Все под контролем? Почему маленькие дети плохо себя ведут


    Опросы показывают, что большинство родителей ожидает от своих малышей более полного самоконтроля, нежели чем это возможно в их возрасте.

creche-1041x694.jpg

Сначала мы сходим с ума от кризиса 2-х лет, который, не успев закончится, перерастает в кризис 3-х лет, потом нас ждет кризис 6-ти лет и далее по списку. В итоге жизнь родителей превращается в постоянную череду криков, капризов, катаний по полу, протестов и воплей: «Уйди и не командуй мной!», «Гадость! Не буду кашу!», «Дай мне еще одну шокола-а-а-дку!». Когда же ребенок научится держать себя в руках?

Почему дети не умеют контролировать свое поведение?

Увы, самоконтроль — это приобретенный навык и не стоит ждать, что трехлетний ребенок в совершенстве владеет им. Как ни печально, у большинства детей он начинает формироваться между 3,5 и 4 годами, поэтому нет смысла надеяться, что они начнут контролировать себя ранее 4-4,5 лет.

Родительский взгляд

Однако, как оказалось, многие родители думают иначе. Американская общественная организация ZERO TO THREE проводила национальный опрос, результаты которого показали, что родители часто заблуждаются в отношении способности своих детей контролировать эмоции, принимая желаемое за действительное:

  • 56% считают, что дети в состоянии преодолеть импульсивное желание нарушить запрет даже, если им еще не исполнилось 3 года (но, судя по всему, из вредности этого не делают).
  • 36% уверены, что в 2 года дети уже вполне могут контролировать себя.
  • 24% думают, что годовалые малыши умеют контролировать себя и при желании могут не устраивать истерики. При этом 42% уверены, что в 2 года дети уж точно владеют этим навыком.

Так же многие родители отметили, что зачастую они просто разрываются между необходимостью терпеливо реагировать на непослушание и гневом, который зашкаливает, когда их малыш отвратительно себя ведет.

crianza-660x400.jpg

Как помочь ребенку?

Резюмируя эти результаты, исполнительный директор ZERO TO THREE Мэтью Мелмед заметил: «Когда родителиреалистично оценивают способности своих детей, это позитивно сказывается как на гармоничном развитии ребенка, так и на атмосфере в семье. Завышенные ожидания, наоборот, приводят к нервотрепке и ненужным наказаниям вместо поддержки и помощи, которые необходимы малышу в конфликтных ситуациях. А ведь главную роль в воспитании, по крайней мере, в первые годы жизни ребенка, играет отнюдь не наказание. Обучение — вот на что должны опираться родители. Если вы реалистично оцениваете способности своих детей, это поможет вам эффективнее управлять их поведением и направлять его в нужное русло».

«Если мы задумаемся над признаками избалованности, — вторит ему многодетная мама и автор семинаров по психологии отношений Ольга Писарик, — то увидим, что, в сущности, любой маленький ребенок – это избалованный ребенок. Любой маленький ребенок ожидает, что мир будет вращаться вокруг него, что он будет испытывать только положительные эмоции и всегда получать то, что хочется. В этом нет ничего плохого, так задумала природа (…) Задача родителей – быть терпеливыми, поддерживая ребенка в его страданиях. Потерялась любимая игрушка или лучший друг не позвал на день рождения, младший брат разорвал рисунок, а может, папа выиграл в шашки или вовсе случилось страшное — мама забрала планшет? Не смейтесь над горем ребенка, не стыдите его, не отвлекайте и не торгуйтесь, обещая еще лучше, еще красивее… Сядьте рядом, обнимите, посочувствуйте, дайте излиться слезам, будьте для ребенка человеком, на руках у которого комфортно и поплакать, и утешиться. И когда слезы высохнут, а взгляд прояснится, ваш ребенок вдруг увидит, что горе, казавшееся еще недавно непереносимым, на самом деле, успешно пережито и жизнь продолжается».

Так что, когда ваш двухлетка закатывает очередную истерику, не отчаивайтесь: дети быстро растут и довольно-таки скоро настанет тот вожделенный момент, когда ваш ребенок сможет сдерживать свои эмоции… Правда, до тех пор, пока у него не появляются собственные малыши!

soznatelno.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Путешествия с детьми — одна из величайших загадок жизни. Вы хотите, чтобы ваша жизнь не заканчивалась с появлением детей, а потому вы берете их в поездки. Вы хотите, чтобы они набирались опыта, заводили друзей, строили отношения с бабушками, дедушками и другими родственниками. Но доставить их из пункта А в пункт Б — невероятно сложно, а иногда и вовсе невозможно.
      Первое время я пыталась сопротивляться. Я заставляла сына сидеть у меня на коленях все время, неважно, как громко он при этом кричал. Я пыталась подкупить его бесконечными вкусностями и перекусами, молоком, игрушками, даже пыталась заставить его смотреть что-нибудь (что угодно!) на телефоне.
      Как бы я ни хвалила себя за то, что взяла его любимый поильник, самую любимую машинку и самую любимую на данный момент плюшевую игрушку, ему всегда чего-то не хватало. Целая сумка игрушечного арсенала переставала его радовать уже спустя несколько минут после взлета, если не раньше. Затем я начинала его укачивать, пела песенки ему на ухо, пыталась его успокоить, чтобы он дал мне и всему остальному самолету немного отдохнуть. Но пытаться укачать разъяренного тоддлера — это как пытаться запеленать осьминога и щенка одновременно. Ничего не выйдет.
      Затем мы переключались на журналы в кармане сидения спереди. Их так весело вытаскивать и швырять на пол. Да, я знаю, что он пинает и толкает ваше сидение, когда делает это. Поверьте мне, я и так уже смотрю на своего ребенка самым злобным взглядом и приказываю ему перестать самым безапелляционным шепотом, но все мои угрозы не действуют на могущественного тоддлера — они просто отскакивают от него. Игрушек недостаточно, снэков мало, угрозы не работают. И в этот момент я поняла: их всегда будет недостаточно.

      Истина заключается в том, что единственное, чего ему хочется в самолете, — это бегать. Бегать взад и вперед по проходу, взад и вперед, взад и вперед, до тех пор пока вы не начнете переживать, что он протрет дыру в полу, и дно самолета отвалится. Как только я это осознала, он стал значительно счастливее, но это была лишь половина битвы.
      Так что нам пришлось ходить за ним по пятам. Близко, чтобы он всегда был на расстоянии вытянутой руки на тот случай, если он решит устроить нам экстренное приземление. Но тут есть одна большая проблема — другие пассажиры. Вы же знаете, какие узкие проходы в самолетах: невозможно ходить взад и вперед, не задев ничью руку, ногу, а иногда и голову. Это неизбежно.
      И тогда они начинают смотреть. Другие пассажиры начинают злобно на тебя смотреть, потому что ты ходишь взад и вперед и задеваешь их. На меня уже миллион раз так смотрели, и я всегда стараюсь улыбаться в ответ, но если честно, мне хочется плакать. Слушайте, я знаю, что раздражаю вас, но, положа руку на сердце, какие варианты у меня есть? Заставить моего тоддлера сидеть спокойно? Мы уже выяснили, что это не работает. Так что делайте выбор, господа пассажиры: крики и пинки или я, сто раз проходящая мимо, врезающаяся в вас и извиняющаяся каждый раз — и так весь полет. Выбор за вами.

      Когда казалось, что пассажиры уже не способны ненавидеть меня больше, чем сейчас, мой ребенок решил, что он хочет давать всем пять. ВСЕМ. Если вы сидите у прохода, вам этого не избежать. У вас перед лицом непременно появится маленькая пухлая ручка. И он не уйдет, пока вы не дадите ему пять. Вы можете игнорировать его, притворяться спящим или делать вид, что не понимаете, что ему надо. Но мой ребенок упрям как осел — можете поверить мне на слово.
      Да, я понимаю, что вы не хотите трогать его маленькую липкую руку, покрытую микробами, но и здесь у вас есть выбор: потрогать руку или оказаться в осадном положении, настойчивости которого позавидуют именитые генералы. И да, я вижу, как вы закатываете глаза.
      Это извинение для всех, кто слышит его крики, ощущает его пинки или вынужден давать ему пять. Пожалуйста, знайте, что я стараюсь. И если во время этого полета я пройду все свои десять тысяч шагов, то это только потому, что я знаю, что альтернатива еще хуже. Поверьте мне.
      Так что сидите спокойно, наслаждайтесь шоу, может быть, купите родителю выпить (ему еще сложнее, чем вам сейчас), и дайте уже пять этому ребенку.
      n-e-n.ru
    • Calandrella
      De Calandrella
      Во многих семьях появляется так называемый «семейный миф». Это означает, что семья в какой-то момент начинает жить по следующему сценарию: «Мы — члены этой семьи, у нас есть такие-то особенности, в целом в семье всё в порядке, но есть один плохой ребёнок (по такой-то и такой-то причине), который этот порядок постоянно нарушает!» Это миф, поскольку он совершенно не соответствует действительности. Что является причиной его появления?
      Таких причин — и объективных, и субъективных — может быть очень много. Родители и родственники начинают обвинять плохую экологию, дурную, с их точки зрения, наследственность, развал системы образования и прочее и прочее… Мать сетует: «Весь в отца (бабушку, дедушку, дядю, тётю…) пошёл». «Как же я не люблю это в её матери!» — говорит отец. Или, например, первый ребёнок мог быть очень спокойным в младенчестве и практически не доставлять проблем своим родителям. А потом появляется следующий младенец, который, в отличие от предыдущего, почти не перестаёт плакать и капризничать. Волей-неволей его родные раздражаются, переживают свой дискомфорт, и вполне возможно, что именно на этого ребёнка впоследствии «повесят табличку» неисправимого хулигана.
      Большое влияние на возникновение «семейного мифа» оказывает школа и то, как ребёнок проявляет себя в учёбе. Если он с успехом выдержит первый класс, который, без преувеличения, является важнейшим этапом для становления детской психологии, если он сможет преуспеть и самоутвердиться в этот период своей жизни, если он получит достаточную мотивацию к учёбе от окружающих его взрослых, то тенденция к проявлению плохого поведения у конкретного ребёнка снизится во много раз.
      Исследования подтверждают, что большой процент подростков, для которых свойственно девиантное поведение и которые постоянно дерзят, ругаются и оскорбляют, курят, выпивают, ведут себя, как вандалы, вовлекаются в дурные компании и гуляют по ночам и т.д. — практически все эти ребята были плохими учениками в первых классах начальной школы. Родителям необходимо вовремя поддержать своего ребёнка, утвердить его, помочь ему, чтобы их чадо не чувствовало себя «ненужным», «неспособным ни к чему хорошему», «бестолочью», которая не желает учиться, потому что перед ней лишь одна цель — «измучить своих несчастных родителей»…
      Семейный миф о «плохом ребёнке» устраивает по разным причинам многих членов семьи, однако делает невозможным конструктивное решение проблемы детского плохого поведения. Ведь в реальности он «помогает» нам только в том, что закрывает возможность нашего личного исправления, которое, как известно, очень тяжело осуществить на практике. Осознать свои ошибки и попытаться исправить их — это очень болезненный процесс, и гораздо легче бывает обвинить кого-то другого, если в жизни что-то не задаётся, даже если этот «другой» — наш собственный ребёнок!
      Зачастую нам, родителям, приходится открывать в себе такие черты и особенности, которые буквально заставляют наших детей плохо себя вести. Это происходит потому, что именно взрослыми устанавливаются правила поведения, необходимые для каждой конкретной семьи, и взрослыми они нарушаются в первую очередь!
      Во-первых, в некоторых семьях родители вовсе не устанавливают правил и ограничений, и этому можно найти минимум три объяснения. Либо у самих родителей никогда не было подобного опыта, потому что они выросли в семье, в которой не устанавливались правила поведения. Или наоборот — этих правил и ограничений было такое множество, и родителей так подавляли, когда они были маленькими, что теперь, в своей собственной семье, они ничего не хотят слышать ни о каких правилах.
      Довольно часто также родителям не удаётся установить семейные правила, потому что они чувствуют свою вину перед детьми, например, если по характеру своей работы или из-за других обстоятельств они вынуждены постоянно отсутствовать, что не позволяет им принимать участие в жизни и воспитании своих детей. В этом случае родитель чувствует себя виноватым перед ребёнком и пытается любыми способами компенсировать своё постоянное отсутствие. Помимо того, что он постоянно задаривает ребёнка подарками — в меру своих экономических возможностей, — такой родитель часто практически полностью убирает правила и ограничения из его жизни. При этом он, конечно, желает ребёнку только добра и надеется, что всё это возместит чаду его длительное отсутствие и залечит те раны в душе ребёнка, которые оно могло нанести.

      Таким образом, у детей в таких семьях не вырабатывается навык ограничивать себя в своих желаниях и поступках, они слишком импульсивны и несдержанны. Нет ничего, что могло бы направить их силы и энергию в правильное русло, и такие дети начинают себя вести плохо не столько по своему произволению, сколько из-за того, что ни в их собственной жизни, ни в жизни их семьи нет порядка и нравственных ограничений. Зачастую они начинают руководствоваться совсем другими законами — теми, что устанавливаются во дворах, в молодёжных компаниях, или теми, которые они постоянно имеют возможность наблюдать в разных телевизионных передачах или соответствующих фильмах.
      Известно, что когда в обществе нет закона, наступает анархия. Но если закон навязывается силой и используется неправильно, то это называется диктатурой. Гармоничное соединение закона и свободы — вот что необходимо как для общества, так и в жизни каждой конкретной семьи!
      Во-вторых, очень часто мы, родители, устанавливаем в нашей семье определённые законы, порядок и нравственные ограничения, однако сами же постоянно нарушаем их по отношению к третьим лицам или даже самим детям. Бывает, что родители обманывают на работе и рассказывают об этом дома, в присутствии детей. Таким образом, те быстро научаются, как легко  можно заставить умолкнуть голос совести и что требования нравственного закона не обязательно исполнять.
      Или же родители могут проявлять непоследовательность в нравственном воспитании. Эта непоследовательность принижает значение нравственности в глазах детей. Например, мы требуем, чтобы дети не перебивали нас, когда мы что-то говорим, но при этом постоянно сами перебиваем других людей в разговоре. Или нам необходимо со стороны наших детей проявление уважения, но при этом мы можем несправедливо накричать на них или даже унизить. В детстве такие дети могут слушаться из страха наказания и, возможно, будут бояться плохо себя вести. Но лишь только подрастут и начнут чувствовать свои силы, они перестанут бояться и станут вести себя именно так, как «научили» их родители: дерзко, грубо и лживо.
      Впрочем, родители зачастую делают ошибку, характеризуя детей согласно их поведению, и ребёнок, который время от времени или постоянно излишне шалит, капризничает или ведёт себя неадекватно, легко получает ярлык «плохого». Сказать, что сын или дочь в последнее время плохо себя ведут, — это констатация факта. Проблема начнётся, как только мы посчитаем, что вот этот плохо себя ведущий ребёнок окончательно испортился, и его нельзя исправить, что это уже не тот человек, которого мы знали, что это ПЛОХОЙ РЕБЁНОК! Если навесить на человека, особенно в юном возрасте, подобный ярлык, то очень тяжело будет что-то поменять, и его плохое поведение может стать постоянным.
      Первое, что нам необходимо сделать, — это избавиться от подобных стереотипов и суждений. Представим себе, что некий человек сделал что-то плохое, и об этом рассказали в телевизионных новостях. Телезрители готовы сразу устроить над ним «суд Линча», даже не зная, что послужило причиной такого поступка этого человека, и как он «дошёл до жизни такой». Давайте проведём определённую границу между самим человеком и его поступками — кстати, это необходимое условие для тех, кто живёт духовной жизнью и внимателен к своей душе.
      Отцы и старцы Православной Церкви очень человеколюбивы и обладают большим рассуждением. Они утверждают, что, в сущности, нет плохих людей, но есть те, кто в какие-то моменты своей жизни (а может быть, и всю свою жизнь) делает нехорошие вещи. Люди, которые поступают плохо, даже те, кто ведёт себя самым отвратительным образом, в глубине души желают (чаще всего, конечно, неосознанно) прожить истинную, настоящую жизнь. Однако они пытаются добиться своей цели неправильными способами, посредством греха. Эта богословская истина имеет огромное значение и в семейной жизни. Ведь очень часто плохой поступок, проблемное поведение — это попытка общения.
      Зачастую дети, поведение которых оставляет желать лучшего, попросту не нашли лучших, конструктивных способов общения, или же эти дельные способы так и не принесли желаемого результата.
      Исследования показывают, что очень большой процент тех детей, которые ведут себя плохо, — это ребята, чувствующие себя оставленными, брошенными. И они могут начать плохо себя вести по этой причине в любом возрасте — как в самом раннем детстве, так и будучи подростками. Эти дети понимают или ощущают, что никто, даже самые родные люди, не проявляет к ним достаточно любви, внимания и интереса. По крайней мере, вначале их плохое поведение было «сигналом тревоги», попыткой найти способы общения с родителями и близкими, обратить на себя родительское внимание с тем, чтобы родители, наконец, занялись ими и увидели, что происходит. По мере того, как эта ситуация становится «хронической», ребёнок продолжает вести себя плохо уже не для того, чтобы обратить на себя внимание или пообщаться с родителями хотя бы подобным образом. Проблемное поведение в этом случае может стать, например, единственным доступным для ребёнка выражением гнева на членов своей семьи — родителей, братьев и сестёр.
      Самый распространённый случай подобного поведения наблюдается у средних детей. Если в семье создана атмосфера, в которой эти дети подсознательно (ибо часто даже не осознают себя таковыми) чувствуют себя брошенными, то они ставят свои поступки в прямую зависимость от собственных эмоций, которыми ещё не научились управлять.
      Ребёнок вначале пробует поговорить со своими родителями, пытаясь выразить словами то, что его волнует, но он видит, что результата нет — родители не поняли или не захотели отнестись серьёзно к его беспокойству. Иногда это происходит оттого, что родители чувствуют себя уставшими или слишком озабоченными проблемами всей семьи, в которой есть три-четыре ребёнка, чтобы придать серьёзное значение вопросам одного из них. А бывает, что они привыкают уделять внимание радостям и огорчениям только старшего или только младшего своего чада. В любом случае, какова бы ни была причина этого, ребёнку не удалось «законным» способом привлечь внимание родных к своим проблемам. В итоге он доходит до того, что начинает использовать шалости, непослушание и грубость, нарочито плохо себя ведёт. При этом ребёнок как будто говорит своим родителям: «Я тоже существую! Вы меня бросили! Обратите на меня внимание! Займитесь мною хотя бы из-за того, что я натворил сейчас!»
      Иногда специалист-психолог обнаруживает скрытую депрессию в ребёнке, который страдает от чувства заброшенности, одиночества и ведёт себя плохо. В таком состоянии чаще всего оказываются подростки, но случается она и у детей младшего возраста. Плохое, проблемное поведение часто является ответом психики детей на их собственное тяжёлое внутреннее состояние. Так называемое девиантное поведение подростков просто помогает им самим себе напомнить, что они живут, и не увязнуть в своей меланхолии. Эта скрытая депрессия обычно накапливается в течение длительного времени. Родители не в состоянии обнаружить её признаки самостоятельно и грамотно отреагировать на них, поэтому в случае постоянного плохого поведения ребёнка необходимо обратиться за помощью к детскому психологу.
      В семьях с тяжело больным ребёнком обычно именно ему уделяется наибольшее внимание, поэтому остальные дети могут почувствовать себя поневоле заброшенными.
      Когда мы слышим о детях, которые серьёзно болеют и вынуждены большую часть своей жизни проводить в больницах, наше сердце наполняется сочувствием и жалостью, и мы думаем, как тяжело живётся этим детям. Вполне естественно, что мы, сторонние наблюдатели, обращаем гораздо больше внимания на тех детей, которые страдают, чем на членов их семей, но такое же отношение существует и в самих семьях.
      Очень часто остальные дети в таких семьях чувствуют себя ещё более несчастными, чем больной ребёнок, именно из-за невольного пренебрежения по отношению к ним со стороны родителей и родственников. Что же делать? Ведь родители не могут разорваться, их время ограничено, и зачастую у них просто нет сил и возможности ежедневно уделять внимание всем детям «поровну».
      И всё-таки даже у сильно занятых родителей может получиться отдавать немного своего личного временикаждому своему ребёнку по отдельности и относиться к нему и его жизни с личным интересом. И это не будет занимать много времени — лучше пять минут уделить своему чаду, но в эти минуты принадлежать ему нераздельно, чем «для галочки», посматривая на часы, просидеть с ним два часа! Если мы действительно провели немного времени с нашим ребёнком, уделили ему внимание, поговорили с ним, то он внутренне уверится, что нам небезразлична его жизнь и что наша любовь к нему не уменьшилась из-за болезни его братика или сестрички.
      Бывает, что родители не только отдают больше времени и внимания больному ребёнку, но и просят сочувствия, поддержки и помощи от своих здоровых детей. Это можно делать только в том случае, если остальные дети не чувствуют себя брошенными, если они точно уверены в нашем к ним внимании.
      Старец Порфирий, обращаясь к родителям, которые жаловались на поведение своих детей, говорил: «Станьте вы сами святыми, и тогда без всяких нравоучений и проповедей ваши дети будут расти хорошими и достойными людьми!» Будем воспитывать детей правильно, одновременно с нашим собственным духовным преуспеянием.
      Итак, именно мы, родители, можем и должны помочь нашим детям  преодолеть их плохое поведение. Ребёнку необходимо помочь исправиться, но это исправление обязательно проходит через начальную стадию — анализ нашего собственного поведения и наше собственное исправление. Попытайтесь прежде всего взглянуть на ребёнка как на единственную в своём роде личность, открыть её «самость», понять особенности характера своего чада. По-настоящему общаясь с каждым нашим ребёнком, мы будем счастливы этому личному общению, и в итоге оно обогатит нас самих!
      matrony.ru
    • Calandrella
      De Calandrella
      1) «В детстве я разобрал дедушкин радиоприемник – в поисках маленьких человечков, которые живут внутри, разговаривают и поют»

      2) «Я верила, что у кукол, как и у людей, растут волосы. Однажды я постригла их всех под ноль и ждала, когда волосы снова появятся. Потом бабушка связала куклам шапки, в которых они и просуществовали все мое детство»

      3) «Я верил, что если съем косточку от арбуза, у меня в животе вырастет арбуз, и я стану толстым»

      4) «Я не наступал на стыки между плитками на полу, потому что был уверен, что это гарантирует мне большие неприятности»

      5) «Я думала, что до моего рождения мир был черно-белым. Что именно в черно-белом мире жили мои бабушки и дедушки.Ведь фотографии, которые они мне показывали, были черно-белые»

      6) «Я боялся трогать свой пупок. Думал: расковыряю дырочку и сдуюсь как воздушный шарик»

      7) «Я не сомневался, что учителя не только работают в школе, но всегда живут в ней. И если утром в кабинете я обнаруживал стул у окна или сдвинутые парты, то относился с пониманием: не успели расставить мебель, которую сдвигают на ночь, чтобы расставить раскладушки»

      8) «Я считал, что белое молоко дают коровы белого окраса. А те, которые с пятнами, дают сгущенку. А черные быки – вареную сгущенку»

      9) «У меня не было сомнений, что синички и вороны все женского пола, а дятлы и воробьи – мужского. Собаки все у меня были мальчики, а кошки - девочки, которые, как я думала, могут жениться друг на друге. А уж что Чебурашка и Заяц из "Ну, погоди!" - это милые девочки, я уверена до сих пор!»

      10) «Я думала, что «День космонавтики» - это день маленьких космонавтиков. Этаких милых карликов в крошечных ракетах. Я считала, что это детский праздник и очень его любила»

      11) «В четыре года я боялся пить томатный сок. Потому что думал, что он называется «автоматный сок»

      12) «Я считал, что аппендицит – это когда просто болит. Показывал на голову и говорил: у меня вот тут сейчас аппендицит. В другой раз, свалившись с велосипеда, бежал к маме с ободранной коленкой и кричал, что аппендицит прямо на ноге разболелся до крови»

      13) «После того, как бабушка прочитала мне книгу про Буратино, я, хорошенько запомнив страшного Карабаса Барабаса, не доверял всем бородатым мужчинам. А в Новый год спрятался от Деда Мороза под кровать»

      14) «Однажды, когда мне было пять, мы дедушкой собрались в поход – собирать малину в лесу. Нам предстояло добираться до леса на электричке. И дедушка перед выходом сказал мне: «Ваня, иди, пописай на дорожку». Я сперва растерялся, а потом… послушно пописал прямо в коридоре на пол – на ковровую дорожку»

      15) «Как-то я проглотила косточку от вишни и проплакала весь день. Меня расстраивало не то, что внутри меня вырастет дерево, – в этом не было сомнений. А то, что это будет вишня, которая, кислая-кислая, мне не понравилась. Я хотела, чтобы внутри меня вырос абрикос или персик»

      16) «В детстве я не ела клубнику, уверенная, что крошечные черные точки на ней – это муравьиные яйца. И всех взрослых отговаривала ее есть»

      17) «Меня приводила в ужас смерть в кино. Папа постоянно смотрел фильмы про войну. Актеры стреляли друг в друга, падали замертво, взрывались на минах. И я была уверена, что их не стало по-настоящему. Когда моя старшая сестра захотела поступать на актерский факультет, я билась в истерике и умоляла ее одуматься и выбрать жизнь»

      18) «Я всегда хорошо вел себя перед включенным телевизором, уверенный, что люди на экране меня тоже видят»

      19) «Мои родители смеялись, что я боялась поцелуев. Но они не знали причину: я думала, через поцелуи передаются морщины. И если поцелуи мамы и папы еще как-то терпела, то от бабушек и дедушек всегда убегала под любыми предлогами»

      20) «Когда мы с братьями играли в прятки, я всегда проигрывал. Потому что, не найдя, куда спрятаться, я просто закрывал глаза, уверенный: раз я не вижу, то и меня не видно. Мне тогда было четыре с половиной года тогда»
      ponaroshku.ru
    • Calandrella
      De Calandrella
      Мать впервые слышит, что она плохая мать, довольно скоро после рождения ребенка. Папу бесит, что ребенок кричит, не спит, что мать берет его на руки, не берет его на руки, кладет с собой спать, уходит спать к нему, что она нервничает из-за каждого чиха и в квартире у нее не убрано. Весь день дома сидела — что делала? Убрать было трудно? Затем подключаются бабушки: кормишь не так, расписания нет, разговаривает он у тебя лохо, занимаешься с ним мало, мало порешь, мало любишь, мало дрючишь — все, все неправильно! Потом вступают родительницы в песочнице, бабки у подъезда и воспитатели детсадов. Ну и врачи еще, особая статья: о чем вы вообще думаете, вы что — угробить хотите своего ребенка? Да, спасибо, с самого рождения этого и добиваюсь.

      К тому моменту, как ребенок пойдет в школу, его мать вздрагивает уже от каждого обращенного к ней слова, сжимается, ожидая удара, готова в любой момент быстро спрятать ребенка за спину, повернуться лицом к опасности и оскалить зубы, как зажатая в угол волчица, которая из последних сил защищает своего волчонка. Потом, правда, когда она прогонит нападающего лаем, воем, клацаньем зубов и угрожающим топорщением шерсти на загривке, она устроит своему волчонку такую трепку, что мало не покажется: как смел меня позорить? Сколько я еще из-за тебя буду краснеть-бледнеть?

      В школе, ясное дело, маме ничего утешительного не скажут, кроме того, что с ребенком надо заниматься, что с ним надо делать домашнюю работу, что надо ему объяснять, как себя вести, и потребуют, чтобы она наладила его поведение в классе, как если бы у нее был пульт дистанционного управления ребенком. К концу школы мать уже будет знать, что ее ребенок никчемен, ЕГЭ не сдаст, в дворники не возьмут, короче, полное педагогическое фиаско. Дома отец убежден, что мать испортила ребенка своей мягкостью, а бабушки уверены, что она его и не кормит даже.

      Общество недружелюбно к детям. На отдыхе, в транспорте, в дороге, на улице на мать обращены бдительные взоры сограждан, готовых по любому поводу испустить дидактическое замечание. Но я вот знаю учительницу, которая на собрании два часа рассказывала родителям — вместе, а потом порознь, — какой у них прекрасный класс, какие в нем отличные талантливые дети и как с ними здорово работать. Родители ушли домой настолько озадаченные, что некоторые по дороге даже купили торт к чаю.

      Я видела женщину, которая в самолете просто забрала у замотанной мамы ноющую четырехлетку и всю дорогу рисовала с ней в тетрадке, читала с ней Маршака и Чуковского, занималась пальчиковыми играми — и даже позволила маме немного поспать, а соседям — лететь в тишине.

      Видела другую, которая, когда ее кресло сзади пинал ногами чужой ребенок, обернулась и вместо сакраментального «Мамаша, успокойте своего ребенка» сказала: «Малыш, ты пинаешь меня в спину, это очень неприятно, пожалуйста, не делай этого».

      Однажды я ехала домой в маршрутке с перчаточной куклой-медведем в сумке. Напротив сидела девочка лет пяти, которой было скучно. Она ерзала, болтала ногами, донимала маму вопросами, пихала соседей. Когда медведь помахал ей лапой из сумки, она чуть не свалилась с сиденья от изумления. Мы всю дорогу играли с медведем, а мама смотрела с недоверчивым ужасом, готовая в любой момент отнять ребенка, отобрать медведя, всучить его мне обратно, рявкнуть, чтобы дочь сидела смирно и неподвижно, и загрызть любого, кто посмеет что-то сказать. Это уже условный рефлекс, это застарелая привычка не ждать от окружающих ничего хорошего.

      Я помню, как бабушка или дедушка забирали у меня ночью вопящего младенца, сказав просто «поспи», хотя им завтра на работу; как муж, не давая алгебре доесть нас с ребенком, быстро и весело заканчивал с ним уроки, как меня подстраховывали, подхватывали и помогали — домашние, подруги, коллеги.

      Я помню попутчицу, которая терпела ночные крики моей трехлетней дочери в поезде, и продавщицу, которая подарила ей банан, когда наш рейс задержали на 18 часов и ошалевший ребенок пулей носился по аэропорту. Помню с благодарностью тех, кто помогал поднять перевернувшуюся коляску, пропускал без очереди в общественный туалет, протягивал платочки, когда у сына на улице шла из носа кровь, дарил просто так шарики, смешил плачущего ребенка. И мне всегда кажется, что я обязана вернуть это все другим людям.


      Всякой маме трудно. Она не все знает и не все умеет, она не всегда еще сама достигла той степени психической зрелости, взрослости, доброжелательности, уверенности в себе, которая позволяет ей в любой кризисной ситуации сохранять присутствие духа и принимать правильные решения. Мама делает ошибки, занимаясь самым главным делом и самым дорогим человеком в жизни. Она видит это и не знает, как их исправить. Ей и так кажется, что она все делает не так и неправильно; она в душе перфекционистка и хочет все сделать идеально, но идеально не может и ждет, съежившись, что ей сейчас опять поставят двойку. Не надо добивать ее.

      Иногда ее стоит поддержать хорошим словом, заметить у ребенка прогресс, похвалить ее усилия, сказать ей что-то хорошее про ее ребенка, ненавязчиво предложить помощь. И не торопиться осуждать, тыкать пальцем, воспитывать и делать замечания. А если жалуется — слушать, а не поучать. А если плачет — обнять и пожалеть. Потому что она мама, она делает самую трудную, неблагодарную, полезную работу в мире. Работу, за которую не платят, не хвалят, не повышают по службе, не дают поощрений. Работу, в которой много провалов и падений и слишком редко кажется, что чего-то достигла. Можно даже не хвалить, наверное. Не помогать, не развлекать чужих детей, не играть с ними, не говорить хороших слов.

      Просто не шпынять на каждом шагу. Уже будет огромное облегчение.
      ponaroshku.ru
    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Мы делимся фотографиями, которые передают все прекрасное и ужасное что есть в воспитании детей.
      «Время крепких объятий»

      «Да, это какашки»

      «Нет карманов? Да без проблем!»

      «Замечательно!»

      «Я вышла из кухни на секунду…»

      «Спасибо за «помощь» в уборке… Именно салфетками и нужно мыть пол»

      «Возьми меня на руки!»

      «Подгузники? Я не вижу никаких подгузников»

      «Никак не могу сделать хорошее селфи с детьми»

      ««Сон с ребенком самый лучший»  — не сказал ни один родитель в мире».

      interesnoznat.com
  •