52-летняя женщина стала самой взрослой суррогатной матерью


    52-летняя Кэрол Хорлок из Великобритании родила 15 детей, 13 из которых были не ее. Теперь она заключила контракт и станет суррогатной матерью 14-го ребенка, что сделает ее самой возрастной сурмамой в мире.

01213339.874898.6831.jpeg

Впервые она решила стать суррогатной матерью в 27 лет, когда у нее уже было двое ее собственных детей. Следующие 25 лет на свет появилось еще 13 «контрактных» детей. Если подсчитать, то она была беременной 90 месяцев т.е. семь с половиной лет! Семь с половиной лет ей хотелось солененького, селедочки с шоколадом и клубники в три часа ночи! Шутка, вы же знаете, что каждая беременность — особенная. Кстати об особенных беременностях, Кэрол за это время выносила один раз двойняшек и дважды тройню.

5d939b4103d1b.jpg

За каждого выношенного ребенка она получила до 15 тысяч фунтов стерлингов (1,2 миллиона рублей). Сама женщина уверяет, что отдавать рожденного ребенка нетрудно, когда видишь счастье на лице настоящих родителей.

chips-journal.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • julia122997
      De julia122997
      Как правило, такое характерно для новичков в спортивной секции. Картина мира ребенка, привыкшего быть "пупом земли" дома вдруг сталкивается с новым мировым порядком. С правилами, которые устанавливает тренер в спортивной школе. Особенно это характерно для секций единоборств, где традиционно формировался культ дисциплины и подчинения старшим.
      Опаздываешь без уважительной причины, не слушаешься, отвлекаешься, не выполняешь команды тренера или издаешь посторонние звуки – за этим следует наказание. Как правило, применяются приседания, отжимания и стояние на кулаках. Через физические упражнения происходит работа с психикой ребенка, формируются новые ценности и установки. В кровь и пот входят правила школы, в которой он обучается. Дисциплина, точность, воля, ответственность, уважение к старшим и товарищам по клубу. Иногда эти ценности вступают в противоречие с тем, что транслируется у ребенка в семье. Вследствие этого может возникнуть конфликт. Особенно подобные ситуации характерны для неполных семей и семей с культом личности единственного ребенка.
      Часто, грамотный тренер-мужчина становится для ребенка «вторым отцом», а иногда и первым. Учителем с большой буквы. Таких учителей уважают, к их советам прислушиваются не только в отношении спорта, но и по жизни. Хороший тренер никогда не будет наказывать спортсмена без уважительной причины. К сожалению, многие дети приходят в спортивные секции с деформированными ценностями. Они тяжело встраиваются в процесс тренировок и всем своим видом демонстрируют недовольство.
      Иногда за провинностью одного страдает вся команда. Не сделал задание – все становятся на кулаки и отжимаются под счет. Правильно это или нет, но тренеры часто наказывают виновников публично, перед всей командой. Кто-то воспринимает это как публичное унижение, а кто-то относится с пониманием. Старшие ученики стискивают зубы и бросают колючие взгляды на младших.
      Для традиционных школ восточных единоборств характерно уважение и почитание учителя, а также использование специальных практик для устранения таких деструктивных качеств человека, как злость, агрессия, жестокость и других. Еще не так давно ученика перед принятием в традиционную школу боевых искусств долго проверяли, провоцировали на проявление отрицательных качеств, заставляли выполнять работу по хозяйству и прислуживать старшим. Эта практика носила название - хадзи. Злобный и нетерпеливый ученик не выдерживал и уходил. Но тот, кто оставался после всех испытаний становился сильной, миролюбивой и целостной личностью, способной постоять за себя.
      Однажды, на тренировочных сборах спортсмены одной из комнат безобразно себя вели ночью и не давали спать другим детям. На следующий день перед сном все виновники сделали по несколько сот приседаний и отжиманий от пола. После данной воспитательной процедуры они спали как убитые.
      В результате комплекса воспитательных мероприятий происходит трансформация картины мира ребенка. Он становится не просто спортсменом и членом команды, но личностью. И коллектив спортивной школы играет в этом далеко не последнюю роль. Здесь можно вспомнить педагогический подход А.С. Макаренко к формированию личности ребенка с помощью коллектива интернатов.
      Для родителей, которым жалуется ребенок очень важно правильно понимать ситуацию. Уметь отличать педагогику от оскорблений, побоев и издевательств. Такое тоже конечно присутствует в мире спорта, но крайне редко. Выстраивайте диалог с тренером, оценивайте насколько продвигаемые им ценности близки вам и ребенку. А если останутся вопросы, вы всегда сможете обратиться к квалифицированному спортивному психологу для прояснения ситуации и принятия взвешенного решения.
      b17.ru
    • julia122997
      De julia122997
      Так решил Национальный совет по куррикулуму при Минобразования, культуры и исследований. Новый предмет будет называться «Физическое воспитание через футбол» (Educația fizică prin fotbal).
      Проект реализует Федерация футбола Молдовы. В него теперь вовлечены около 15 тысяч детей, и эта цифра будет расти. Федерация подготовит для этих занятий 166 лицензированных тренеров и предоставит каждой из школ-участниц программы по 10 мячей и другой инвентарь.
      Также Федерация футбола РМ предложила министерству подписать меморандум о введении уроков футбола в детских садах и учреждении спортивных футбольных классов в обычных школах. 
      bloknot-moldova.md
    • julia122997
      De julia122997
      Новая услуга бесплатна и предназначена для родителей, которые работают и не имеют альтернатив по уходу и надзору за детьми в течение дня. Чтобы воспользоваться услугой, необходимо иметь прописку в районах Республики Молдова и временно находиться на территории муниципия Кишинев.

      Социальные ясли рассчитаны на 12 мест. Заместитель главного врача Центра размещения и реабилитации детей раннего возраста Элеонора Шинкаренко заявила, что их родители и дети смогут воспользоваться такими услугами, как обучение, уход, консультации врачей-специалистов.

      Служба была разработана общественной ассоциацией CCF Moldova/ HHC в сотрудничестве с Министерством здравоохранения, труда и социальной защиты и при финансовой поддержке компании.

      С 2011 года и до настоящего времени CCF Moldova разработала шесть яслей в Кишиневе, Бельцах и Глодянах, услугами которых воспользовались около 230 детей.
      moldpres.md
    • julia122997
      De julia122997
      Миф 1: Лучше родиться на седьмом месяце, чем на восьмом
      Нет, чем раньше рождается ребенок, тем выше риски осложнений и смертности. Родившийся на 35-36 неделе ребенок находится в отделении с обычными новорожденными. А дети, родившиеся на 33 неделе беременности, чаще попадают в отделение реанимации и интенсивной терапии или отделение патологии новорожденных и недоношенных детей.
      Почему возник этот миф? Есть две версии.
      Первая: Преждевременные роды на седьмом месяце беременности чаще связаны с акушерскими проблемами у матери. На более поздних сроках причиной могут стать отклонения в развитии плода, и после рождения ребенок труднее выздоравливает.
      Иногда в случае ухудшения внутриутробного состояния ребенка (чаще всего гипоксии плода — нехватки кислорода) акушеры рекомендуют раннее родоразрешение.
      Когда с каждой неделей проблема нарастает, конечно, лучше провести роды в 7, чем в 8 месяцев. Но в целом, более зрелые дети – это всегда лучше.
      Версия вторая: это связано с сурфактантом — веществом, которое вырабатывается клетками легких и помогает им распрямляться после выдоха. У семимесячных детей это вещество уже есть, но оно временное. Во время 8 месяца беременности эти клетки у ребенка сменяются — вырабатывается уже настоящий и постоянный сурфактант, но его еще недостаточно. Поэтому раньше, если роды случались на 7 месяце, ребенок выживал. А на 8 — часто нет, так как он не мог полноценно дышать.
      Но 30 лет назад был изобретен искусственный сурфактант, который врачи применяют в терапии недоношенных детей, помогая их легким раскрываться. Поэтому утверждение о том, что лучше родиться на 7 месяце, чем на 8, сегодня неверно.
      Миф 2: Недоношенный ребенок будет часто болеть
      Этот миф объясняют тем, что у недоношенных не до конца сформирована иммунная система. 
      «Параметры функционирования иммунной системы недоношенного ребенка практически не отличаются от доношенных сверстников. Закономерности развития у них одинаковые.
      Даже в реанимации — при соблюдении санэпидрежима персоналом — у детей не возникает очень тяжелых заболеваний, если нет внутриутробного инфицирования или особых повреждающих факторов. Сегодня во многих отделениях врачи перестали «бояться» оставлять таких детей без антибиотиков, и они прекрасно растут и развиваются, особенно если их еще и защищает грудное молоко.
      Исследования показали, что уровень интерферона и его возможность к разрушению вируса у недоношенных детей такие же, как и у обычных сверстников.
      За рубежом врачи не отмечают более частое развитие вирусных заболеваний у недоношенных детей. Но наши дети действительно часто болеют и плохо ходят в детские сады. Встает закономерный вопрос — почему?
      В сознании наших семей сидит мысль о том, что ребенок «слабенький», «больной», и ему нужен особый охранительный режим. Его кутают, много лечат, так как и родители готовы к этому, и врачи боятся оставить таких детей без лечения. В результате мы чаще всего сами приводим к ухудшению здоровья.
      Чтобы недоношенный ребенок стал сильным и здоровым, родителям надо прежде всего сменить парадигму и понимание «охранительного» режима. Наоборот, закаливать ребенка: постоянно с раннего детства, с первого года жизни «тренировать» иммунную систему. Нет таких препаратов, которые бы сделали это вместо родителей. Тренировка всегда идет через холодовую составляющую.

      Т.е. детей нельзя кутать — надо, чтобы они как можно больше были максимально оголенными, и чтобы их ручки и, особенно, ножки были прохладными, так как ступни ног – главный источник иммунных импульсов.
      Дети всегда должны быть одеты по погоде и даже легче, чем родители.
      Если ребенок заболевает, нужно стараться использовать как можно меньше препаратов и помнить, что сам вирус присутствует не более трех дней, а проявления (насморк, кашель) могут держаться дольше, но это уже не опасно. Через день после нормализации температуры и при обычном самочувствии ребенка с ним нужно начинать гулять: воздух – лучшее лечение. И как можно быстрее — на фоне остаточных проявлений — нужно идти в сад. При этом надо иметь постоянного ведущего врача и готовить ребенка к детскому коллективу задолго до начала детского сада или школы».
      Миф 3: У недоношенного ребенка будет ДЦП
      Недоношенность действительно является фактором риска развития неврологических нарушений — как серьезных задержек развития, так и менее серьезных нарушений. ДЦП среди глубоконедоношенных детей с весом менее 1500 г диагностируется у 5-10%. К счастью, технологии выхаживания и, соответственно, прогнозы недоношенных детей каждый год улучшаются.
      Комментирует Галина Голосная — детский невролог, педиатр:
      «Действительно, недоношенные дети составляют группу риска по формированию ДЦП. Но заранее нельзя сказать, будет ли у ребенка ДЦП, даже если имеются выраженные морфологические изменения на нейросонографии / МРТ.
      Нужно помнить, что не только гипоксия является причиной поражения мозга у ребенка. ДЦП могут вызвать и инфекционные поражения мозга, расстройства системы свертывания крови ребенка, повреждения головного мозга из-за травмы или кровоизлияние в мозг, вирусные и инфекционные заболевания матери и плода во время беременности, заболевания щитовидной железы у матери, влияние химических веществ и вредных привычек при беременности, гемолитическая болезнь у новорожденного, осложнения при беременности и родах.
      Поэтому необходимо регулярно обследовать ребенка у невролога и окулиста для своевременного выявления нарушений и их коррекции».
      Миф 4: Родители недоношенным детям не нужны, пока они выхаживаются
      Этот миф возник в учреждениях с «закрытой» реанимацией, куда родителей пускали в строго установленные часы, иногда — всего на 30-40 минут в день. Кроме эмоциональной поддержки (и при отсутствии противопоказаний) родители могут активно помогать в выхаживании, применяя метод «Кенгуру».
      Суть метода: недоношенного ребенка ежедневно выкладывают на открытую поверхность груди мамы или папы. Для безопасности малыша фиксируют повязкой.
      Метод позволяет снизить частоту апноэ у детей, благоприятно влияет на грудное вскармливание, помогает укрепить связь матери и ребенка и уверенность родителей в собственных силах.
      Миф 5: Недоношенные дети не чувствуют боль
      Исследования показали обратное. Ученые провели сканирование головного мозга недоношенных детей в тот момент, когда у них проводили забор крови. У 18 недоношенных детей трижды регистрировали мозговую активность: до, во время и после окончания процедуры. Миф о нечувствительности новорожденных и недоношенных детей к боли — это представления прошлой эпохи.
      Марина Нароган — ведущий научный сотрудник отделения патологии новорожденных и недоношенных детей Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова, профессор кафедры неонатологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова:
      «Современные исследования показывают, что недоношенные дети имеют повышенную чувствительность к боли. Поэтому врачам рекомендуют создавать особые условия для выхаживания недоношенных с минимизацией раздражителей, ограничением болевых процедур и применением успокаивающих и обезболивающих методов».
      Дарья Крючко — заместитель директора по научной работе ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава РФ, врач-неонатолог:
      «Новорожденный не в состоянии объяснить, насколько ему больно. Сложно поверить, но до 80-х годов прошлого века хирургические операции у новорожденных проводились почти без обезболивания. Врачи не знали, насколько глубоко новорожденные чувствительны к боли и насколько безопасны для них обезболивающие препараты.
      Сейчас доказано, что недоношенные даже более чувствительны к боли и любой другой сенсорной стимуляции, чем доношенные дети.
      Исследования хорошего качества показали, что многократные эпизоды боли, которые переживает ребенок с гестационным возрастом менее 32 недель в реанимации, могут привести даже к изменениям в развитии структуры и функции головного мозга, нейропсихическом развитии, программировании стресс-систем и нарушению восприятия боли в дальнейшем.
      Для оценки боли у новорожденных используют специальные шкалы, которые учитывают несколько параметров. Есть специальная шкала и для недоношенных детей, в которой учитывается гримаса, частота сердечных сокращений, насыщение крови кислородом и т.д.
      Снизить восприятие боли и усилить действие обезболивающих препаратов могут нефармакологические методики: сосание 20-30% раствора глюкозы, грудное молоко и особенно прикладывание к груди, контакт кожа к коже, специальное укладывание ребенка, сосание пустышки».
      Миф 6: Недоношенные дети рождаются только у людей с вредными привычками
      Это не так! Согласно опросам, подавляющее большинство мам недоношенных детей не курили во время беременности, не употребляли алкоголь и наркотики.
      И все же с вредными привычками лучше расстаться еще до беременности, так как они действительно могут негативно повлиять на будущего малыша и в некоторых случаях – спровоцировать выкидыш или преждевременные роды.

      Миф 7: Недоношенным детям не нужно грудное молоко
      Материнское молоко – уникальный продукт. Оно содержит все необходимые новорожденному питательные вещества в легко усваиваемой форме и антитела, защищающие от инфекций.
      Возможно, на начальном этапе недоношенному малышу понадобится зондовое или внутривенное питание. Однако постепенно малыша переведут на грудное вскармливание. Поэтому маме важно сохранить лактацию и как можно раньше начать сцеживания после родов.
      При кормлении недоношенных детей могут возникать трудности: например, до 34-й недели гестации у малыша снижены или отсутствуют рефлексы сосания и глотания. Поэтому выбор способа кормления зависит от тяжести состояния ребенка, массы тела при рождении и срока гестации.
      Комментирует Полина Лыкова, врач-специалист по лактации:
      «Ключевой момент после преждевременных родов: маме необходимо как можно раньше начать сцеживания. Не тогда, когда дадут роддомовский молокоотсос или принесут из дома, не на следующий после родов день, чтобы отдохнуть, а сразу, как только появляется возможность. Очень важна регулярность сцеживаний. И днем, и ночью, каждые 3 часа – не реже.
      В реанимации часто используют зонды для поддержки дыхания и питания недоношенных детей. Эти трубочки раздражают слизистую, притупляя потом безусловные рефлексы – поисковый и сосательный. Не надо пугаться, если малыш не сможет сразу сосать грудь в полную силу.
      Если не получается кормить грудью, стоит попробовать кормление в накладке. Один из переходных этапов к сосанию груди — сосание через этот силиконовый предмет. При использовании такого приспособления необходим контроль веса ребенка и сцеживание груди раза 2-3 в сутки. Это связано с тем, что в накладке грудь может недополучать необходимой стимуляции».
      Миф 8: Если у тебя родился недоношенный ребенок, то и все последующие беременности будут с проблемами
      Совсем не обязательно! Риск преждевременных родов действительно есть, но начиная с этапа подготовки к беременности врачи делают все возможное, чтобы помочь маме выносить малыша до безопасного срока. Например, Жанна Аверина своего первого сына родила на сроке 26 недель, а двух следующих — на 41 и 43 неделе беременности.
      Старший Максимка при рождении весил 986 граммов, и врачи не давали положительных прогнозов. Но малыш выжил и стал активно набирать вес. Вскоре Жанна с мужем решились на второго ребенка: «На второго малыша мы решились, когда нашему торопыжке было 1 год и 9 месяцев. Меня таскали по генетикам, в 25 недель на УЗИ нашли кисты в голове и пиелоэктазию. Но на следующем УЗИ это не подтвердилось. Врачи делали прогнозы, что этот сын тоже родится недоношенным. Но родила я только в 41 неделю.
      Третий сынок у нас получился совершенно случайно. Мы даже не ожидали (т.к. после вторых родов меня три раза чистили и повредили стенки матки). Родила в 42 недели и три дня. На шестые сутки нас встречали два братика.
      Сейчас старшему сыну три года, нас сняли с учета всех врачей. Врачи не сказали, почему первые роды были преждевременными. Может, повлияли полсуток тряски в поезде — это мои предположения. Когда меня привезли в роддом, давление было 190/60», — рассказывает Жанна Аверина.
      Миф 9: Недоношенные дети остаются тяжелыми инвалидами на всю жизнь
      ДЦП среди глубоконедоношенных детей с весом менее 1500 граммов диагностируется у 5-10%. Возможны хронические заболевания легких, серьезные проблемы со зрением. Но 80% детей, рожденных раньше срока, идут в школу вместе со своими сверстниками. Конечно, никто из врачей не даст гарантии, что недоношенный малыш точно будет здоровым. Но такие гарантии не дают и на детей, родившихся в срок.
      Миф 10: Недоношенных детей в первые месяцы жизни нельзя перевозить в автокресле
      Поза ребенка в автокресле физиологична и не опасна для детей раннего возраста. Однако если у ребенка нарушено дыхание, случаются апноэ, длительные поездки в автокресле могут быть опасны в первые месяцы жизни. В таком случае ребенка придется перевозить в автолюльке в положении на спине. Перевозить ребенка в машине без автокресла или автолюльки даже из роддома нельзя!
      Анна Левадная — педиатр, неонатолог:
      «Оптимально еще в стационаре отследить дыхание ребенка в течение 90 минут на предмет нарушений или появления апноэ в том автокресле, в котором планируется перевозить ребенка. Если дыхание ребенка в автокресле в полусогнутом положении нарушается, ребенка придется перевозить в автолюльке (не на руках ни в коем случае!) в положении на спине.
      Безопасность перевозки ребенка в люльке ниже, чем в автокресле, но за счет горизонтального положения ребенка в люльке, не нарушается дыхание — это важно для детей с респираторными нарушениями. Но перевозить ребенка в машине без автокресла или автолюльки даже из роддома нельзя — это небезопасно и незаконно».
      deti.mail.ru
    • julia122997
      De julia122997
      Тем не менее информации о материнстве и аутичности до сих пор мало, а та, что есть, в первую очередь касается нейротипичных матерей — то есть тех, у кого нет РАС (Расстройство аутистического спектра), — и аутичных детей. Мы поговорили с аутичными женщинами из разных стран, которые рассказали нам о своём опыте.
      В тексте используется лексика, которую употребляют в отношении себя сами герои, например слово «аутист». Часть людей выбирают такое самоназвание, чтобы привлечь внимание к стигматизации слова и избавить его от негативных и оскорбительных коннотаций.
      Мария, Россия 
      Мне сорок один год, я аутистка, и у меня двое детей. Сейчас сыну десять лет, дочке семь. Сын тоже аутичный, дочка нейротипичная. Когда мы решили, что готовы к появлению детей в нашей семье, я не знала о своём аутизме. То есть я замечала, что отличаюсь от большинства окружающих, но не думала, что этому есть какое-то более серьёзное объяснение, чем «эльфы подменили — ха-ха, шутка». Я не очень вписывалась в традиционные представления о том, как должна выглядеть и вести себя «настоящая девушка», не понимала (и до сих пор не понимаю) флирт и совершенно не стремилась привлечь «хорошего жениха». С будущим мужем нас свели общие интересы, а потом мы просто решили узаконить сложившиеся отношения, потому что хотели бы в трудной ситуации видеть рядом друг друга, а не прочих родственников. Муж послужил для меня проводником в мир «нормальных людей» — во многом именно благодаря ему у меня есть круг общения, где меня принимают со всеми моими «странностями».
      Долгое время мы не планировали детей. Конкретную причину, по которой мы изменили мнение, назвать не возьмусь, но это было обдуманным решением, а не случайной беременностью. Возможность усыновления мы не рассматривали, во-первых, из-за возможных сложностей с получением разрешения от опеки, а во-вторых, из-за того, что я знала, что мне сложно даётся телесный контакт, и боялась, что не смогу обеспечить его в достаточном количестве ребёнку, к которому не привыкала во время беременности.
      Я основательно подготовилась. Начиная с того, что нашла удалённую работу, и заканчивая курсами для будущих родителей, кучей книг и сайтов о беременности, родах и развитии детей. Тут я, наверное, впервые натолкнулась на информацию об аутизме, но сначала никак не связывала это с собой или ребёнком. Такие особенности, как хождение на цыпочках, отвращение к определённым видам пищи или нежелание активно вливаться в незнакомую компанию, были мне знакомы по собственным воспоминаниям, и я полагала, что это свойственно многим детям.
      Спустя ещё два года родилась дочка, и скоро я поняла, что «все дети разные» — это не просто успокаивающая фраза. 
      В целом взаимодействие с аутичным сыном даётся мне легче, чем с дочкой. Как будто с ней нужно задействовать внутреннего переводчика, а с сыном мы говорим на одном языке. Самый запомнившийся мне пример: сыну было шесть, дочке три, и мы проходили мимо пенсионеров на лавочке у подъезда. Я поздоровалась, дочка тоже, а сын — нет. После объяснений он стал здороваться с соседями, но для аналогичной ситуации в садике ему понадобилось всё объяснять заново. Но эта ситуация была для меня вполне понятной. А вот что делать с дочкой, которая внезапно хочет «точно такие сапожки, как у Ани» или очень демонстративно, так, что даже мне понятно, делает недовольное лицо, но на все вопросы при этом отвечает «Ничего!», я не знаю. Я думала, что самое сложное — отвечать на бесконечные «почему?» сына об устройстве мира, но оказалось, что дочкино «мама, посмотри!» может раздаваться куда чаще и требовать от меня гораздо больше сил. Книги о воспитании подсказывали, что так и ведут себя «нормальные» дети, а вот со мной и сыном, по-видимому, что-то не так.
      Я снова начала искать информацию, и в этот раз мне повезло больше. Я наткнулась на статьи, описывающие отличия аутичных женщин, тесты на аутизм у взрослых и парадигму нейроразнообразия. Многие вещи из моего детства стали понятнее. Что касается сына, стало ясно, какие из его особенностей не связаны с аутизмом (логопедические, например), а что — просто специфика нейротипа, которую надо учитывать (скажем, сенсорные особенности), и как это можно объяснить окружающим. Одно дело видеть и понимать, что с ним происходит, и совсем другое — донести это до остальных. С ребёнком тоже приходится работать: объяснения «Вот так устроена твоя нервная система, это надо учитывать», на мой взгляд, действуют гораздо лучше, чем «Веди себя прилично, посмотри — никто так больше не делает!»
      Самым сложным и неожиданным в родительстве для меня оказалось взаимодействие с другими родителями. Почему-то если в парке на скамейке сидит женщина и читает книгу, почти никто не будет приставать к ней с разговорами. А та же самая женщина с ребёнком вызывает у проходящих мимо неудержимое желание общаться, задавать вопросы, давать непрошеные советы. К счастью, в наше время в мегаполисе большую часть вопросов можно решить через интернет — от записи к врачу до сборов денег родительским комитетом.
      Меня спрашивают, чего я хочу для более успешного родительства. Мне не хватает доступной среды — начиная с проезда для коляски и заканчивая тихим слабо освещённым уголком на крупном мероприятии для детей, который помог бы избежать сенсорной перегрузки от избытка света и звуков. Хочется, чтобы были игровые центры, куда можно было бы приходить с ребёнком — не для специальных занятий, а что-то типа детского коворкинга, с опцией оставить его на несколько часов в знакомом месте под присмотром, если понадобится, скажем, сходить к врачу. И, конечно, не хватает в садиках и школах специалистов, умеющих работать с нейроотличными детьми. Например, кроме аутизма у моего сына есть ещё и дисграфия, которую умудрились разглядеть только к концу второго класса, а до этого говорили, что он «плохо старается» и «отвлекается на уроке».
      Нурит Ариэль, Израиль 
      О том, что я аутист, я узнала относительно недавно — после диагностики собственных детей. Двое моих детей аутисты, насчёт третьего неизвестно — он слишком мал, ему три месяца. Но даже сейчас он ведёт себя не как его брат и сестра. Ему не мешает необычная текстура тканей, у него нет сенсорных перегрузок от яркого света и громких звуков.
      На диагностику старших детей направил детский врач. Со старшей было трудно в детском саду, но надо сказать, что ей повезло — там было всего двенадцать детей, психолог, логопед и эрготерапевт (специалист по восстановлению социальных, бытовых, рабочих и других навыков у людей с особенными потребностями. — Прим. ред.). С сыном в садике было легко: он всегда был доволен, всегда был сам по себе и отлично сам себя занимал. Хотя люди на улице частенько косились на нас и делали замечания. Меня жутко раздражали высказывания типа «Хорошие девочки так себя не ведут». Я привыкла, что мои дети любопытные, несколько неспокойные, что они частенько задают не те вопросы, которые интересуют других детей.

      У меня есть друзья, которые считают, что я просто неправильно воспитываю своих детей. Но побыв в их компании пару деньков, они говорят, что за терпение мне надо выдать медаль. Но я так не считаю. Это мои дети, они познают мир, и мне нравится их нестандартное мышление, нравится проводить с ними время. У нас даже есть особый ритуал: мы обнимаемся при прощании, хотя с другими людьми я обниматься не люблю.
      Раньше я считала, что не смогу быть хорошей мамой, потому что не умею играть с детьми и идти на компромиссы. Играть я так и не научилась, но с детьми мы и без этого весело проводим время. С пятилетним сыном мы смотрим научные видео о космосе или мире животных, предназначенные взрослым, обсуждаем их, или просто эхолалим (эхолалия — неконтролируемое повторение чужих слов. — Прим. ред.). Знакомые считают меня хорошей мамой — наверное, потому что я стараюсь сделать всё, чтобы моим детям было комфортно, чтобы у них были подходящие условия для развития. Но другим «поддерживающим структурам» я не очень-то доверяю, стараюсь справляться со всем сама. Хотя с детьми мне помогает ещё и школа. Они занимаются в ресурсном классе — получают там навыки, которые я, выросшая без диагноза и поддержки, в своё время освоить не могла.
      Основные бытовые сложности возникают не потому, что я аутичная, а из-за того, что я забываю, что я аутичная, и стараюсь вести себя «как все», игнорируя свои особенности. Например, позволяю довести себя до сенсорной и информационной перегрузки. Вторая проблема родительства в том, что я, как и многие аутисты, люблю порядок. Но учитывая, что я ещё и человек с СДВГ, любовь к порядку иногда превращает мою жизнь в ад. То, что я не могу уследить за порядком, частенько приводит меня в ступор. Помогают специальные таблицы для распорядка, которые иногда приходится составлять с посторонней помощью.
      Зато аутичность помогает мне понимать своих детей. Я научилась обращать наши особенности нам на пользу. Благодаря диагнозу у меня поднялась самооценка, и я теперь лучше взаимодействую с обществом. Тем не менее сейчас я переживаю откат и потеряла часть наработанных навыков. Проблемы начались, когда я снова решила вести себя как нейротипичный человек — а притворство негативно сказывается на психике. Я стала делать так, поверив другим людям, и теперь пытаюсь вынести из этого урок — понять, что люди лгут. Но это непросто.
      Мишель, Германия
      Сразу после того, как у моего сына диагностировали аутизм, я решила выяснить, насколько обоснованны подозрения о таком же диагнозе у меня, и пошла на диагностику в тот же аутистическую амбулаторию. Мне было тридцать пять лет — после полугодовой тщательной диагностики я получила подтверждение, что я, как и мой сын, аутичный человек.
      Всё начало вставать на свои места. Я получила ответы на тысячи вопросов о том, что же со мной «не так». Раньше я в упор не видела, что мой ребёнок аутичен, ведь он с самого рождения вёл себя точно так же, как и я в детстве — за исключением того, что у него отсутствовала речь до четырёх лет и трёх месяцев, а я говорила предложениями с девяти месяцев.
      В его остальном поведении я вообще не видела ничего странного. С самого начала я прекрасно понимала, чем обусловлены те или иные реакции сына, даже когда он не говорил. Мне было понятно, что он кричит из-за того, что слишком шумно, одежда причиняет невыносимый дискомфорт, его тревожит какой-то резкий запах или незапланированная смена расписания дня. Я на своём опыте прекрасно знала, что это не капризы и не прихоти, а потребности, которые надо учитывать. Но я совершенно не предполагала, что всё это симптоматика аутизма. Именно непонимание, почему нормальное для меня поведение сына считают странным, вынудило меня последовать совету педиатра и обратиться за диагностикой.
      И до, и после диагностики я старалась устроить жизнь сына таким образом, чтобы максимально учитывать его социальные потребности и особенности и специфику его восприятия. Ни о каком насилии с моей стороны не могло быть и речи. Меня до сих пор поражает, как многие родители обращаются со своими детьми — как с аутичными, так и с неаутичными. Меня приводит в ужас их авторитарный подход, который сопровождает полное отсутствие уважения к детям.
      Так вышло, что я воспитываю сына одна с рождения, поэтому вся ответственность за его жизнь, здоровье и психоэмоциональное состояние полностью на мне. Я получаю помощь только со стороны сотрудников аутистического амбулатория. Поскольку у меня самой есть ограничения — они проявляются при социальном взаимодействии и в том, что у меня возникают сложности с поездками в незнакомые места, — мне тоже предоставляют помощь. Кроме того, я регулярно консультируюсь с социальным педагогом, который помогает и мне, и сыну в ситуациях, с которыми мы не можем справиться сами — от подготовки документов и помощи в том, чтобы добраться до назначенных встреч, и заканчивая помощью с организацией выставок.
      Ещё у сына есть помощница, которая сопровождает его в поездках по городу и во время вылазок в пригород. Она студентка, будущий социальный педагог, которая проходит практику в аутистическом амбулатории. Кроме того, с раннего детства сын занимался с логопедом, ходил на эрготерапию и физиотерапию. И, разумеется, у нас есть психолог, к нему можно обратиться в срочной ситуации или получить плановую терапию после перенесённого стресса.
      Всё это оплачивает больничная касса за счет страховки. Мы прекрасно сотрудничаем: моя аутичность позволяет мне не только понимать своего ребёнка, но и объяснять некоторые особенности его поведения специалистам. Благодаря этим людям жизнь моего сына оказалась настолько легче, насколько она может быть у людей с такими особыми потребностями. Девятнадцать лет жизни в Германии помогли мне почувствовать себя гораздо комфортнее, поскольку в немецком обществе принято уважать людей с особыми потребностями.
      Саванна, США
       Я аутистка. Моему ребёнку шесть месяцев, и пока что он не показывал никаких признаков нейроотличий — он кажется обычным ребёнком, немного опережающим в развитии своих сверстников. Главный плюс родительства, который мне дала инвалидность в целом (аутизм не является болезнью. Однако аутичным людям могут потребоваться особенные условия, отличающиеся от того, что нужно нейротипичным людям. — Прим. ред.), — это понимание того, какая именно поддержка мне нужна, чтобы я могла лучше справляться с родительскими обязанностями и в случае необходимости просить о помощи. Ещё одно аутичное качество, которое помогло мне с умом подойти к поиску информации, необходимой для осознанного родительства, — это умение запоем поглощать интересующие меня данные.
      Мне очень помогает, что работающие с сыном и со мной врачи не рассматривают мою аутичность как что-то препятствующее родительству — вместо этого они просто спрашивают, есть ли у меня вопросы, что меня беспокоит. Это важно любому родителю и любому пациенту — мне же это позволяет упомянуть о вопросах инклюзии.
      Мне бы хотелось, чтобы было больше исследований об особенностях грудного вскармливания аутичным родителем (причём хорошо бы, если бы они включали ещё и опыт аутичных небинарных людей и трансгендерных мужчин). В фейсбуке есть группа для аутичных людей из Англии, которые кормят детей грудью, но было бы классно, если бы эту тему лучше исследовали учёные. Если у вас есть психические трудности или сложности с обработкой сенсорной информации, то советы по кормлению в духе «сцепи зубы и перетерпи» для вас попросту бесполезны.
      Аутизм - тяжёлая аномалия психического развития ребёнка, характеризуется главным образом погружением его в себя и нарушением контакта с окружающими, эмоциональной холодностью, стереотипностью деятельности.
      Аутичность -  неуверенность в себе, ранимость, предпочтение творческого уединения шуму внешней деятельности, склонность к мечтательности.
      wonderzine.com
  •