Уважение к ребенку: как и зачем?


    Что сделает хороший садовник, если в его руки попадет росток прекрасного, но не известного ему растения? Вряд ли он сразу станет подрезать ему листья и направлять стебель. Он сначала будет к нему присматриваться и стараться понять, что для этого растения хорошо. Что значит уважать ребенка, как научиться этому и зачем?

20dde1d20c2803dff03d2639a8c63a52.jpg

Как часто мы слышим от родителей фразы: «Не лезь, упадешь. Не плачь, подумаешь, ерунда какая. Получишь пятерку, тогда поговорим. Не спорь, я лучше знаю. Я нашла тебе отличную школу. Я уже со всеми договорился, тебя примут в этот ВУЗ». А как часто звучат горькие слова разочарования: «Он ничего не хочет, ему ничего не интересно. Учится кое-как, кем же он в жизни будет, у меня руки опускаются! Вот неблагодарная, я для нее все делаю, а ей, похоже, плевать на это».

А сколько создано фильмов и книг, где «неблагодарные» дети почему-то вдруг отказываются идти по стопам родителей и продолжать их дело, уходят из дома, пускаются во все тяжкие… Чтобы хоть так, с боем и протестом, но заработать, наконец, свое право на свободу, на свои собственные ошибки и решения. Право на уважение.

Что же такое уважение? Согласно словарю, это «почтительное отношение, основанное на признании достоинств человека». Применительно к ребенку – признание его особенностей, желаний и прав, признание его отдельной личностью со своим собственным путем – начиная с самого раннего возраста и даже с рождения. 

Кто-то спросит – за что можно уважать младенца, ведь он же еще ничего не умеет? У нас, к сожалению, достаточно широко распространено представление, что ребенок – существо несмышленое, неопытное, и нужно его обязательно учить и направлять, а иначе он «никогда не научится, вырастет балбесом, пойдет по кривой дорожке». 

Так же часто среди взрослых бытует мнение, что жизнь ребенка по определению легка и безоблачна и все его переживания не заслуживают особого внимания, а проблемами можно пренебречь, они ведь такие маленькие! Вот у нас, взрослых, действительно, проблемы - работа, социальные обязательства, кредиты, мы деньги зарабатываем, детей растим, в конце концов. Что по сравнению с этим капризы ребенка, когда он хочет надеть другую шапку, или боится идти в туалет один, или мишка его куда-то задевался («сколько раз я тебе говорил убраться в комнате!»), или друг заболел – ну выздоровеет же он, никуда не денется!

Почему-то мы часто считаем детей эдакими недоделанными взрослыми, без знаний и опыта, совершенно не понимая, что у ребенка по-другому устроен внутренний мир, он иначе проживает сложные ситуации, его чувства и эмоции отличаются от наших. Хотя бы тем, что взрослые уже привыкли и знают, что эта ситуация рано или поздно разрешится и все станет нормально. Но для ребенка, который живет настоящим моментом, горе от болезни друга или потерявшейся игрушки может гораздо острее и глубже, чем мы себе представляем, а механизмов, как с ним справляться – гораздо меньше, чем у нас. А пренебрегая его проблемами, мы часто даем ему понять «ты не важен, твои желания и чувства не имеют значения», что может способствовать развитию невроза.

Добавляет красок в эту картину установка из нашего недавнего советского прошлого: ребенок, прежде всего, должен быть удобным (то есть тихим, послушным и не мешать взрослым делать их важные дела) и правильным (то есть хорошо учиться и продолжить вслед за родителями строительство светлого будущего). А значит, ребенка обязательно нужно воспитывать, наставлять и направлять на путь истинный.

Современная реальность тоже вносит свои коррективы: в нашем конкурентном мире одним из основных мерил является эффективность и успешность. Все быстрее процессоры, экономичнее автомобили, все больше информации можно уместить на квадратном сантиметре металла и пластика. Человек поневоле пытается подстроиться под этот темп, и поэтому так растут школьные нагрузки, все выше и жестче требования к детям, все раньше нужно начинать их «развивать». И тем меньше остается у ребенка прав на свободное время, свое пространство и интересы.

Конечно, мы не предлагаем вам махнуть рукой на воспитание ребенка – пусть, мол, растет как придется. Мы хотим разобраться, можно ли воспитание сделать гармоничным и основанным на уважении.

Никому из нас не приходит в голову тянуть морковку за ботву, чтобы она поскорее выросла – мы верим в мудрость природы, заложившей программу роста и в морковку, и во все живое. Почему же мы теряем это доверие, когда речь заходит о наших детях? Почему считаем, что ребенку всегда и все нужно объяснять и показывать? Почему не верим в силу природы? Или верим, но как-то избирательно? Мы ведь знаем, что ребенок сам рано или поздно научится ходить, говорить и нормально спать. И вряд ли он будет до школы ходить с соской и в подгузнике, а в университете проситься к родителям в кровать. Но мы почему-то часто уверены, что без наших наставлений он непременно расшибет себе голову, свяжется с плохой компанией и – о ужас! – закопает в землю все свои таланты.

666f20ca281d2cd21afd26c64355a7e8_800x600.jpg

Продолжим растительную аналогию. Что сделает хороший садовник, если в его руки попадет росток прекрасного, но не известного ему растения? Вряд ли он сразу станет подрезать ему листья и направлять стебель. Он сначала будет к нему присматриваться и стараться понять, что для этого растения хорошо, сколько ему нужно света и тени, как много воды, в какой почве лучше развиваются корни, нужны ли ему подпорки. Он создаст ему благоприятные условия, будет поначалу защищать от паразитов и слишком сильных ветров, чтобы растение само раскрыло свой заложенный природой потенциал.

Точно так же ребенок – он приходит в мир с уже заложенной в него природой уникальной программой развития, со своими особенностями и способностями - и с огромным количеством энергии для ее воплощения. Нас так восхищает упорство и целеустремленность младенца, который учится ползти или ходить, или сто раз повторяет одно и то же движение, или пытается сделать что-то новое. И нам очень понятны восторг и радость, когда у него, наконец, получается. Однако, понаблюдайте – очень часто эта радость сильно меньше, если родитель помог ребенку. Для него важно сделать что-то самостоятельно, чтобы он сам, лично добился успеха, чтобы это была его собственная победа. Попробуйте посчитать, сколько таких побед крадет родитель у ребенка, когда помогает ему, наставляет, подсказывает, делает за него? Не в этом ли причина угасающих интересов ребенка и его нежелания чем-либо заниматься? В теории привязанности есть термин «энергия дерзновения», когда ребенок сам ставит себе цели и повышает планку. К сожалению, в отличие от природной силы физического роста, эта энергия постепенно угасает, если цели и рамки задаются ребенку извне.

Есть еще одно важное отличие ребенка от растения – социальная обусловленность его развития. Многое заложено от природы, но большинство высших психических функций развиваются в первые годы жизни при взаимодействии с людьми. И вот поэтому, казалось бы, и нужно воспитывать и наставлять, да? Верно, однако, способы могут быть разными. К сожалению, не все помнят, что наиболее эффективным и действенным средством воспитания являются вовсе не слова, а личный пример родителей. Если родители курят, мусорят на улице и содержат дом в бардаке, то слова о чистоте и порядке для ребенка будут «как об стенку горох». Если отец позволяет себе грубить, то как он может требовать вежливости от сына? Ребенок впитывает ценности и способы взаимодействия, принятые в семье, вплоть до глубинных неосознанных шаблонов и установок. Если родители каждый день идут на нелюбимую работу и «жертвуют собой ради семьи», будет ли счастлив их ребенок, полюбит ли он труд и семью, ради которой нужно отказаться от себя?

Сложность в том, что не только ребенок становится жертвой представлений современного мира. Как часто мы сами задвигаем подальше свои желания и мечты? Какой пример подаем детям своей собственной жизнью?

Слишком много опасностей, слишком много требований общества, очень велик социальный гнет – так много сейчас представлений, что должен уметь и делать ребенок (писать, считать, хорошо учиться, закончить престижный вуз, найти хорошую работу) и так страшно, что он отстанет от большинства. Слишком много различных теорий и методик воспитания, и так сложно выбрать среди них «правильную». Слишком много мнений, сомнений, экспертов, советчиков, книг и статей. И так непросто разглядеть за всем этим себя и своего ребенка – такими, какие вы есть на самом деле, уникальные уже потому, что такими родились.

Уважение к ребенку, да и к любому человеку вообще – это признание его прав и особенностей, его уникальной природы. Понимание, что это отдельная личность со своим собственным путем, который может сильно отличаться от представлений родителей. И если мы хотим, чтобы он был счастлив и по-настоящему удовлетворен жизнью, нам стоит признать его право быть собой и искать свой собственный путь.

Исходя из этого, основная задача родителей – создать ребенку благоприятную среду (безопасную атмосферу, хорошие условия проживания) и дать достаточную свободу для развития. Что это значит? На каждом этапе развития ребенка верить в его природный потенциал и создавать условия для его реализации.

Страховать, но не «держать за штанину». Позволять ошибиться, но не высмеивать ошибку, а обсуждать вместе ее причины и пути ее исправления – помогать ребенку накапливать собственный опыт побед и поражений. Предоставлять возможности, но не требовать, чтобы ребенок их все использовал. Помочь раскрыть способности и таланты, но не настаивать на их непременном развитии. Показывать направления, но не указывать среди них единственно верное. И обязательно поддерживать его выбор, стремления и интересы. Любить его таким, какой он есть.

Конечно, порой бывает очень сложно нащупать баланс между признанием особенностей и потаканием слабостям, противостоять социальному давлению и учиться видеть за капризами ребенка его истинный интерес и потребности.

Помочь почувствовать и понять эту тонкую грань между уважением, давлением и попустительством может гениальный польский педагог и писатель Януш Корчак. Он посвятил детям жизнь, и вопрос уважения для него был одним из ключевых. В своей книге «Как любить ребенка» он выделяет основные права ребенка – право на сегодняшний день (то есть право жить, чувствовать, делать то, что для него наиболее актуально), право быть тем, что он есть (то есть реализовать свой собственный потенциал, а не подстраиваться под представления взрослых), а также право на смерть (признание его собственной судьбы).

Корчак также создал заповеди для родителей, из которых мы приведем две, поскольку они имеют к уважению самое непосредственное отношение:

Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.

Люби своего ребенка любым – неталантливым, некрасивым, неудачливым, люби глупым, неуправляемым, маленьким, люби нескладным, эгоистичным, сердитым подростком, люби не оправдавшим надежды и ожидания, скрытным, странным, несчастным взрослым... Общаясь с ним – радуйся, радуйся всегда с полным правом, потому что ребенок – это твой праздник, который пока с тобой.

ponaroshku.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      Наши дети — совсем другое поколение и, в отличие от нас, они растут в эпоху повышенного потребления. Их финансовое будущее - это наша ответственность сегодня. Для того, чтобы это будущее было радужным, начинать нужно с модели финансового поведения в своей семье. Вместе с Ольгой Райкес, основателем мультисемейного офиса CONFIDERI, разбираемся в вопросе.
      Не бойтесь говорить о финансах в семье

      Я очень люблю фразу «язык мой — дом моего бытия». Часто во взрослой речи, эмоциях и поведении, которые ребенок считывает, звучат ограничивающие убеждения о деньгах, которые незаметно для родителей формируют негативное отношение детей к ним. Незаметно, потому что мы родом из советского прошлого, и переняли от наших родителей определенные установки, которые, в свою очередь, росли в условиях, когда поощрялось материальное равенство, а выбор доступных материальных благ был ограничен. 
      Поэтому, если вы хотите что-то изменить, то первое, что нужно сделать — это поднять уровень финансовой осознанности в семье. Необходимо все эти негативные установки выловить в своей речи и поведении, выписать, и переработать в позитивные. И важный момент — посмотреть не только на себя, но и на реальное ближайшее окружение ребенка — тех, с кем он имеет дело каждый день. Если это няни и бабушки — работайте вместе с ними. Существует множество способов выявить негативные установки. Например, повесьте на холодильник вместо магнитов лист бумаги, и попросите каждого домочадца записывать туда все, что он слышит и замечает, в том числе за вами, превратите это в игру — кто больше запишет, тот и выиграет.
      Начать говорить с детьми о финансах можно в любом возрасте, но чем раньше, тем лучше. И делать это нужно открыто, легко, объясняя на примерах, которые будут ему понятны. Ребенок должен понимать, что такое собственность (например, игрушка, которую ему подарили на день рождения – его собственность), откуда у мамы берутся деньги на карте (уважение к труду и понимание принципа зарабатывания денег трудом или инвестициями), куда они уходят (когда вы приходите с ребенком в магазин и прикладываете телефон к терминалу, и то, что он слышит — это не просто звук, а сигнал о списании средств с карты, на которой все-таки есть лимит). Что такое банки, для чего нужна копилка, и так далее.
      Как помочь ребенку узнать цену деньгам?

      Для начала необходимо научиться контролировать как свои желания, так и запросы детей. Важно самому не «заваливать» себя и ребенка избыточным количеством одежды, игрушек и прочих аксессуаров, и не разрешать это делать своим близким, когда они хотят сделать подарок. Нужно, чтобы ребенок базово начинал привыкать к принципу — расходы должны соотноситься с доходами. Родители должны понимать, что когда они перебарщивают с материальными дарами, это все равно, что брать множество кредитов в банках на имя своего ребенка, расплачиваться по которым в жизни придется ему самому. Формируйте чувство меры в потреблении у ребенка через свое отношение к этому. Начинайте формировать его инвестиционный портфель, и говорите об этом с ним с 6-7 лет, чтобы он понимал, что и зачем вы это делаете, с 14 лет — включайте в процесс принятия решений. Берите его на все «взрослые дела», когда что-то делаете с активами - покупаете машину, открываете счет в банке, продаете квартиру, и объясняйте, что и зачем вы делаете.
      Во-вторых, мотивируйте детей правильно обращаться с карманными деньгами и имуществом через предоставление им права выбора, и помогайте им этот выбор увидеть — учите мыслить нестандартно, чтобы они понимали, что любая сложная ситуация может стать для них возможностью. Размер карманных денег, получаемых им безвозмездно, и регулярность их выдачи должны покрывать базовые потребности ребенка.
      В этом случае, во-первых, нужно научить ребенка договариваться о цене (и уметь просить деньги за свои услуги — очень хороший навык, которого у многих из нас нет все по тем же историческим причинам — «никогда ни у кого ничего не проси, это стыдно»). Во-вторых, научить ребенка создавать договоренности с тем, чей труд он планирует заменить своим трудом (домработница, водитель, курьер). И в-третьих, выстроить границы периметра возможных дополнительных заработков, чтобы любая помощь родителям не превратилась в оплачиваемую услугу.
      Помогайте своим детям

      Научить детей распоряжаться чем-либо проще всего, если это что-то физически осязаемое. Вспомните, как в детстве мы все прекрасно знали сколько копеек в рубле, потому что в нашем распоряжении были только монеты и бумажные купюры, которые мы могли считать и складывать в стопочки, зная, когда они заканчиваются. Наши же дети растут в век «оплаты по карте», и более того, уже зачастую бесконтактной оплаты через прикладывание к терминалу телефона. Это совершенно другое восприятие детским мозгом информации о ценности и, главное, мере денег. Поэтому я выступаю за старомодный способ начала «работы» детей с деньгами, пока он еще доступен, так как полагаю, что он самый действенный. А вот когда вы видите, что ребенок начал считать и разбираться с физическими деньгами и копилкой, можно вводить его в мир банковских карт, лимитов и структурирования расходов в многочисленных приложениях, с которыми наши дети разбираются быстрее и лучше, чем мы сами.
      Ничто не развивает нас самих так, как детские вопросы об очевидных вещах «а почему?» и «а зачем?». Ничто не разовьет мотивацию ребенка мечтать, желать, ставить цели и добиваться их исполнения лучше, чем план и поддержка родителей с самого детства. И ничто его так не поддержит во взрослой жизни, как те уроки, которые он получит в детстве вместе с вами. Лучше пусть он купит игрушечную машинку за 5 тысяч рублей, спустив все свои карманные деньги и сделает выводы, чем впервые получит такой опыт во взрослой жизни, купив дорогую машину в кредит в отсутствие стабильного источника дохода, и это станет гораздо большей проблемой для вас. 

      Поощряйте своих детей. Финансовое воспитание не должно быть скучным, и ребенка, особенно новое поколение, растущее в условиях доступности всех ресурсов, нужно мотивировать. Допустим, ребенок решил накопить 10 рублей на подарок бабушке к ее дню рождения. Как только он накопит половину — 5 рублей, вы можете подарить ему «бонус» в 5 рублей, чтобы он мог порадовать себя мороженым, походом в кино и чем угодно еще, или сделать непосредственно сам подарок, но так, чтобы он был соизмерим по стоимости с суммой накоплений.
      Самое важное — быть примером, ведь если ты сам сделал что-то иначе, чем объяснял ему, эффекта не будет. Финансовое будущее наших детей в наших руках, и мы должны помнить об этом.
      marieclaire.ru
    • alexandrarum
      De alexandrarum
      Предлагать имена детей
      Выбор имени - это важная задача для родителей, а выслушать все варианты имен от окружающих - задача не из легких. Мало кто хочет знать, как вас в детстве дразнили или что внучку нужно назвать в честь очень дальнего родственника.
      Покупать дорогие подарки, не посоветовавшись с родителями
      Бабушки и дедушки не должны покупать дорогие подарки без ведома и согласия родителей!
      Рассчитывать присутствовать при родах
      Только мама решает, приглашать их в родзал или нет. В этом вопросе не должно быть никаких уговоров и давлений.
      Не ставить родителей в известность
      Незнание того, где и с кем находится ребенок - это хуже что может быть для родителя. И хотя бабушкам и дедушкам нужно доверять, родители должны всегда знать и быть в курсе всего, что происходит с ребенком.
      Рассказывать секреты молодости родителей
      Да, подростковые приключения очень веселят публику, но лучше молчать и не раскрывать истории до момента, когда они подрастут.
      Игнорировать установленные правила рациона для детей
      Если родители говорят, что нужно ограничить ребенка в сахаре и еще в чем-то, бабушки и дедушки должны повиноваться. Диету нарушать нельзя!
      Советовать матери: работать или сидеть дома
      Современным мамам не свойственно подолгу засиживать в декрете. Бабушки и дедушки должны позволить дочери самой принять решение по поводу возобновления карьеры.
      kolobok.ua
    • julia122997
      De julia122997
      «Ты не выйдешь из-за стола, пока не доешь!»
      Заставляя ребенка доедать, то есть переедать, родители лишают его осознанности, свободы выбора, в добавку награждают плохим здоровьем, сонливостью, упадком сил и ожирением.
      Лучше сказать: «Вот твой обед. Кушай столько, сколько хочешь. Есть добавка, если ты захочешь еще».
      "На тебя люди смотрят!"
      Это способ воспитать ребенка зависимым от чужих оценок. Повзрослев, такой человек будет оглядываться на мнение окружающих и ограничивать себя в свободном проявлении своей воли и спонтанности. 
      «Я тебя не люблю!»
      Самые страшные слова, которые может услышать ребенок от своих родителей — это фраза «Я тебя больше не люблю». Малыш, слыша такую фразу от самого близкого и родного человека, воспринимает ее однозначно: «Мама меня больше не любит, я ей не нужен, я плохой». Это сильная психологическая травма для малыша, которая может привести к тяжелым последствиям.
      Слова “нет/не” (не бегай, не кричи и любой другой глагол с “не”) - забудьте навсегда
      Дети слишком часто слышат слово «нет» в своей жизни. И рано или поздно это повлечет за собой комплексы. Поэтому советуем вы перефразировать предложение от отрицательного к положительному.
      Как это сделать? Просто скажите “Пожалуйста, пройдись немного” вместо “Не беги”. Это позволит исправить поведение ребенка без критического замечания.
      «Видишь, твой брат/сестра все съел, а ты – нет»
      Детей ни с кем нельзя сравнивать. В данном случае между братьями и сестрами возникает еще и конкуренция. Последствия: драки и постоянные ссоры. И неважно, какая разница у детей в возрасте!
      kolobok.ua
    • julia122997
      De julia122997
      Я не учился в школе. Вернее, формально я там пребывал, но 100% времени ум мой обитал где угодно, только не в классе. Хотя у меня отличное зрение, тогда всё казалось, как в тумане, как-будто фотокамера в моей голове постоянно теряла фокус. Звуки были приглушенными и напоминали неразборчивое бубнение, иногда сменявшееся шумом рыночной толпы.
      «Разве сейчас не биология? Хм, это же учитель истории. Или всё-таки…» — думал я про себя, иногда полностью погружаясь в собственные мысли и обрывая всякую связь с пространством и временем. Таламус в моей лимбической системе срабатывал, как будильник с резким пронзительным звоном, когда я слышал свою фамилию. Это никогда не предвещало ничего хорошего.
      Меня не интересовало ничего в пределах школы. Вообще ничего. В моих тетрадях (а иногда и учебниках) я видел идеальный материал для эскизов. Иногда очень не хватало масла и кистей. Думаю, некоторые работы были достойны выставки, вот только учителя почему-то не ценили такого творчества. В перерывах между написанием шедевров на клетчатых холстах я смотрел в окно, изучая деревья, прохожих, хрущевки напротив, стаи птиц. Даже зимой этот пейзаж был куда более красочным, чем интерьер бетонного куба, именуемого святилищем знаний.
      Свет! Камера! Мотор!.. Аптека, улица, фонарь, автобус, сменка, звонок, «Встал, вышел вон из класса!» — «А сколько параграфов переписывать?» — «Нам это не задавали!» — «Кто ещё не сдал на шторы?» — «Отложили учебники, пишем самостоятельную» — «Мы не готовились!» — «Это не мои проблемы» — «Отвечай!» — «Отвечаю» —«Садись, два!» Звонок, сменка, автобус, фонарь… Стоп, снято!
      Сценарий не менялся все 11 лет съёмок, словно испорченная кинолента в проекторе циклично проигрывала один и тот же эпизод из моей жизни.
      Прямо как в бразильских мыльных операх — с какого места не начни смотреть, всегда всё понятно
      Я искренне не понимал, зачем каждые три четверти часа перемещаюсь из помещения в помещение, для чего волочу за собой мешок с книгами, и что вообще делаю среди людей, которым явно это нужно больше, чем мне.
      Каждый хотел отличиться, вырваться вперед или, может быть, мне так только казалось. Точно знаю одно — все без исключения работали за специальные очки. Чем их больше, тем выше твой локальный социальный статус. Но меня очки совсем не привлекали и ни в коей мере не мотивировали. Лишь бы нарисовали удовлетворительный балл и оставили меня в покое.
      Как позже выяснилось, этим баллам способствовали мои родители, а точнее их дар дипломатии и ораторского искусства. Всё же я ходил по лезвию бритвы: с одной стороны «светлое будущее», с другой (по мнению учителей и психологов) — коррекционный класс.
      Может быть, я действительно умственно отсталый или погрузился в сон внутри сна внутри другого сна и навсегда застрял в лимбе — сомнамбулической отрешённости? Почему я так сильно ненавидел школу, пребывая в нескончаемой агонии из-за удушающей пустоты монотонных учительских монологов? Может, я просто интуитивно не видел во всем этом никакого смысла?

      Мне никто и никогда даже не попытался объяснить, зачем я должен выполнять то или иное действие
      Почему на каждом уроке должен переписывать учебники под диктовку преподавателей. Для чего обязан учить списки сотен сухих дат, фактов и определений, варварски вырванных из контекста. В чём, например, практическая польза синтаксического и морфологического разборов и тому подобного теоретического хлама. Видимо здесь кроется какой-то тайный сакральный смысл, недоступный моему примитивному разуму.
      В какой период моей жизни я буду стоять на коленях, изливаясь слезами и с дрожью в голосе благодарить Бога за то, что когда-то выучил столицу Ганы или строение корненожки, радиолярии и споровика?
      Зачем мне вообще эта информация? Для общего развития? Развития чего? Памяти? Внимания? Способности максимально быстро и качественно усваивать большие объёмы информации? Проводить глубокий мыслительный анализ, складывать воедино доселе не складываемое, получая на выходе новое гениальное изобретение или концепцию? Наверное, в какой-нибудь доброй радужной сказке всё было бы именно так.
      «Хватит мне здесь философствовать. Выучи наизусть, придёшь пересдашь», — услышал я однажды от преподавателя философии, а по совместительству политологии, психологии, экономики, истории, географии и социологии, будучи студентом музыкального колледжа. Перефразирую: «Перестань думать своей головой. Зазубри набор фактических данных, не вникая в суть, потрать на это колоссальное количество времени и сил и забудь весь этот инфомусор на следующий день после экзамена».
      Какой же в этом смысл? Разве зубрежка — это то же самое, что запоминание и усвоение?
      Разве бездушное принудительное накопительство и есть суть образования? Кто вообще такой — образованный человек? Это начитанный человек? А начитанный автоматически равно высоконравственный? Может образованный — это высокоинтеллектуальный, умный человек? А интеллект и ум — это одно и то же? Многие офицеры СС имели высшее образование. Некоторые обладали докторской степенью. Вероятно, высоким интеллектом их бог не обделил. А что насчёт ума и мудрости? История показывает, что с этим явно были серьёзные проблемы. Может ли гениальный математик иметь высокий IQ, но при этом низкий EQ (эмоциональный интеллект) — некий гибрид Homo Sapiens и калькулятора? Пнул бездомного, зато нобелевский лауреат. А можно ли вообще «посчитать» человека? Объективны ли расчётные шкалы? Нужны ли они в принципе?
      Я помню, как в колледже меня постоянно тыкали носом в общественные заслуги разных известных писателей и деятелей искусства, утверждая, что «все они личности и я должен на них равняться!» А то что? Не стану личностью? Тогда кто я и все остальные? Биомасса? Хаотичный набор клеток?
      Что определяет личность? Количество театрализованных благотворительных пожертвований или написанных литературных произведений? Может быть, миллиардный счёт в банке? Апартаменты в Париже? Всеобщее уважение и почтение? Почему люди решают за других, кто личность, а кто — нет? Какое право я имею утверждать, что, например, мой сосед Петрович, квалифицированный алкоголик со стажем, не личность? А ребёнок с синдромом Дауна? Разве он не личность? Эта на первый взгляд невинная, но в действительности крайне опасная идея, граничащая с социал-дарвинизмом, не раз подводила человечество к грани вымирания.
      Я глубоко убежден, что знания должны храниться в голове, а не в Википедии. Вот только какие это знания? Действительно необходимые? Понятые, запомненные и впоследствии усвоенные? Или просто заученные? Один видит в произведениях Достоевского, в каждой его мысли великую мудрость, глубину смысла, инструкцию к жизни. Другой же — очередную навязанную школьную макулатуру. А если бы Достоевского не было? Если бы не было ни Толстого, ни Чехова, ни Марка Твена, никого? Мы бы не смогли без их помощи прийти к сложным умозаключениям? Ударялись бы друг о друга во мраке неведения?
      mel.fm
    • julia122997
      De julia122997
      Недавно среди кукол Барби появились игрушки с протезами ног, без волос, с особой пигментацией кожи. Производитель, компания Mattel, тем самым стремилась отразить многообразный взгляд на красоту и инклюзивность. Почему такой подход — это важно, зачем детям общаться с особенными сверстниками и как делать это правильно, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологической службы Детского хосписа «Дом с маяком».
      Кому нужны лысые куклы?
      Не только больным малышам, которым такие игрушки помогают принимать изменения своего тела, но и здоровым детям и их родителям.
      Если с ранних лет демонстрировать ребёнку многообразие нашего мира и естественную «разность» людей, он легко привыкнет к тому, что к этому надо относиться уважительно.
      Так же, как можно играть с куклой в инвалидной коляске (кстати, в Великобритании это одна из самых продаваемых моделей Барби), можно и нужно дружить с людьми в похожем положении.
      Как избежать нетерпимости?
      Видя человека с физическими особенностями, маленькие дети испытывают любопытство и интерес. Неприязнь может появиться в более старшем возрасте, и зачастую формируют ее в ребёнке сами родители. А им, в свою очередь, мешают неосведомленность и страх (мы все опасаемся того, чего не знаем). Здесь-то и нужны игрушки, мультфильмы, видеоролики, статьи и книги, посвящённые людям с инвалидностью. Они помогают больным и здоровым почувствовать не только то, насколько все мы разные, но и то, как много у нас общего.
      Зачем здоровым детям общаться с особенными?
      Потому что такое общение развивает в ребёнке сострадание, милосердие, терпимость. Оно учит заботиться о других и помогать слабым, не ожидая ничего взамен. Понимать, что каждый человек по-своему интересен, а дружить можно со всеми. Принимать тот простой факт, что любой из нас может и должен найти своё место в мире, а болезнь — еще не повод для изоляции.
      Может ли навредить общение с особенными детьми?
      Иногда родители переживают, что проявления тяжёлых недугов могут слишком впечатлить или даже испугать здорового ребёнка. В реальности дети воспринимают информацию о людях с инвалидностью и встречи с ними гораздо спокойнее взрослых. Переживания появляются, если эта тема замалчивается старшими либо преподносится с неприязнью. Хотя правдиво обсуждать её (как и любые вопросы, возникающие у ребёнка) можно даже с малышами — главное, предлагать информацию с учетом возраста.

      Что отвечать на детские вопросы о людях с патологиями?
      Обычно детей интересуют самые очевидные несоответствия: почему такой большой мальчик едет в коляске? Почему он так странно говорит/двигается? Для чего ему маска? Что за трубочка выходит у него из носа? Отвечайте на вопросы правдиво и доступно возрасту, не вдаваясь в медицинские подробности и не надумывая лишнего.
      Ребёнок в коляске, потому что у него есть заболевание, мешающее ему ходить. Он странно двигается/говорит, поскольку так устроены его мышцы из-за болезни. Маска защищает от инфекций, опасных для людей с ослабленным здоровьем. Трубочка в носу — это зонд, по которому поступает специальное питание, когда болезнь мешает нормально жевать и глотать. Если вы сами чего-то не знаете, честно скажите ребёнку об этом и предложите вместе поискать информацию в интернете.
      Как общаться с детьми и взрослыми с инвалидностью?
      Точно так же, как со здоровыми. Ребёнок с психофизическими нарушениями — прежде всего такой же ребёнок. Учитесь видеть его самого, а не его заболевание. Ранить может как нарочитая сострадательность, так и демонстративное игнорирование.
      Не встревайте, если дети разговаривают. Если ваш сын или дочь хочет пообщаться с особенным ребёнком, — он/она с ним и общается. Не вмешивайтесь в игру или разговор детей — при необходимости это сделает сопровождающий ребёнка. Даже если у вас малыш, достаточно лишь следить, чтобы он не навредил новому знакомому слишком бурным выражением симпатии.
      Задавайте вопросы. Если вы не знаете, как взаимодействовать с особенным ребёнком, не стесняйтесь спрашивать об этом его родителей («Что понравится вашему сыну/дочке? Как с ним/с ней лучше общаться?»).
      Уделите внимание ребёнку. Взрослым стоит обращаться не только к сопровождающему ребёнка, но и к нему самому («Привет, как ты?» а не просто «Здравствуйте, как у него дела?»). При общении важно, чтобы вы были на одном уровне с ребёнком и видели его глаза, так что присядьте рядом с коляской или наклонитесь.
      Предложите помощь. Прежде чем пытаться помочь человеку с особенностями, спросите, нужна ли ваша помощь, и обязательно дождитесь ответа. Если ребёнку или взрослому сложно говорить, не перебивайте, пока он не закончит фразу. Уточните, всё ли вы верно поняли.
      Проговаривайте, что делаете. Если помощь нужна, спрашивайте, что и как вам нужно сделать, проговаривайте свои действия («Помочь тебе спуститься с пандуса? Тогда я сейчас поверну коляску»).
      Не настаивайте на помощи. Если от вашей помощи отказываются, не вмешивайтесь, даже если ситуация кажется вам из ряда вон выходящей (тем более когда рядом с особенным ребёнком есть сопровождающий). Нередко посторонние принимают за приступ обычные для больного явления, которые не требуют вмешательства.
      У каждого человека есть право дружить со сверстниками, учиться, работать и на самом деле заниматься чем угодно, только с учётом своих особенностей. Детям с ограниченными возможностями важно помочь встроиться в социальную систему, чтобы это шло на пользу — и им самим, и обществу. А живое общение, построенное на принятии и уважительном отношении, — главный шаг на пути к этому.
      deti.mail.ru
  •