97-летняя ветеран войны стала вокалисткой death metal-группы


    Австрийка Инге Гринзберг воспитывалась на венских вальсах, но сегодня она предпочитает музыку потяжелее. «Я не могу петь, — объясняет Инге свой выбор, — у меня слабый голос, так что heavy metal — направление для меня: нужно просто говорить слова». Инге прожила долгую и тяжелую жизнь. Она не просто выжила — ей есть что сказать этому миру. Ну или прорычать…

Война и шпионаж

image.png

Инге Гинзберг родилась в Вене в 1922 году в состоятельной еврейской семье. «Я выросла в очень обеспеченной семье. У нас были работники. Мы жили в городе, но у нас имелась вилла за городом. Я ходила в обычную старшую школу. А еще мы посещали уроки танцев,нас учили вести себя как до войны [Первой мировой]. Каждый год со школой мы отправлялись кататься на лыжах», — вспоминает она.

Никто не мог представить себе, что мир изменится так быстро.

После аннексии Австрии нацистами семья Инге разделилась. Ее отец покинул Европу на корабле в 1939 году. Вместе с ним на судне находилось еще 900 евреев, которым грозила казнь. Корабль пытался причалить к Кубе, Канаде и США, но безуспешно — эти страны отказались принять беженцев. Отцу Инге посчастливилось оказаться в Англии, но семья не знала об этом и не получила от него весточки еще 7 лет.

Инге с мамой, младшим братом и ее женихом Отто Коллманном остались в Вене. Она сказала, что им повезло остаться в живых, потому что ее брат и жених выполняли важную работу — они копали могилы.

Благодаря маминым драгоценностям семье удалось перебраться в Швейцарию — там они поселились в лагере беженцев. Отто работал пианистом в баре и параллельно шпионил за немцами, передавая их разговоры в секретную службу США. Инге же была экономкой на дипломатической вилле и тоже участвовала в шпионских операциях.

Своя мораль

После войны Гринзберг и Коллман переехали в США, в Лос-Анджелес. Инге училась игре на фортепиано, а ее муж писал песни для поп-звезд. Но к 1950 Инге устала от голливудской жизни, которую она называла подделкой.
Инге рассталась с мужем и переехала в Израиль. Там она вышла замуж снова.

«Я была замужем трижды официально, — рассказывает Инге, — и у меня было множество бойфрендов. Однажды четверо одновременно: с одним я жила, с другим смеялась,с третьим веселилась, а с четвертым всё вместе. Я очень высокоморальный человек,но у меня своя мораль. Я никогда никому не навредила. Не думаю, что была несправедлива к кому бы то ни было».

Инге считает, что необязательно быть добрым, достаточно не причинять никому зла.

image.png

Хотя Инге нуждается в помощи персонального помощника, она по‑прежнему остается активной: путешествует между своими домами в США, навещает Тель-Авив каждой зимой. Инге говорит на иврите и еще на семи языках.

«Говорят, свобода — это просто слово, означающее „нечего терять“, но это неправда. Она существует. Но ты должна быть сильной. Быть свободной означает не винить никого в своих решениях. Ты обязана нести ответственность них».

Инге — поэтесса, для своих песен слова пишет сама — о том, что считает важным: о сохранении окружающей среды, что нельзя уничтожать Землю, нужно быть честной с собой и распространять любовь.

«Самая важная вещь в хеви-метал — это текст. Это не просто стихи, это послания».

На вопрос, откуда она черпает вдохновение, Инге признается: ниоткуда. «Меня ничего не вдохновляет, оно пишется само. Ты не можешь писать стихи, не можешь создавать поэзию. Я всегда говорю, что ты просто канал, она исходит из вселенной, а я записываю. Вот и всё».

cosmo.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Война и шпионаж
      Инге Гинзберг родилась в Вене в 1922 году в состоятельной еврейской семье. «Я выросла в очень обеспеченной семье. У нас были работники. Мы жили в городе, но у нас имелась вилла за городом. Я ходила в обычную старшую школу. А еще мы посещали уроки танцев, нас учили вести себя как до войны [Первой мировой]. Каждый год со школой мы отправлялись кататься на лыжах», — вспоминает она.
      Никто не мог представить себе, что мир изменится так быстро.
      После аннексии Австрии нацистами семья Инге разделилась. Ее отец покинул Европу на корабле в 1939 году. Вместе с ним на судне находилось еще 900 евреев, которым грозила казнь. Корабль пытался причалить к Кубе, Канаде и США, но безуспешно — эти страны отказались принять беженцев. Отцу Инге посчастливилось оказаться в Англии, но семья не знала об этом и не получила от него весточки еще 7 лет.
      Инге с мамой, младшим братом и ее женихом Отто Коллманном остались в Вене. Она сказала, что им повезло остаться в живых, потому что ее брат и жених выполняли важную работу — они копали могилы.

      Благодаря маминым драгоценностям семье удалось перебраться в Швейцарию — там они поселились в лагере беженцев. Отто работал пианистом в баре и параллельно шпионил за немцами, передавая их разговоры в секретную службу США. Инге же была экономкой на дипломатической вилле и тоже участвовала в шпионских операциях.
      Своя мораль
      После войны Гинзберг и Коллман переехали в США, в Лос-Анджелес. Инге училась игре на фортепиано, а ее муж писал песни для поп-звезд. Но к 1950 Инге устала от голливудской жизни, которую она называла подделкой.
      Инге рассталась с мужем и переехала в Израиль. Там она вышла замуж снова.
      «Я была замужем трижды официально, — рассказывает Инге, — и у меня было множество бойфрендов. Однажды четверо одновременно: с одним я жила, с другим смеялась, с третьим веселилась, а с четвертым всё вместе. Я очень высокоморальный человек, но у меня своя мораль. Я никогда никому не навредила. Не думаю, что была несправедлива к кому бы то ни было».
      Инге считает, что необязательно быть добрым, достаточно не причинять никому зла.
      Хотя Инге нуждается в помощи персонального помощника, она по‑прежнему остается активной: путешествует между своими домами в США, навещает Тель-Авив каждой зимой. Инге говорит на иврите и еще на семи языках.
      «Говорят, свобода — это просто слово, означающее „нечего терять“, но это неправда. Она существует. Но ты должна быть сильной. Быть свободной означает не винить никого в своих решениях. Ты обязана нести ответственность них».
      Инге — поэтесса, для своих песен слова пишет сама — о том, что считает важным: о сохранении окружающей среды, что нельзя уничтожать Землю, нужно быть честной с собой и распространять любовь.
      «Самая важная вещь в хеви-метал — это текст. Это не просто стихи, это послания».
      На вопрос, откуда она черпает вдохновение, Инге признается: ниоткуда. «Меня ничего не вдохновляет, оно пишется само. Ты не можешь писать стихи, не можешь создавать поэзию. Я всегда говорю, что ты просто канал, она исходит из вселенной, а я записываю. Вот и всё».
      cosmo.ru
  •