О детских занятиях спортом, которые вызывали ненависть


    Многие родители считают, что их дети обязательно должны заниматься спортом, причём таким, который они выбрали сами, не интересуясь мнением ребёнка. Мы поговорили с людьми, которые долго не перечили воле родителей, и узнали, как была устроена их спортивная жизнь и удалось ли им в итоге отстоять право делать то, что действительно хочется. 

12b23d871aabb84bd7c58c616a4dafa8.jpg

Кристина

Меня несколько раз отдавали на спорт: в шесть лет на танцы и дважды на гимнастику — в пять и в восемь. Каждый раз это была мамина идея. Не помню, чтобы она спрашивала моё мнение, но и не помню, чтобы я сопротивлялась.

Сами занятия меня никогда не раздражали, хотя от нас действительно многое требовали, а у меня всё плохо получалось, но не то чтобы это меня как-то расстраивало. Проблема была именно в остальных девочках: в детских секциях и кружках удивительным образом отношения детей оказываются в прямой зависимости от спортивных успехов. Так что если ты крута в гимнастике, то ты крута и как подруга. Но если у тебя не получается садиться на шпагат, делать сальто или хотя бы не запутываться в этой дурацкой ленточке, то и дружить с тобой — отстой. Я помню, что однажды на гимнастике расплакалась и начала вытирать лицо собственной футболкой. Она так задралась, что у меня оголилась грудь, и все девочки стали надо мной смеяться. Не помню, чтобы тренер хоть раз помешала таким насмешкам. Через несколько лет с кем-то из девочек с гимнастики мы встретились в художественной школе. Там они общались со мной совсем иначе: оказалось, что в живописи у меня получается лучше, чем в трюках с обручами и булавами.

Не помню, чтобы меня насильно тащили на занятия. Конечно, это мамина мягкая рука меня везде записывала, но когда я понимала, что больше не хочу ходить на спорт, то говорила ей об этом, и постепенно эти занятия отпадали. Мне было десять, когда я пошла в бассейн по собственному желанию. Плавать мне всегда нравилось, и оказалось, что в спортивной секции, где никто ни на кого не смотрит во время тренировок, отношения складываются лучше. Мы дурачились в холодной раздевалке, общались, пока сушили волосы на первом этаже у узкого зеркала, но на тренировках мы все плавали по отдельности и как-то не могли даже оценить способности друг друга. О том, кто как плавает, мы узнавали только на контрольных замерах, но не придавали этому значения.

В средней школе я пошла в баскетбольную сборную лицея, но это только подтвердило, что командный спорт — это для людей с крепкой психикой и нормальной самооценкой. Вряд ли все эти занятия чему-то меня научили. Скорее убедили в собственной несостоятельности. Так что спустя много лет я всё ещё не могу пойти на какой-либо спорт, кроме плавания, потому что подсознательно мне кажется, что на любом, даже самом простом фитнесе от меня будут ожидать олимпийских результатов.

Юра

Мне было шесть лет, когда папа решил отдать меня на дзюдо. Я помню, что он подошёл ко мне и начал серьёзный разговор о том, что мне нужно заниматься борьбой для того, чтобы быть сильнее. Ещё он говорил, что там я научусь правильно бить и давать сдачи. Я начал активно сопротивляться и говорить, что не хочу ходить на такие занятия. Это я сейчас понимаю, что против какой-либо борьбы в принципе, даже если она в формате тренировок. Тогда я скорее инстинктивно чувствовал, что не хочу этого, ещё не зная, что меня ждёт, но у меня не было выбора, ведь меня просто поставили перед фактом. Железный аргумент отца, который он всегда использовал, когда я сопротивлялся, был таким: «Любой мужчина должен заниматься спортом». Какие-то дополнительные объяснения не были предусмотрены.

У меня не так много воспоминаний из детства, но есть очень яркое: отец тащит меня по лестнице в метро на тренировку, а я сопротивляюсь и падаю. Тогда он хватает меня и несёт на руках. В первый год у меня особенно часто случались такие истерики. Когда я отказывался, меня волокли насильно. Мама пыталась говорить отцу, что таким образом заставлять меня не нужно, но это не давало никаких результатов. Потом я понял, что сопротивляться бесполезно.

На первых тренировках мы не боролись, а просто кувыркались и прыгали. Когда начали отрабатывать удары, я убедился, что не хочу этим заниматься, после этого не менял своё мнение ни разу. Больше мне, конечно, не нравилось бить, чем получать, хотя были и совсем неприятные моменты. Я не очень понимал, в каком случае борьба может помочь мне как средство самообороны, ведь у меня было абсолютно не дворовое детство и из любого конфликта я пытался выйти без применения физической силы.

Однажды меня поставили в пару с новенькой девочкой, которая была в два раза больше меня. Она меня перебросила через плечо так, что я начал терять сознание. Когда я рассказал об этом отцу, он сказал что-то в духе: «До свадьбы заживёт». Не поддержал и не поговорил с тренером, хотя я этого ждал. Я много раз говорил, что не хочу ходить на борьбу, но отец оставался непреклонным. Через какое-то время он уже не волок меня насильно, а использовал другие аргументы — говорил, что лишит карманных денег, если я не буду выполнять его требования. Благодаря карманным деньгам я мог гулять с друзьями, и это было единственным спасением от того, что происходило дома. Ещё я понимал, что отец очень расстроится, если я брошу борьбу, поэтому продолжал ходить. Это продлилось шесть лет.

После очередного неприятного случая на тренировке я подошёл к отцу и очень жёстко сказал, что больше не буду ходить на дзюдо. Мне было очень страшно говорить ему об этом. Ещё я боялся его расстроить и, конечно, того, что он просто откажет мне, как делал раньше, но всё прошло не так плохо, как я предполагал. Он расстроился, но поставил мне ультиматум: я должен был найти альтернативу дзюдо. Главное, чтобы там было хоть какое-то подобие отработки ударов. Видимо, у него было хорошее настроение.

Я выбрал первую попавшуюся секцию рукопашного боя в школе рядом с домом и записался туда. Занятия вёл священник, и мы молились несколько раз во время тренировки. Плюс был в том, что никто там особо не следил за посещаемостью, и я много пропускал. Периодически я просто отчитывался отцу о том, чем мы там занимаемся, он в свою очередь видел, что я в хорошей физической форме, этого было достаточно. Потом я понял, что хочу ходить на волейбол, и сказал об этом отцу, но в ответ услышал, что волейбол — это развлечение, а не спорт. В итоге через два года я пошёл на фитнес, когда мне удалось убедить отца, что я смогу оставаться в хорошей физической форме без борьбы, но на это понадобилось много лет. Обычно мне довольно трудно говорить о своём детском опыте тренировок, мне до сих кажется, что это одна из моих детских травм.

78766c20fb8e51efecf144543edcdd49.jpg

Екатерина

Моя мама мечтала, чтобы я стала фигуристкой, потому что фигурное катание — это её любимый вид спорта. В итоге мама привела меня в секцию. Я проходила туда несколько месяцев, но скоро всем стало очевидно, что у меня нет чувства ритма и плавности движений. Мне было неинтересно. Мне было скучно кататься одной, вырисовывая фонарики. Зато около дома у нас заливали каток, и я каждый день бегала туда, чтобы посмотреть, как ребята играют в хоккей, и просила их взять меня в игру. Взрослые мужчины говорили: «Иди постой у нас в воротах», — а мальчики выгоняли меня. Я обижалась, но кричала им, что когда-нибудь научусь играть и всех их обыграю. У меня была клюшка брата, он тогда играл за какой-то дворовый клуб, но брату хоккей был до лампочки, поэтому я пользовалась его клюшкой в любое время. Я грезила хоккеем. Это было совсем не то, что фигурное катание: там и адреналин, и эмоции, и куча вариантов развития событий. Надо быстро бегать, хорошо владеть клюшкой и при этом постоянно думать и придумывать. 

Как-то друзья семьи рассказали моей маме, что их дочь играет в хоккей и что знакомый тренер набирает детскую команду. Мама спросила, точно ли я хочу в хоккей, и я закричала, что очень хочу. Тогда родители посовещались между собой и решили, что если ребёнок хочет, то пусть играет. У папы было только одно условие, чтобы я не стояла на воротах. Потом на день рождения родители заменили мои модные фигурные коньки на хоккейные «Динамо». Моему счастью не было предела.

Когда я пришла на первую тренировку, мне было семь лет. Было очень страшно ударить в грязь лицом. Я никогда не каталась по ровному льду, и мои коньки оказались слишком тупыми для него. Я бесконечно падала — не умела толком тормозить. В команде тогда уже было восемь девочек, и все они катались чуть лучше меня. Мне понравилось тренироваться и вообще как-то сразу поняла, что хочу проводить с ними время. И я как сейчас помню, что тренер спросил меня, какой бы я хотела выбрать себе игровой номер. Я не была готова к такому вопросу и с ходу ответила, что седьмой, но он был занят. Тогда я от волнения забыла все числа. В голову пришёл только день моего рождения — 15 августа. Так я начала играть под номером 15. Это продлилось восемь лет. Было время, когда мы были единственной хоккейной командой девочек в России в своей возрастной категории и тогда соревновались с мальчиками, порой выигрывали у них.

Когда мне исполнилось четырнадцать лет, меня перевели в профессиональную взрослую команду, где начались убийственные тренировки на силу и выносливость. Тогда я и решила закончить с хоккеем. Мама хотела, чтобы я выросла «женственной», и думала, что фигурное катание мне поможет. А хоккей помогает держать всё тело в тонусе, ведь работают все группы мышц. Ещё мне кажется, что хоккей помог воспитать характер, упорство, волю к победе, командный дух, лидерские качества и многое другое. Я бы не задумываясь отдала свою дочь в хоккей.

Саша

Когда мне было семь лет, меня отвели заниматься спортивными бальными танцами. Это не олимпийский вид спорта, но, как и многие другие, довольно изнурительный и очень дорогой. Мне с самого начала не доставляла удовольствия эта затея, я чувствовала, что танцы, тем более с такой долей антуража, явно не для меня. На соревнованиях я выглядела примерно так же неестественно, как ребёнок-модель на конкурсе красоты. Перед каждым конкурсом приходилось собирать волосы в пучок со шпильками и вливать туда такое количество лака, что причёска превращалась в панцирь. Можно, наверное, было уронить на голову кирпич, и ничего бы не произошло.

Чем старше я становилась, тем больше появлялось ухищрений. В какой-то момент мама сообщила, что у меня слишком бледные для стандартов соревнования ноги, и усиленно набрызгала их автозагаром. Кажется, мне было двенадцать. Ещё год, и для разных танцев понадобились разные платья: для вальса и фокстрота — длинное, для ча-ча-ча, джайва и прочих — короткое. Оба они мне одинаково не нравились: мне казалось, что кислотно-зелёная органза не сочетается с тёмно-синим шифоном. Когда на одной из примерок я сообщила об этом маме и мальчику, с которым мы танцевали в паре (хотя чаще дрались, чем танцевали), он ответил: «Вообще-то это не для того, чтобы тебе нравилось».

Почти постоянно я чувствовала себя как манекен, которого тянут за локти, и страшно радовалась, когда удавалось слинять с тренировок. Методы тренеров вспоминать вообще не хочется. Вполне нормальным было бить нас по ногам линейкой, чтобы мы правильно выполняли движения, оскорблять или комментировать нашу внешность. Сейчас бы я не позволила с собой так обращаться никому. Но что я могла сделать с этим тогда? Мне ужасно не хотелось расстраивать маму прогулами, поэтому я просила вселенную послать мне избавление от этого ужаса. Иногда получалось: автобус не доезжал до нужной остановки, тренер заболевал, столбик термометра опускался ниже рекордного минимума, — но все эти счастливые совпадения можно было в итоге пересчитать по пальцам.

Я много раз просила родителей остановиться и использовала, как мне тогда казалось, довольно убедительные аргументы: у нас было не так много денег, чтобы тратить их на танцы, которые я ненавижу, я хуже училась из-за того, что мне не хватало времени. Но всё это не работало. Кажется, папа искренне мне сочувствовал, потому что однажды после того, как я со слезами отказывалась выходить из квартиры, он сказал, что я наказана и в качестве наказания сегодня никуда не пойду. Маме, кажется, такая стратегия не очень понравилась, но на тренировку я всё равно опоздала. 

Удивительно, как быстро в детскую голову может внедриться даже самая враждебная идея. Когда мне было десять, я попала под машину. Первое, о чём я спросила врача скорой помощи, который приматывал мне шину к переломанной ноге, смогу ли я попасть на соревнования через неделю. После этого я не могла ходить ещё почти год. Когда кость срослась, я снова вернулась на танцы. Если не учитывать этот годичный перерыв, я занималась ими почти шесть лет. 

wonderzine.com





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • TRIUMF
      De TRIUMF
      Календарь с фотографиями - отличный подарок и память на долгие года.
       
      Он будет радовать вас и ваших близких, коллег и партнёров.
      Его можно взять в руки, перелистать, сохранить .
       
      Отличное качество печати и яркие краски оживят приятные воспоминания о незабываемых моментах вашей жизни и жизни ваших родных и близких, коллег и партнёров.
       
      Возможные темы календаря : Вы, Ребёнок, Дети, Семья, Родные, Близкие и друзья, Отдых и путешествия, Свадьба, Кумэтрия, Работа, Коллеги, Партнёры и многие другие темы вашей жизни которые вы хотите сохранить на память.
      Язык календаря - по вашему выбору ( любой).
       
      Порядок заказа:
      1.Выбрать тему (темы) календаря.
      2.Выбрать 12 фото (для каждого месяца)+ фото на обложку ( лицо календаря)
      3.Оплатить аванс - 50% от стоимости заказа ( оплата в любом отделении “Mobiasbanca-OTP Group” SA или по перечислению) 4.Прислать нам ваши фото на E-mail: info@art-triumf.md
      5.Наш дизайнер вышлет вам макет календаря.
      6.Вы одобрите макет или сделаете свои замечания.
      7.При окончательном варианте, макет поступает в работу.
      8.Через 5-7 рабочих дней вы получаете календарь + Сюрприз от нас - за то что вы думаете о своих близких !
       
      Размер календаря 32 х 44,5 см
      Срок изготовления 5-7 дней
       
      Цена :
      1-5 календарей 250 лей/шт
      5-10 календарей 240 лей/шт
      10-50 календарей 230 лей/шт
      Больше 50 календарей индивидуальный расчёт
       
      Заказ и вопросы:
      по телефону (022) 856916 (ro), 856915 (ru), 067272751, 079455308 E-mail: info@art-triumf.md







    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      Дети постоянно наблюдают за нами — и все, что мы говорим или делаем, оказывает на них куда большее влияние, чем то, что мы просим их делать изо дня в день. Именно поэтому нам важно следить за тем, как мы управляем собственными эмоциями, как ведем себя в кризисных ситуациях, как конфликтуем, как миримся и как решаем проблемы. При этом важно помнить, что дети воспринимают происходящее не так, как взрослые, а потому любому нашему поведению требуется объяснение.
      «Дети не знают, что происходит у вас в голове», — говорит психиатр университетской больницы Джорджтауна Джефф Бостик. Он рекомендует родителям комментировать свое поведение, чтобы детям не приходилось самим догадываться и домысливать их действия. Для того, чтобы помочь нашим детям правильно интерпретировать различные ситуации и развить эмоциональный интеллект, нам важно озвучивать те ситуации, которые кажутся нам понятными без слов.
      Говорите хорошее о своем партнере
      Признаваться друг другу в любви — это хорошо, но этого не всегда бывает достаточно. Не забывайте говорить своему партнеру о том, что вы любите в нем больше всего, чем восхищаетесь, и что цените. Например, собираясь на прогулку, вы можете отметить: «Смотри, папа захватил с собой бутылки с водой. Как здорово, что на него всегда можно положиться!».
      В обратную сторону эти примеры тоже, к сожалению работают. Чем чаще вы закатываете глаза или в негативном ключе комментируете поступки и слова друг друга (да, дети слышат даже то, что вы бормочете себе под нос), тем прочнее в голове ребенка закрепляется определенная модель взаимоотношений.
      Признавайте ошибки и ищите решения
      Нет ничего постыдного в том, чтобы признать, что вы где-то ошиблись или что-то не продумали — взрослые не могут быть идеальными и знать абсолютно все, и это нормально. Устное признание родительского промаха («Упс, кажется, что-то я здесь не досмотрел») учит детей спокойнее относиться к собственным ошибкам.
      Следующий шаг, который должен следовать за неудачей — это попытка ее исправить, которую тоже лучше описать словами. Порассуждайте вслух, проговорите, что пошло не так, где вы допустили ошибку, и что надо сделать для того, чтобы стало лучше. Даже если в моменте вас захлестнули эмоции, дайте себе несколько минут на то, чтобы успокоиться, а потом вернитесь к решению проблемы.
      Объясняйте свои эмоции
      К сожалению, далеко не все взрослые способны анализировать то, что они чувствуют (не говоря уже о том, чтобы объяснять свои переживания детям), однако никогда не поздно этому научиться. Когда вы начнете объяснять ребенку свои поступки с точки зрения эмоций («Я кричу, потому что устала, злюсь и расстраиваюсь из-за того, что ты испачкал мою одежду» или «Я вздрогнул, потому что испугался машины, которая так быстро мимо нас промчалась»), вы получите сразу двойную пользу: вам будет проще контролировать свои эмоции в родительстве, а детям будет проще вас понимать и анализировать собственные переживания.
      Просите о помощи
      В первую очередь это касается мужчин, которые привыкли считать свою способность справляться со всем самостоятельно ключевым достоинством. В реальности же умение просить о помощи является невероятно важным и позволяет предотвратить множество проблем в будущем. А потому покажите ребенку личным примером, что нет ничего зазорного в том, чтобы обратиться за помощью и поддержкой к родственнику или другу — даже если помощь вам требуется совсем небольшая.
      Проявляйте эмпатию
      Чтобы ребенок научился не только понимать собственные чувства, но и чувства других людей, ему важно видеть проявления эмпатии. Обсуждайте эмоции и переживания друг друга и пытайтесь понять, что испытывает ваш собеседник. Задавайте вопросы, проявляйте любопытство и выдвигайте предположения.
      Делитесь мыслями и наблюдениями
      «Смотри, это облако похоже на дедушкину машину». Неизвестно, поддержат ли вас ваши дети в ваших размышлениях или просто странно на вас посмотрят, но попробовать точно стоит. Когда вы рассказываете детям о том, что приходит вам на ум, о том, что вы знаете и видите, вы учите их смотреть на вещи другими глазами и показываете, что мир вокруг куда сложнее и интереснее, чем кажется.
      Говорите о дружбе
      Детям важно видеть, что друзья — это не просто люди, которые присутствуют в вашей жизни. Расскажите и покажите им, что дружба — это близкие отношения между людьми, которые радуются друг другу, поддерживают друг друга, вместе переживают победы и трудности. Продемонстрируйте личным примером, что важно иметь крепкие и хорошие отношения за пределами семьи, а также как их сохранять и поддерживать.
      Описывайте процессы
      Если вы собираете на пляж, всегда проще крикнуть: «Все в машину!», но намного полезнее объяснить детям, что вы делали до этого. Привлеките детей к сборам и расскажите им, как вы готовитесь к семейной поездке: «Сначала нам надо взять сумку. Положить в нее полотенце, воду, солнцезащитный крем». Так вы покажете, что ни один бытовой процесс не происходит сам собой — за каждым стоит конкретный человек и конкретные действия, а заодно получите помощников, которые вскоре научатся сами собирать сумку на пляж или для поездки на дачу.
      Извиняйтесь и признавайте свою вину
      Все мы совершаем ошибки. Другое дело, — как мы пытаемся их исправить. Некоторые стремятся отделаться формальными извинениями, другие — уходят в защиту и отказываются признавать свою вину. Ни то, ни другое не показывает детям хорошего примера того, как стоит решать конфликты с близкими людьми. А потому уделите особое внимание тому, как вы примиряетесь после ссор с близкими.
      chips-journal.ru
    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      На самом деле, скука — это не хорошо и не плохо, утверждают эксперты по детскому досугу и развитию.
      Издание Popsugar побеседовало со специалистами в области детских игр и раннего развития, чтобы выяснить, так ли страшна детская скука, и как извлечь из нее пользу. Поскольку избежать скуки у вас все равно не получится, важно научиться правильно на нее реагировать и научить ребенка с ней справляться. Вот, что для этого надо сделать.
      Разберитесь, действительно ли вашему ребенку скучно
      Скуку можно охарактеризовать как «потерю интереса», — говорит профессор социологии Сандра Стоун, которая посвятила 25 лет своей научной деятельности исследованиям детских игр и развития. Даже если дети жалуются на то, что им скучно, это может говорить о чем угодно (не обязательно о том, что они испытывают скуку), а потому родителям следует сперва хорошенько разобраться в том, с чем они имеют дело.
      «Дети могут потерять интерес к чему-то из-за слабости и утомления», — говорит Стоун. — «Если дети устали, им просто надо немного отдохнуть, чтобы набраться сил для новых игр».
      Еще одна причина, по которой может возникать чувство скуки — это потребность в человеческом контакте. Если причина скуки ваших детей кроется в том, что они давно не общались с близкими людьми, Сандра Стоун рекомендует родителям отложить свои дела в сторону и поговорить со своим ребенком, поиграть с ним и пообниматься.
      Когда ваш ребенок жалуется на то, что ему скучно, худшее, что можно сделать — это сразу же предложить ему множество вариантов того, как это исправить. Вместо этого Стоун советует родителям потратить несколько минут своего времени на разговор с ребенком, чтобы выяснить, чем на самом деле может быть вызвана его скука, и как это можно исправить.
      Как реагировать на то, что вашему ребенку скучно
      Если дело не в усталости или нехватке общения, то можно предположить, что вашему ребенку и правда скучно. Это, как правило, связано с потерей интереса к его текущему занятию: например, вы забрали у ребенка планшет, и ничто не может с ним сравниться, или он просто не может придумать, чем заняться дальше.
      Чтобы помочь детям младшего возраста справиться со скукой, вы можете активно подключиться к решению проблемы. Например, напомните им о других играх и занятиях в их арсенале, о которых они могли забыть. Или займитесь ротацией игрушек: разделите игрушки ребенка на несколько частей, а затем убирайте и доставайте их по очереди, например, раз в неделю.
      Чтобы помочь детям в возрасте от пяти лет, родителям достаточно использовать вербальную поддержку вместо активных действий. Выслушайте их, разделите их чувства и поддержите любые варианты борьбы со скукой, которые они предлагают.
      «Деликатно подведите к тому, чтобы ваш ребенок проявлял независимость в своих мыслях и идеях», — говорит Стоун. — «Если ребенок высказывает какие-то идеи, поддержите их и помогите развить эти идеи, внося свои предложения. Убедитесь, что решения принимает ребенок, а не вы. Если ребенок научится принимать решения самостоятельно, скука перестанет быть вашей проблемой».
      Как быть, если ничего не помогает
      Проблема многих детей, которые привыкли к тому, что их будни проходят по четкому расписанию из школьных занятий и дополнительных кружков, заключается в том, что у них совершенно нет навыка борьбы со скукой. У них никогда не было достаточно времени для того, чтобы заскучать, а потому они понятия не имеют, как себя вести в этом случае.
      «К сожалению, наше общество, включая школу, может уничтожить детскую способность следовать своим интересам», — говорит Стоун.
      Исследования показывают, что взрослые — иногда неосознанно — управляют всем, что делают их дети. Например, следят за тем, чтобы все занятия детей были четко структурированы и организованы, что разрушает их чувство автономности и независимости.
      «Автономность дает детям понимание того, что есть вещи, которые они могут контролировать», — комментирует Стоун. — «Она подталкивает детей к принятию собственных решений о том, что они хотят делать и когда».
      И да, даже независимые и самостоятельные дети иногда могут заскучать, но это случается намного реже, чем у тех детей, которые с ранних лет привыкли существовать в жестком и насыщенном графике. В таких случаях эксперты рекомендуют чаще инициировать свободную игру — процесс с неопределенным результатом, на ход которого дети влияют сами.
      «Взрослым необходимо предоставлять детям время и свободу следовать за своими интересами», — отмечает Стоун. — «Если родители чувствуют, что их ребенок не справляется с этим, им надо попробовать предоставлять ему больше самостоятельности и автономности, поддерживать его способность принимать собственные решения, быть любопытным и прислушиваться к себе. Сначала это может быть непросто, но плюсы в долгосрочной перспективе для ребенка и для взрослого того стоят».
      chips-journal.ru
    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      Решение является окончательным и в целом имеет обязательную силу, а также доводится до сведения президента Румынии, сообщает mediafax.ro
      Ранее румынское правительство оспорило закон об удвоении детских пособий с 1 августа 2020 года, заявив, что источников финансирования нет.
      14 января 2020 года президент Клаус Йоханнис промульгировал закон, который предусматривает удвоение государственной надбавки на детей с 300 до 600 румынских леев для детей с ограниченными возможностями.
      point.md
    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      Несколько лет назад педиатр Евгений Комаровский советовал родителям заводить собаку: «Собака, которая постоянно носит в дом грязь, обнимается с ребенком, облизывает его, создает на его иммунитет постоянную микробную нагрузку», — писал он. А недавно в журнале Pediatric Research появились результаты исследования, проведенного австралийскими ученым, которые показали, что собаки хороши не только для того, чтобы приносить в дом микробов.
      Исследователи опросили 1646 родителей детей в возрасте от двух до пяти лет. В 42 процентах опрошенных семей дети росли с собаками, а в 58 — без. Ученые проанализировали социальное и эмоциональное развитие детей и пришли к интересным выводам.
      Оказалось, что дети, которые с раннего возраста общались с собаками, на 23 процента реже сталкиваются с проблемами в выражении своих эмоций, чем те дети, которые росли без собак. Также они на 30 процентов меньше склонны к антисоциальному поведению, на 40 процентов реже испытывают трудности в общении со сверстниками, и на 34 процента чаще проявляют осознанность в отношениях, например, делятся игрушками с другими. Этот показатель увеличивается до 74 процентов в том случае, если дети играют со своими собаками три раза в неделю или чаще.
      «Мы предполагали, что наличие собаки положительно сказывается на состоянии детей, но мы были удивлены, когда обнаружили, что оно связано с таким количеством позитивных эмоций и поведенческих паттернов», — говорит ведущий автор исследования Хейли Кристиан. — «Наше исследование показало, что совместное проживание с собакой положительно влияет на развитие и состояние ребенка, и мы предполагаем, что это может быть связано с привязанностью между детьми и собаками».
      Несмотря на полученные результаты, ученые отмечают, что их исследование носило характер наблюдения и не может использоваться как научное доказательство прямой связи между собаками и эмоциональным развитием детей. Чтобы ее подтвердить, требуется собрать намного больше информации.
      «Мы не говорим, что вам срочно надо завести собаку», — уточняет Кристиан. — «Это очень значимое решение. Вместе с собакой появляются новые обязательства и траты. Однако наше исследование показало, что преимущества перевешивают возможные недостатки».
      chips-journal.ru
  •