8 детских блюд из тыквы


    Тыква – ценный продукт, особенно, в рационе ребенка. В ней много витаминов группы В, С и Е, редкими К и Т, а также бета-каротин, железо, магний и клетчатка. При этом из тыквы можно приготовить множество как сладких, так и несладких блюд – какое-то из них наверняка придется по вкусу детям.

Тыквенная каша с рисом

 

► Очистите тыкву от кожуры, порежьте на крупные кубики и тушите на медленном огне, добавив немного воды, чтобы избежать подгорания.
► Когда тыква слегка размягчится, долейте еще немного воды и прямо в эту же кастрюлю насыпьте рис.
► Тщательно перемешайте, добавьте соль, сахар, корицу и немного лимонной кислоты по вкусу.
► Если хотите, чтобы каша была более «тыквенной», добавьте поменьше риса и побольше тыквы.
► Можно вместо риса добавить пшенку, тоже получится вкусно. Подавайте со сливочным маслом.

Тыквенный суп-пюре

 Суп-пюре из тыквы несмотря на свою простоту популярен во многих ресторанах. Рецептов много, мы предлагаем базовый, который вы можете адаптировать под вкусы своей семьи.
► Итак, 300-400 г мякоти тыквы обжарьте с репчатым луком и небольшой морковью на сливочном масле.
► Пюрируйте в блендере, добавьте горячее молоко или сливки.
► Перелейте в кастрюлю, доведите до кипения, добавьте специи, посолите и подавайте на стол, посыпав крем-суп сухариками или тыквенными семечками. 
 Если добавить в суп заранее обжаренные кусочки куриного филе, он получится более сытным.

Запеченная тыква

► Это, пожалуй, самый простой рецепт, с которым справится даже ребенок.
► Нарезанную крупными квадратиками мякоть тыквы разложите по застеленному фольгой противню, запекайте в духовке, пока тыква не станет мягкой.
► Затем посыпьте корицей и полейте жидким цветочным медом. Полезный десерт готов.
► Кстати, по вкусу тыква прекрасно сочетается с голубыми сырами. Если вместо меда посыпать тыкву сыром дорблю, получится несладкое, но не менее вкусное блюдо – правда, скорее для взрослого меню.

Тыквенные оладьи

► Если вам нравятся оладьи из кабачка или картофеля, то почему бы не добавить в них тыкву?
► Натрите на крупной терке сначала кабачок, затем тыкву, посолите и перемешайте, а затем аккуратно отожмите лишний сок.
► В зависимости от количества получившейся массы добавьте 1 или 2 куриных яйца, немного муки, перемешайте и жарьте на сковороде, как обычные оладьи.
► Подавайте со сметаной.

Чипсы из тыквы

► Очищенную от жесткой кожуры тыкву нарежьте тонкими ломтиками, смажьте оливковым маслом, посолите, посыпьте кунжутом и разложите на противень, застеленный пекарской бумагой.
► Запекайте при температуре 200 градусов около 15 минут.
► Следите за тем, чтобы тыква не подгорела, так как время выпекания может меняться в зависимости от сорта тыквы и толщины ломтиков.
► Получится необычный перекус, которым можно заменить магазинные картофельные чипсы, печенье и другие не самые полезные для ребенка продукты.

Салат из свежей тыквы

► Натрите на крупной терке тыкву, сладкие яблоки сорта Голден и морковь.
► Сбрызните оливковым маслом, посыпьте очищенными тыквенными семечками. Полезный витаминный салат готов.

Тыквенный чизкейк

 

► Для основы чизкейка вам понадобится 250 г миндального печенья, 120 г сливочного масла и 1 ст.л.  коричневого сахара.
► Для начинки: 250 г тыквы, 200 г сахара, 500 г сыра Филадельфия, 2 яйца, 2 яичных желтка, 200 мл жирных сливок, корица, имбирь, соль и 3 ст.л. лимонного сока.
► Измельчите в блендере печенье, добавьте в него растопленное сливочное масло и сахар: у вас должна получиться мягкая пластичная масса.
► Раскатайте ее и выложите на дно пекарской формы, оставляя невысокие бортики.
► Уберите в холодильник и займитесь начинкой. На средней скорости смешайте миксером или блендером яйца, желтки, сыр Филадельфия и сахар, добавьте к ним заранее приготовленное тыквенное пюре, лимонный сок, специи и соль по вкусу.
► В конце добавьте сливки и снова перемешайте до однородности.
► Готовую начинку залейте в форму и отправьте в разогретую до 190 градусов духовку на 50-60 минут.
► Когда чизкейк будет готов, дайте ему остыть прямо в форме.
► Подавайте, полив горячим шоколадом или посыпав соленой карамелью.

Цукаты из тыквы

► Порежьте тыкву на небольшие кусочки, выложите слоем в большую кастрюлю и щедро посыпьте сахаром, сверху выложите порезанный дольками лимон.
► Затем снова слой тыква-сахар-лимон и снова, пока не закончится место в кастрюле.
► Поставьте кастрюлю на средний огонь, доведите до кипения, поварите 5 минут и дайте остыть в течение 3-4 часов.
► Повторите процедуру еще один-два раза. Главное, чтобы тыква пропиталась сиропом, но при этом кусочки сохранили форму и не превратились в пюре.
► Когда тыква в последний раз остынет, слейте сироп и отправляйте цукаты сушиться в печь. Для этого потребуется около 4 часов при температуре 100 градусов.
► Когда цукаты затвердеют, посыпьте сахарной пудрой и подавайте на стол.
► Храните цукаты в закрытой банке.  

deti.mail.ru

1 persoană apreciază asta




Comentarii


Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Ai lipit un conținut cu formatare.   Elimină formatare

  Only 75 emoticons maximum are allowed.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor


  • Conținut similar

    • De Calandrella

      Эдвардс рассказал, что как-то раз с утра пораньше, собираясь на работу, сказал своей жене что-то типа: «Ты должна быть мне благодарна за то, что я встаю к малышу ночью, большинство отцов этого не делают». На что супруга посоветовала ему больше такого не говорить. «Потому что из твоих слов следует, что ты выше этого. Что я должна целовать тебя в задницу каждый раз, когда ты встаешь по ночам. Но вообще-то это и твой ребенок тоже», — сказала она ему.
      Он психанул и молча уехал на работу — по признанию многодетного отца, он не стал отвечать супруге, чтобы не наговорить лишнего. По пути к офису на него снизошло озарение, и он решил пересмотреть свое отношение к помощи жене. И постепенно перестал оглядываться на опыт своих друзей, многие из которых не участвуют в уходе за детьми, и окончательно принял для себя позицию: «Я не помощник, я родитель». Счастливый конец.
      Но в большинстве семей — даже современных, даже прогрессивных и молодых — отцы по-прежнему считают себя супергероями после того, как раз в неделю поменяют грязный подгузник. Более того, таковыми их считают и жены, и друзья, и родственники. «Молодец какой, помогает!» — хвалят они его, будто он трехлетний ребенок, премило насыпающий мимо миски кошачий корм.
      «Наш папа очень устает на работе, поэтому мы ему не мешаем», — весьма распространенный семейный девиз среди молодых родителей. Звучит эта оправдательная фраза тоже так, как будто речь в ней идет о несчастном малыше, а не о взрослом человеке, для которого усталость — норма жизни.
      «Чтобы не мешать папе, мы с малышом спим отдельно, в другой комнате», — говорят женщины, отчего-то не считающие своих мужей полноправными (и полноответственными) родителями своим детям.
      «Зато он помогает нам в выходные», — отвечают молодые мамы, живущие со своими мужьями вместе семь дней в неделю. Зато? За что? За то, он всю неделю спокойно спал, отдых после работы и ужинал вкусной едой? За то, что, быть может, даже пару раз помыл посуду?
      Думаю, что отцам такое даже неловко читать. Во всяком случае, я на это надеюсь.
      Потому что отцом мужчина становится не тогда, когда у него есть время или желание погулять с ребенком, не тогда, когда он встает к малышу ночью (чтобы достать его из кроватки, передать матери и тут же заснуть мертвым сном) и не тогда, когда ему это удобно. Ничего не поделаешь, но отцовство, как и материнство — работает круглосуточно.
      Так что давайте перестанем хвалить пап, которые встают по ночам, гуляют, купают, кормят, играют и делают все то же, что им мама. Особенно на самых ранних этапах родительства, когда модель взаимодействия с ребенком у обоих родителей только начинает формироваться. Нет никакой специальной женской работы, кроме разве что грудного вскармливания, и все, что касается заботы о ребенке — дело для двоих.
      Знаете, есть такие футболки для пап, на которых написано: «I Don’t babysit, I parent!», так вот, именно вот эту мантру пора сделать международным девизом отцовства. Потому что «какой молодец, помогает!» — это просто стыдоба.
      n-e-n.ru
    • De Calandrella

      Но самый тяжелый период родительства — это, безусловно, первые недели жизни ребенка, когда ты не ведаешь, что творишь, что происходит и почему об этом никто не предупредил. На матерей в это время сваливается огромное количество задач, с которыми они прежде не сталкивались на практике. И даже самые мужественные женщины дают слабину и в какой-то момент понимают, что ничего уже не понимают.
      Родственники, советы, неуверенность в себе и гуглинг все только портят, потому что заставляют еще больше сомневаться в себе. Но все же часто мы сами добавляем себе лишних проблем, пытаясь стать идеальными матерями — в соответствии со своими неправдоподобными ожиданиями от родительства. Вот вам список того, что совершенно точно поспособствует отъезду вашей крыши в первый же месяц материнства.
      Постоянное сравнение ребенка с другими детьми или того хуже — табличками
      Молодые родители одержимы нормой (а вы думаете, почему НЭН так называется?). Им важно знать, нормально ли, что ребенок в четыре месяца весит на полкилограмма меньше, чем трехмесячный сын соседки? Нормально ли, что пятимесячный малыш не желает спать всю ночь, хотя педиатр сказал, что «должен»? Нормально ли, что в полгода у него все еще нет зубов, хотя ваша мама говорит, что у вас в этом возрасте их было уже пять?
      В общем и целом, нормально то, что молодые родители хотят все это знать и следить за тем, как растет и развивается их ребенок. Однако основная ошибка заключается в том, что они считают себя несущими персональную ответственность за происходящие в организме и психике ребенка биологические процессы. Сбросьте с себя этот груз! С вашим младенцем все окей, даже если ваши дальние родственники считают, что он у вас маловат, худоват и недостаточно волосат.
      Выключение отца из заботы о ребенке
      Да, у некоторых женщин материнский инстинкт настолько силен, что они не могут доверить малыша даже собственному мужу в течение первых нескольких недель. Хорошо, мы вас понимаем. Но помыть пол-то он может сам? А чайник поставить? А развесить выстиранное белье? А набрать для младенца ванну? Ну а хотя бы сходить и купить вам килограмм яблок или селедки или чего вам сейчас хочется? Дайте ему быть полноправным членом семьи. Ничего страшного не случится, если вдруг вы не погладите его носки к завтрашней важной встрече. Никто не погибнет от того, что вместо того, чтобы варить пятилитровую кастрюлю рассольника вы предпочли поспать вместе с ребенком.
      Сопротивление изменениям
      Допустим, вы уже смирились с тем, что из вашей груди течет молоко, вы не высыпаетесь, вы ходите на прогулку в серых трениках, а не своих любимых скинни, а еще вы теперь умеете собирать и разбирать коляску и даже таскать ее на пятый этаж в доме без лифта.
      Но даже признав эти изменения, многие продолжаются сопротивляться тому, что трансформации произошли не только в жизни, но и в жилище. Молодые матери не могут смириться с тем, что квартира завалена крошечными шмотками, что теперь вместо журнального столика стоит кроватка, что вместо классного ковра с абстрактным рисункам на полу валяется развивающий коврик, который если что и развивает, то разве что вашу паранойю.
      Так вот. Смиритесь. Вы теперь не один. Это существо будет с вами. Оно займет полагающийся ему кусок пространства, даже если вы каждый вечер, обессиленная, будете прятать по шкафам и антресолям его вещи и игрушки. Рано или поздно они вас настигнут, лучше признайте их существование сейчас, чтобы разгрузить ту часть мозга, которая мечется в ужасе от того, что у вас теперь есть ребенок.
      Чрезмерная серьезность
      Блин, да никто не спорит с тем, что рождение ребенка — это серьезно. Что огромная ответственность и невероятно фантастическое событие. Но серьезно, над детьми можно смеяться, даже над такими маленькими. Это не значит, что кто-то высмеивает ваше материнство, просто без юмора к жизни с детьми невозможно относиться, иначе можно сойти с ума, ага.
      n-e-n.ru
    • De Calandrella

      Зачем нам нужны дети? Ответ очевиден. Дети – это главное. Главный смысл жизни, любви, семьи. Эта мысль, вроде как, является ключевой для нашего общества. Иметь детей – это и счастье, и призвание, и долг, и радость, и ответственность, и еще много-много чего.
      Семья без детей – не семья. Женщина – это, прежде всего, мать. Каждый мужчина должен стать отцом. Воспитание детей – это долг для каждого из нас. Эти тезисы актуальны до сих пор. Мы в РФ традиционалисты. Мы верим в семью, институт брака, институт родительства.
      И, вроде бы, это выглядит правильным подходом. Конечно, есть и нюансы. Есть право на чайлдфри, есть медицинская бездетность, есть однополые союзы. Но по главной линии всё, вроде бы, чётко: традиционная семья и традиционное отношение к детям, как к смыслу в жизни – это, по-прежнему, наше всё!
      Но в этом кроется главная проблема. Традиционный подход не работает. В 21 веке ответ на вопрос: «Зачем заводить детей?» звучит совсем иначе, нежели век тому назад. А проецируя на общество устаревшую матрицу мы и подводим его к малодетности или полному отказу от деторождения.
      Для современного индивидуалиста из 21 века, дети – это не цель в жизни. А когда общество требует от него устаревшего подхода, то в нем срабатывает отторжение. Он говорит нет семейной жизни в традиционном смысле, потому что она не вписывается в его личный уклад.
      Какие в нашем обществе самые популярные ответы на вопрос: «Почему я не хочу заводить детей?»
      Они что-то там нарушат в моем личном пространстве. Они не вписываются в мой ритм жизни. Я не хочу испытывать дискомфорт. Я не хочу посвящать всю свою жизнь родительству. Для женщин – я не хочу физиологических изменений. Для мужчин – я не хочу повышенной ответственности.
      Грубо говоря, у человека есть что-то еще, кроме планов завести ребенка, и он не хочет, чтобы дети мешали ему в этом. Он не хочет, чтобы они становились ГЛАВНЫМ. Вытеснили из его жизни что-то важное.
      А традиционный подход как раз и подразумевает некую всезначимость детей и грядущей роли родителя. Появление синдрома гиперответственности и повышенную занятость.Кажется, что после рождения ребенка мир будет вертеться только вокруг него и, отныне и навсегда, именно роль матери или отца будет ключевой и определяющей.
      Фактор наличия ребенка превращается в доминату. Он влияет на отношения, повышая их статус, ведь теперь сложней развестись и нужно всегда быть счастливыми. Он влияет на карьеру, как и очевидным образом для женщины, так и косвенно для мужчины, заставляя обоих идти по более сложным траекториям. Он влияет на здоровье, на активность, на привычки и еще на много-много чего. И такая доминанта становится проблемой.
      Но это проблема исключительно традиционного подхода. Так случилось, что к концу 20 века наше отношение к детям стало, что называется, too much. Мы настолько гиперболизировали фактор родительства, что он стал сковывать нас и откровенно мешать жить.
      И причин этому много. Прежде всего, стоит сказать, что такое было не всегда. Большую часть нашей истории никаких «яжемать» не было и в помине. Детей рожали как на фабрике. Отношения к ним было абсолютно утилитарным – нужна была рабочая сила для помощи по хозяйству. Семьи были широкими (т.е. в одном доме жили по несколько поколений или даже по несколько родственных ветвей) и детей воспитывали все вместе. Что-то вроде современных садиков, где выделяют группы по возрастам, а не отдельных детей. В общем, никакой чёткой линии мать-дочь или отец-сын, в нашем современном понимании, не было.
      Это появилось позже. В начале 20 века, когда традиционная крестьянская семья начинает трансформироваться в привычную нам нуклеарную семью, где уже есть мама-папа и один-два ребенка. Никаких бабушек, родственников. И вот только тогда, впервые в истории, воспитание ребенка становится ответственностью не группы людей, которая поколение за поколением воспроизводит одну и туже схему воспитания, а отдельного индивида (мать, отец). То есть, впервые появляются полноценные связи мать-ребенок и отец-ребенок. И это всё в двадцатом веке со всеми его переменами и войнами. С прогрессом. С медициной. С развитием социальных институтов. С глобализацией.
      Так в итоге и получилось, что к концу 20 века роль матери и отца, которая началась с банальных функций, вроде научить мыть руки и правильно переходить дорогу, возросла до невероятных масштабов. Отец и мать – это теперь целая индустрия. Есть родительские курсы до родов, есть миллион книг и теорий о правильном воспитании детей всех возрастов.
      Есть определенная социальная роль родителя, который теперь напрямую задействован в жизни своего ребенка. Он вместе с ним учится, ходит в секции, ходит в кино, выбирает детские товары и так далее. Родитель должен всему научить, всё подсказать, всё рассказать.
      Это огромная ответственность. Это огромный объем знаний и масса усилий. Решиться родить и воспитать ребенка, кажется невероятно сложной историей. Еще и мир вокруг не стоит на месте. Кроме детей есть еще много всего остального. Еще большая ответственность.
      Еще больший объем знаний и еще большие усилия. А еще институт семьи претерпевает изменения. Современный тип – это «динамический тип». Разводы, переезды, смены социальных ролей. Всё в одну кучу.
      Как итог, коллапс. Всё это настолько сложно уложить в модель: «ребенок – главное в семье», что это пугает и создает проблемы. Зачем нам дети, если мы можем однажды развестись?
      Зачем нам дети, если мы не готовы посвящать им большую часть времени? Зачем нам дети, если мы не знаем всего того, что нужно знать, чтобы называться «хорошими современными родителями»?  Наконец, зачем нам дети, если они будут влиять на наше личное благополучие?
      Как с этим справиться? На помощь приходит концепция «ребенок-компаньон». Её смысл в том, чтобы отказаться от традиционных стереотипов, что ребенок мешает личным устремлениям родителя. Что главная родительская задача – это посвятить всю свою жизнь воспитанию. Нет, всё это too much. Нужно заменить это на стремление к личной реализации и личному благополучию.
      Главное – это не семья, не любовь, не родительство, а ты сам. Твоя успешность. Твоя моральная, социальная и финансовая устойчивость – вот определяющие факторы для родительства. Ребенок – это партнер. Компаньон. Еще один член команды.
      Вокруг него не крутится мир. Его воспитание – это не ответственность, а возможность. И это не сложно, это всего лишь еще одна составляющая самореализации.
      Карьера, хобби, ребенок – всё это не конкурирует друг с другом, а взаимодополняет. Важны не социальные роли, а личные эмоции.
      Важен не статус родителя, в контексте поколений (старший должен учить младшего), а работа в команде. В 21 веке у ребенка очень рано формируется индивидуальная социальная роль. И родитель почти сразу может начать взаимодействовать с ней с партнерской, компаньонской позиции.
      Так зачем заводить детей в 21 веке?
      Прежде всего, не для того, чтобы выполнить свою родительскую функцию. Не для того, чтобы стать родителем в традиционном понимании. Образовать крепкую семью и обязательство воспитать ребенка – это контрпродуктивные устремления. Не верите? А оглянитесь вокруг. Мы же видим, что происходит в нашем мире. Постоянные разводы, рост отказников, рост малодетных семей, рост семей с одним родителем. И мы пришли ко всему этому от высшей точки «святости семьи»: от бэйби бума и роста потребительского благополучия. Мы уже попытались создавать лучшие семьи и быть лучшими родителями. Нельзя призывать к тому, что уже пройдено.
      Заводить детей – это не обязательство. Это, в первую очередь, должно быть желанием расширения своего эмоционального и социального фона. Ты живешь с партнером, и вы хотите «что-то еще». Добавить еще один кирпичик к вашей пирамиде. Не фундамент, не «главное событие», а что-то менее пафосное. Ездить на отдых не вдвоем, а еще с ребёнком. Ходить в кино вместе. Ужинать в ресторане. Ребенок – это, прежде всего, эмоции.
      Его не нужно методично «выращивать», как это нам продает маркетинг. Нет никакой гипер-роли родителя, всё это просто способ продать побольше товаров и услуг. Всё, что нужно для того, чтобы вырастить ребенка – это просто быть современным человеком. Проецировать на еще одного члена команды то, что проецируешь на себя. Вот и весь секрет.
      Это ключевая вещь. Видеть в ребенке, не «младшее поколение», которое нужно научить тому, что довелось пережить «старшему поколению». А равного родителю индивида, изучающего меняющийся современный мир. Этот мир ведь, действительно, постоянно меняется. Мне нечего рассказать своему ребенку про VR-очки, криптовалюты и рэп-баттлы. Я могу только открыть пошире глаза и начать вместе с ним изучать эти новые элементы современной жизни. И так со всем. Наука, медицина, искусство, политика, культура и т.п.. Всё аспекты современной жизни находятся в постоянной деформации.
      Поэтому, концепция «ребенок-компаньон» оптимальна. Она снижает уровень ответственности, который слишком давит и ограничивает, и позволяет проецировать свое благополучие и развитие на кого-то еще. А это уже вполне посильная задача для современного человека.
      snob.ru
    • De Calandrella

      Как обычно поступают в такой ситуации родители и взрослые, которые стали свидетелями публичной истерики ребенка? Прежде всего, пускается вход наиболее “мягкий” метод – стыд. Он редко когда срабатывает, поэтому сразу подключаются более действенные способы – запугивание и страх наказания или лишения чего-то. Делается все, чтобы сломить ребенка и вернуть долгожданное спокойствие.
      И никто не задается вопросом, что в это время чувствует ребенок под таким давлением и какой урок он вынесет из этой ситуации.
      Свидетелем такого типичного для нас происшествия стала детский и семейный психолог Юлия Магомедова. Об этом она рассказала в своей статье.
      Случай в маршрутке
      Не могу сказать, что люблю ездить в общественном транспорте, но иногда приходится. Так вот: будний день, в маршрутке не так много людей, есть даже несколько свободных сидений. Заходит бабушка с внучкой, девочкой лет пяти. Садятся на сидение, пару минут едут тихо, потом бабушка начинает:
      – Надень, Леночка, куртку!
      Леночка:  Не хочу, мне жарко. 
      Бабушка продолжает:
      – Надень! Вдруг тебя продует, сопли появятся, что я маме скажу?!
      А погода в этот день была теплая, к слову, все были в кофтах и блузках, в том числе и сама бабушка. Девочка сидит в кофте, и надевать куртку не собирается. Тогда бабушка начинает одевать силой, девочка начинает истерически кричать:
      – Не буду одеваться, не буду одеваться!
      Сползает к ногам и усаживается там. Любое бабушкино движение, направленное к ней, встречается усилением децибелов.
      Бабушка начинает ее стыдить:
      – Поднимись, как же тебе не стыдно меня мучить, посмотри – другие девочки спокойно сидят, а ты? Фу, какая плохая, невоспитанная девочка!
      Девочка все так же продолжает ныть:
      – Не трогай меня, не хочу, я здесь буду сидеть.
      Бабушка попыталась несколько раз достать ее силой из-под сиденья, поднялся еще больший визг и крик.
      Мужчина, сидевший сзади меня, не выдержал:
      – Да успокойте ребенка, в конце концов!
      Бабушка наивно так сказала:
      – Не могу.
      Другая бабушка, сидевшая рядом с этим мужчиной, резонно заметила:
      – А что она может сделать, это характер такой бешеный! Вот моя внучка такая же – что не по ее – сразу закатываться!
      У мужчины были свои взгляды на эту ситуацию:
      – Как не может, не хочет?!
      Старушка № 2 обращается к мужчине:
      – А у вас свои дети есть?
      Мужчина:
      – Есть. Двое, и они себя так не ведут, хоть раз бы мне такую истерику закатили – ремня дал, на всю жизнь запомнили бы!
      Тем временем, девочка никак не унималась, горланила, что она не будет одеваться и будет сидеть там.
      По лицу мужчины было видно, как возрастает его злость.
      Бабушка девочки с маниакальной настойчивостью искала девочку под сиденьем, с курточкой, которую нужно надеть.
      Далее подключилась милейшая женщина лет 40. И начала операцию «запугивания»:
      – Если сейчас не успокоишься, бабушка уйдет, а я тебя заберу и дяде отдам.
      Бабушка, видимо вдохновившись новой идеей, подхватила:
      – Сейчас окно открою и выкину тебя, если не замолчишь! Девочка, естественно, начала визжать еще сильнее.
      Подключился водитель:
      – Успокойте своего ребенка!
      Девочка лет девяти поддержала взрослых:
      – Ага, сейчас дядя водитель посадит тебя в мешок и увезет, если не прекратишь!
      Я долго не вмешивалась, но в тот момент меня резанула реакция этой девочки – ни грамма сочувствия, сопереживания, какая-то эпидемия всеобщего помешательства.
      Я попросила не пугать девочку и сказала макушке, которая уткнулась в коленки и всхлипывала, о том, что взрослые шутят. Неудачно шутят. Что ее никто не заберет и не выкинет. И что ей, наверное, очень больно и плохо, раз она так кричит. Девочка не ответила, она затихла.
      В этот момент бабушка опять попыталась ее поднять – девочка сказала, что навсегда останется здесь сидеть.
      На следующей остановке мне нужно было выходить, не знаю, как сложилась дальнейшая история девочки и бабушки, но многое из этой истории почерпнула и я.
      У нас в обществе совершенно не принято выражать «несогласие, агрессию», отстаивать свои границы.
      Общество не может спокойно смотреть на это, если кто-то с чем-то не согласен – нужно его:
      А) застыдить;
      Б) запугать;
      В) наказать.
      Все – как будто других вариантов нет!
      А понять, встать на одну позицию с этим человеком (пусть даже с ребенком) и начать диалог не с позиции «Я старше, больше, круче, умнее, сильнее, богаче и т.д.» , а с позиции «Я тебя понимаю, ведь и со мной такое было»…
      В общем, это жизнь…
      b17.ru
    • De Calandrella

      Мой сын без остановки что-то просил - мультфильм, сухарик, говорить голосом робота, снова мультфильм, пойти на второй этаж, включить воду в ванной, выключить воду в ванной, играть, и еще играть, и еще. Он ходит туда-обратно, дергал меня за одежду, много раз подряд задавал один и тот же вопрос, не дожидаясь ответа.
      Мне нужно было готовить ужин, переодеваться, отвечать на срочное сообщение, спланировать день так, чтобы никуда не опоздать, и думать о том, откуда взять деньги на оплату квартиры в следующем месяце.
      И я сорвалась - недопустимо и в очередной раз. Накричала.
      Ушла в комнату плакать от бессилия и стыда. Слышу, на кухне тишина.
      Только ложка по тарелке стучит. Каша, наверное, остыла. Бедный мой мальчик ужинает, проглатывая слезы. Ребенок, который ни в чем не виноват.
      Потом - какой-то треск и сразу горький плач. Иду смотреть, что случилось. Вообще-то, я не собиралась никуда идти. Я только что оставила плачущего ребенка один на один с маленьким огромным горем, и ушла переживать своё. Но я слышу, как он плачет, и встаю. Я еще не знаю, что буду делать - снова ругаться или утешать. Я еще не знаю.
      Сын порвал крупные бусы, висели на стене в кухне. Зажал в кулачке две бусины и плачет в ужасе, предвидит мой крик. Сжимается в комок, боится и краснеет, потому что не может дышать от страха.
      Он сквозь слезы кричит: «Я случайно, я бусы порвал, ты будешь ругаться, я случайно, мама».
      Мой ребенок космически одинок, ему совершенно не на что опереться.
      Также, как была одинока я несколько минут назад. Его (как и меня) никто, совершенно никто не может утешить. Кроме меня самой.
      Я вижу, как обнимаю его и слышу, как звучит мой голос - ласково и спокойно.
      Я не переставая говорю ему, что не сержусь и не стану ругаться, я помогаю собрать бусины и вместе с ним на руках иду искать крепкую нитку, чтобы собрать их снова, я рассказываю, как часто что-то ломаю - в этом нет ничего страшного.
      И с каждым словом моё сердце, черное от злости и страха, расправляется.
      Становится таким, каким было задумано от рождения.
      Я устала, я очень боюсь. Я буду уставать, бояться и срываться снова и снова. Но я хочу запомнить это.
      Запомнить, какое глубокое движение внутри происходит тогда, когда рассыпаются бусы.
      Запомнить момент, когда они падают и катятся под стол. Момент, когда я собираюсь кричать на ребенка. Момент, когда я выбираю этого не делать.
      Когда я обнимаю его и ласково говорю: «С тобой всё в порядке».
      Со мной уже нет, а с тобой, мой маленький, пока ещё всё в порядке.
      ponaroshku.ru
  •