднимает глаза, ее лицо расплывается в улыбке. Она вырывает у меня из рук вешалку и вопит: «Да, папочка, то, что надо! Только мне нужен маленький размер». Остается лишь найти необходимый размер. Мы обшариваем стеллаж, пока не находим то, что искали, и я предлагаю купить еще. Я чувствую прилив сил и хочу купить весь магазин, но она только смеется и говорит, что этого достаточно.
      Мы покупаем бюстгальтеры, едем домой, и я ловлю себя на множестве мыслей. Может быть, девочке и правда иногда лучше пойти за бюстгальтерами с отцом? У него нет никаких предубеждений, нет понятия о том, как должно быть правильно. Он не может осудить ваш выбор, но зато может прекрасно его поддержать.
      Позже я спросил у Джорджии, заметила ли она, как я волновался. Но он ответила: «Нет». И добавила: «Но мои друзья наверняка подумают, что это странно».
      chips-journal.ru
  •