6 претензий школьного учителя к современным родителям


    Учитель русского языка и литературы Марина Моисеевна Бельфер рассказала о том, как изменились отношения между родителями и школой за последнее десятилетие.

123 (1).jpg

Родители лучше знают, как учить

Меня учителем сделала бабушка моей ученицы и моя бабушка, которые приводили меня в чувство после абсолютного неумения совладать с детьми. Они любили меня, как, впрочем, и большинство родителей моих учеников, хотя я ничего не умела, не справлялась с дисциплиной, мучилась, было очень трудно.

unnamed-2-1.jpgНо я становилась учителем, потому что знала: эти родители меня любят, они на меня смотрят поддерживающе, они не ждут, что я прямо сейчас всех научу. Они были помощниками, но не влезали в суть педагогического процесса, которого у меня тогда еще и не было. И взаимоотношения с родителями в школе, которую я закончила и куда пришла работать, были дружественно-доброжелательными.

У нас было очень много детей, они учились в две смены, и мне хватит пальцев одной руки, чтобы пересчитать тех родителей, с которыми остались неразрешенные вопросы и случаи, когда я ощущала свою вину, неполноценность, неумение или боль. То же самое было еще тогда, когда я училась: мои родители в школе бывали крайне редко, звонить учителю было не принято, да и телефонов учителей родители не знали. Родители работали.

Сегодня родители изменились, они стали чаще и больше ходить в школу. Появились мамы, которых я вижу в школе через день.

Стало возможным звонить учителю в любое время и постоянно переписываться с ним в электронном журнале. Да, журнал предполагает возможность такой переписки, но, учитывая то, чем и как учитель занят в течение дня, это, конечно, должно происходить в исключительных случаях.
Кроме того, теперь учитель должен участвовать в школьных чатах. Я никогда в этом не участвовала и не буду, но по рассказам родителей знаю, что в этой переписке происходит много опасного и вредного, на мой взгляд, – от обсуждения бессмысленных сплетен до нагнетания непродуктивных волнений и нелепых ссор, что подтачивает творческую и рабочую атмосферу, которую создают учителя и ученики гимназии.

У учителя, кроме его уроков, серьезной, продуманной внеклассной работы с детьми, самообразования и своей личной жизни, множество обязанностей: он проверяет работы детей, готовится к урокам, факультативам, кружкам, ездит на экскурсии, готовит семинары и выездные лагеря, и он не может заниматься перепиской с родителями.

Сама я не написала в электронном журнале ни одного письма за все время, что он есть, и никто от меня этого не потребовал. Если у меня есть проблема, я должна увидеть маму, познакомиться с ней, посмотреть ей в глаза, поговорить. А если у меня и у большинства моих учеников нет проблем, то я ни о чем не пишу. Для общения с мамами и папами есть родительское собрание или индивидуальные встречи.

Коллега – одна из лучших учителей Москвы – рассказывала, как ей родители на собрании устроили обструкцию: она не готовит детей к сочинению. Они хотят, чтобы детей натаскивали на сочинение, они лучше знают, как их к нему готовить, плохо себе представляя, что вообще происходит у учителя на уроке, что работе с текстом и его структурой дети учатся постоянно.

Цитата

Сегодня родители хотят знать, что и как было на уроке, хотят проверить – точнее, я не знаю, на самом ли деле они это хотят и могут, но они это транслируют.

«А в том классе программу вот так проходили, а у нас вот так. Там поменяли местами, а здесь нет. Почему? Сколько часов по программе проходят числительные?» Открываем журнал, отвечаем: 14 часов. Спрашивающему кажется, что мало… Не представляю, чтобы моя мама знала, сколько уроков я изучала числительные.
Родители, безусловно, имеют право на любой вопрос, но они часто задают их недоброжелательно, не для того, чтобы понять, а чтобы проконтролировать, все ли так делает учитель с его, родителя, точки зрения. Но часто родитель сам не знает, как выполнить то или иное задание, например, по литературе, и поэтому считает его непонятным, неправильным, сложным. А на уроке каждый этап решения этой задачи был проговорен.

Не понимает не потому, что он глупый, этот родитель, – просто его учили иначе – а современное образование предъявляет другие требования. Поэтому иногда, когда он вмешивается в учебную жизнь ребенка и в учебную программу, получается казус.

Родители считают, что школа им должна

Многие родители считают, что школа им должна, а что должны они – не знают. И у многих нет желания понять и принять требования школы. Они знают, что должен учитель, как он должен, почему он должен, зачем. Конечно, это не обо всех родителях, но примерно треть теперь в меньшей степени, чем прежде, готова к доброжелательному взаимодействию со школой, особенно в среднем звене, потому что к старшим классам они успокаиваются, начинают многое понимать, прислушиваются и смотрят в одну сторону с нами.

3a3dbf96cdd26adc40fcbb1dcf8bf386.jpgЧастым стало и хамское поведение родителей. Изменился даже их внешний вид, когда они приходят в кабинет директора. Раньше я не могла себе представить, чтобы кто-то в жаркий день пришел к директору на прием в шортах или в спортивном домашнем костюме. За стилем, за манерой разговаривать часто стоит уверенность: «я имею право».

Я никогда не произношу вслух и не думаю, что мы предоставляем образовательные услуги: как бы кто нас ни назвал, как бы Рособрнадзор за нами ни надзирал, мы есть те, кто мы есть – учителя. Но, может быть, родители думают иначе. Никогда не забуду молодого отца, который, положив ногу на ногу, объяснял директору, что он живет в соседнем доме и поэтому даже не собирается искать другую школу. При том, что с ним спокойно беседовали, объясняли, что ребенку в школе может быть трудно, рядом есть другая школа, где его ребенку будет комфортнее.

Современные родители, как налогоплательщики, считают, что школа им должна предоставить набор образовательных услуг, и государство их в этом поддерживает. А что должны они? Отдают ли они себе отчет в том, насколько ребенок их стараниями подготовлен к жизни в средней школе? Умеет ли он соблюдать правила общего распорядка, слышать голос старшего, самостоятельно работать? Может ли он вообще делать что-то самостоятельно, или его семья склонна к гиперопеке? А главное – это проблема мотивации, с которой учителя сейчас с трудом справляются, если нет подготовленной в семье почвы.

Родители хотят руководить школой

Многие из них стремятся вникнуть во все школьные дела и непременно принять в них участие – это еще одна особенность современных родителей, особенно неработающих мам.

Я убеждена в том, что помощь родителей нужна тогда, когда школа или учитель за ней обращаются.
Опыт нашей школы говорит о том, что успешна и продуктивна совместная деятельность родителей, детей и учителей при подготовке к праздникам, на субботниках в школе, при оформлении кабинетов в творческих мастерских, при организации сложных творческих дел класса.

Работа родителей в управляющем и попечительском советах может и должна быть плодотворной, но сейчас распространено настойчивое желание родителей руководить школой, указывать ей, что она должна делать – в том числе и вне деятельности управляющего совета.

download.pngРодители транслируют ребенку свое отношение к школе

Нередки случаи, когда родитель чем-то недоволен и может сказать при ребенке про его учительницу «ну и дура». Не могу себе представить, чтобы так могли сказать мои родители и родители моих друзей. Не надо абсолютизировать место и роль учителя в жизни ребенка – хотя оно нередко очень важное, но если ты выбрал школу, хотел в нее попасть, то, наверное, невозможно идти в нее без уважения к тем, кто ее создал и кто в ней работает. А уважение проявляется в разном.

Например, у нас в школе есть дети, которые далеко живут, и, когда родители везут их в школу, они каждый день опаздывают. За несколько лет это отношение к школе как к месту, куда можно опаздывать, передается детям, и они, уже когда ездят сами, тоже постоянно опаздывают, и таких у нас немало. А механизмов воздействия у учителя нет, он не может даже не пустить на урок – может только позвонить маме и спросить: доколе?

Или внешний вид детей. У нас нет школьной формы и нет строгих требований к одежде, но иногда возникает впечатление, что ребенка с утра никто не видел, что он не понимает, куда он идет и зачем. А одежда – это тоже отношение к школе, к процессу обучения, к учителям. Об этом же отношении говорят ставшие более частыми отъезды родителей с детьми на отдых в учебное время, несмотря на принятое в нашей стране количество каникулярных дней. Дети очень быстро взрослеют и перенимают принятую в семье позицию: «чтобы миру не быть, а мне чаю пить».

Уважение к школе, к учителю начинается еще в детстве с благоговения перед авторитетом родителей, и в нем, естественно, растворена любовь: «Это делать нельзя, потому что расстроит маму». У верующего человека это потом становится частью заповедей, когда он сначала неосознанно, а потом умом и сердцем понимает, что можно, а что нельзя. Но в каждой семье, даже неверующей, есть своя система ценностей и заповедей, и их ребенку надо последовательно прививать.

За благоговением, говорит философ Соловьев, появляется страх – не страх как боязнь чего-то, а то, что религиозный человек называет страхом Божьим, а для неверующего это страх обидеть, задеть, страх поступить не так, как следует. И этот страх потом становится тем, что называется стыдом. А дальше происходит то, что, собственно, и делает человека человеком: у него появляется совесть. Со-весть – это истинная весть тебе о самом себе. И ты каким-то образом либо сразу понимаешь, где подлинное, а где мнимое, либо совесть догоняет тебя и мучает. Каждому знакомо это чувство.

Родители жалуются

У современных родителей вдруг открылся канал связи с высокими инстанциями, появился Рособрнадзор, прокуратура. Теперь чуть только кто-то из родителей не доволен школой, сразу звучат эти грозные слова. И доносительство становится нормой, мы пришли к этому. Это последняя точка в истории контроля над школой. А намерение установить камеры в кабинетах? Надзирающие органы считают, что в каждом учебном кабинете должна быть камера. Представьте себе живого учителя, работающего с детьми, за которым непрестанно следит камера.

uhitel-i-uchenik-e1410797947664.jpgКак будет называться это учебное заведение? Мы в школе или в режимном заведении? Оруэлл по сравнению с этим отдыхает. Жалобы, звонки начальству, претензии. В нашей школе это нечастая история, но коллеги рассказывают страшные вещи. Мы все учились чему-то, и не как-нибудь, много лет работаем в одной и той же школе, понимаем, что надо ко всему относиться спокойно, но, тем не менее, мы живые люди, и, когда нас допекают родители, становится очень трудно вести диалог.

Я благодарна и хорошему, и плохому жизненному опыту, но сейчас уходит немереное количество сил абсолютно не на то, на что хотелось бы их тратить. В нашей ситуации мы тратим почти год на то, чтобы родителей новых детей сделать своими союзниками.

Родители растят потребителей

Еще один аспект современного родительства: многие довольно часто стараются обеспечить детям максимальный уровень комфорта, самые лучшие условия во всем: если экскурсия, родители категорически против метро – только автобус, только комфортабельный и желательно новый, что гораздо более утомительно по московским пробкам.

Наши дети не ездят на метро, некоторые из них там вообще ни разу не были.
Когда мы недавно организовывали образовательное путешествие за границу – а в нашей школе учителя обычно заранее за свой счет выезжают на место, чтобы выбрать жилье и продумать программу, – одна мама очень возмущалась, какой в результате был выбран неудобный рейс (мы стараемся подобрать самый дешевый вариант, чтобы могли поехать все желающие).

np-46-660x330.jpgМне это не очень понятно: я полжизни в наших школьных путешествиях проспала на матах, на теплоходах мы всегда плавали в трюме, и это были замечательные, самые прекрасные наши поездки. А сейчас – гипертрофированная забота о комфорте детей, родители растят капризных потребителей, совершенно не приспособленных к реальной жизни, не умеющих позаботиться не только о других, но и о себе. Но это не тема взаимоотношений родителей и школы – мне кажется, это общая проблема.

Но есть родители, которые становятся друзьями

Но есть у нас и потрясающие родители, которые становятся друзьями на всю жизнь. Люди, которые с полуслова понимают нас, принимают сердечное участие во всем, что мы делаем, с ними можно посоветоваться, обсудить что-то, они могут посмотреть на это дружеским взглядом, могут сказать правду, указать на ошибку, но при этом стараются понять, не становятся в позицию обвиняющего, умеют встать на наше место.

В нашей школе хорошая традиция – родительское слово на выпускном вечере: родительский спектакль, фильм, творческий подарок от родителей учителям и выпускникам. И родители, которые готовы смотреть с нами в одну сторону, нередко сожалеют, что они сами не учились в нашей школе. Они вкладывают в наши выпускные вечера не столько материальные, сколько творческие силы, и это, мне кажется, самый главный и самый хороший результат нашего взаимодействия, которого можно добиться в любой школе при взаимном желании слышать друг друга.

pravmir.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • maria981s
      De maria981s
      Первое место в мире по массовым расстрелам школьников занимают США. Ранее было принято считать, что подобные бойни – чисто американская трагедия. Однако то, что случилось в Эрфурте, Каухайоки, Перми, Улан-удэ и Керчи свидетельствует, что скулшутинг (стрельба в школе) приобретает цепной эпидемический характер, для которого не существует территориальных границ. Массовые убийства студентов и школьников из киношной реальности переходят в повседневность.
      Феномен школьных убийств. Что известно точно?
      В изучении психологии «школьного убийцы» и попытках составить общий портрет потенциального преступника пока что больше вопросов, чем ответов. Для подробного комплексного анализа подобных преступлений слишком мало информации. Допрос преступников, как правило, невозможен. В большинстве случаев «школьные стрелки» либо кончают с собой на месте преступления, либо погибают в перестрелке с полицией. Однако, несмотря на имеющиеся пробелы в исследованиях, на сегодня известно, что:
      «Школьные убийства» – уникальный тип преступления, главным мотивом которого является именно убийство само по себе. Как отмечают аналитики Американской Психологической Ассоциации, даже если преступник убивает своего обидчика (преподавателя или одноклассника), на этом он никогда не останавливается. Его изначальная цель — отнять как можно больше жизней.  Он убивает, убивает и убивает. 
      Подобные бойни никогда не бывают спонтанными. Будущие убийцы тщательно готовятся к преступлению. Иногда эта подготовка занимает годы. Место совершения преступления выбирается осознанно. 
      Синдром Вертера или цепная реакция. Случаи громких массовых убийств и нападений в учебных заведениях, широко освещаемые в СМИ и соцсетях,  провоцируют подражателей, которым становится легче решиться на показательное убийство, и особенно, сразу после того, как его совершил их сверстник. 
      Социологи и математики университета Аризоны в Тусоне, обработав статистические данные 438 случаев массовых убийств, произошедших в период с февраля 2005 года по январь 2013-го в США, пришли к выводу, что наивысший пик  активности подражателей приходится на первые две недели после освещения трагедии. Подражатели не только стремятся повторить действия своих «героев», но и превзойти масштабы убийства. Так, согласно данным исследователей, около 20-30% от общего числа массовых расстрелов в школах были не самостоятельными инцидентами, а «эхом» ранее состоявшихся убийств. 

      «Каждые 32 дня в США фиксируют массовые убийства школьников.»
      Большинство учеников, устроивших бойню, были жертвами издевательств со стороны  одноклассников и учителей, и зачастую не могли дать прямой отпор обижавшим.
      Школьный убийца. Кто он?
      Попытки вывести общий типаж школьного убийцы провалились. В этой области исследования зачастую противоречат друг другу. Одни утверждают, что школьные убийцы практически никогда не имели репутации хулиганов или драчунов, другие указывают на жестокость в отношении животных и связь с молодежными бандами. Одни говорят о «замордованных слабаках», другие об «одиночках-интеллектуалах».  
      В ноябре 2007 года в финском лицее Йокела 18-летний Пекка-Эрик Аувинен расстрелял из пистолета более 20 учеников, попытался поджечь здание лицея, а затем покончил жизнь самоубийством. Свою позицию и причины бойни изложил в «Манифесте естественного отбора». Назвал себя «циничным экзистенциалистом, антигуманным гуманистом, реалистичным идеалистом».
      В докладе «Школьный мститель» аналитики ФБР, основываясь на статистике преступлений, вывели усредненный профиль школьного убийцы в США. Так, это, как правило, подросток мужского пола, белой расы, шестнадцатилетнего возраста, обладающий высоким уровнем интеллекта и хорошим здоровьем. По социальному статусу – это выходец из среднего класса, живет в семье с двумя родителями, но в семье серьезные личностные конфликты. Он посещает общественную, а не частную школу, а в его доме хранится оружие. Однако сами же авторы признали практическую несостоятельность своих выводов – подобными чертами обладают слишком многие американские подростки. 
      Анализ личностных черт ребенка в определении потенциала к перерождению в школьного стрелка – слишком зыбкая основа, на которую опасно опираться. На этот факт указывают и немецкие эксперты проекта TARGET по предотвращению насилия в школах. По словам немецкого психолога Мирко Альвина, у школьных убийц нет общего портрета, однако есть группа общих, заметных окружающим тревожных поведенческих симптомов. Одноклассники и педагоги не должны пропускать сигналы, которые потенциальные убийцы посылают своему окружению перед совершением преступления. Такими сигналами служат:
      - высказывания о смерти и повышенный интерес к бойням в школах, где действия агрессоров получают понимающую или одобрительную оценку; 
      - идентификация себя с участниками известных массовых убийств;
      - угрозы и обещания расправы в адрес учителей или учеников; 
      - интерес к обращению со стрелковым или другим видом оружия;
      - глубокое переживание незначительных обид, сопровождающееся стремлением отомстить;
      - открытые заявления о мести обидчикам (в общении с друзьями ли в соцсетях).
      Насилие в школах. Молдова в тройке лидеров
      Молдова заняла третье место в рейтинге европейских стран с самым высоким уровнем насилия в школах. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), более трети молдавских школьников подвергаются физическому или психологическому насилию. За последний год 39% школьников в возрасте от 13 до 15 лет участвовали в драках, а 35% сообщили, что подвергались насилию со стороны сверстников. 
      «В 2017 году, по данным Генерального инспектората полиции, было зарегистрировано 22 случая, в которых агрессором выступал учитель.»
      Школы перестают быть безопасным местом для детей. Замалчивать или не замечать буллинг в школьной среде – опасно и недальновидно. Психологический террор, избиение, травля со стороны в подростковой среде — страшное явление, напрямую связанное либо с суицидом, либо с убийством. 
      «В Молдове большинство самоубийств или их попыток совершают подростки. По статистике, это дети в возрасте от 13 до 16 лет. В 2016 году 132 ребенка совершили попытку суицида.»
      «Подростковый буллинг может спровоцировать массовые убийства. Подростки, которые систематически подвергаются насилию в школе, способны убить себя или других. Это их отчаянный, несоразмерный ответ на насилие», — говорит психолог Наталья Русу, комментируя возможность риска повторения трагедии Керчи в наших школах. 
      «1999 год.  Школа Колумбайн, США. Двое подростков убили 13 человек и ранили 23, после чего застрелились. Убийцы, расстрелявшие своих одноклассников, были жертвами буллинга – школьной травли, которая продолжалась долгое время.»
      Массовые бойни в школах – это те же самоубийства, только опосредованные и отсроченные. Сначала школьник стреляет в одноклассников, а потом убивает себя.  
       «Школьная система должна противостоять буллингу самым жестким образом, но в нашей системе образования в этом отношении огромный пробел. Не во всех школах есть психологи, и не у каждого из них есть достаточная квалификация, чтобы оказать профессиональную помощь ребенку, который стал объектом травли, — считает психолог. — Мне также известны случаи, когда учителя становились свидетелями вербальных издевательств, но предпочитали делать вид, что ничего особенного не происходит. Можно говорить, что педагоги мало получают и работа тяжелая, но это абсолютно безответственная позиция. Это равнодушие и молчаливое одобрение только подогревают травлю». 
      В мае этого года представители ассоциаций «Părinți Solidari», «CReDO» и «Vitae» опубликовали открытое письмо в связи с участившимися случаями агрессии в школах и детских садах. По словам представителей ассоциаций, руководители заведений и чиновники из управлений образования и Министерства образования, прилагают все усилия для неразглашения случаев насилия над детьми. Даже получив такую информацию, они старательно ее игнорируют, вплоть до полного отрицания. А в некоторых случаях принимают решения в ущерб ребенку. 
      Внятной реакции и действий со стороны ответственных структур так и не последовало. Проще не выносить сор из избы. Пока травля в школе не становится национальной трагедией, её предпочитают игнорировать. Вот только впоследствии цена прозрения может оказаться слишком высокой.
      Ксения Руснак
      brw.md
    • alexandrarum
      De alexandrarum
      По данным исследования, в 2017 году родители школьников неформально заплатили в школьные фонды около 1,13 млрд леев. Эта сумма в два раза превышает показатели 2015 года и составляет 17% бюджета, выделенного государством на образование. При этом половина опрошенных родителей признается, что поборы в школах стали серьезной проблемой для семейного бюджета. Другая половина считает дополнительные взносы привычным делом, а некоторые даже готовы платить больше.
      Согласно исследованию, каждый десятый родитель верит, что за дополнительные взносы его ребенку поднимут оценки, помогут победить на конкурсах или будут уделять больше внимания. Примерно в 25% случаев родители платят по собственной инициативе. Они считают, что таким образом активно участвуют в жизни школы или помогают улучшить качество образования. Если родители не проявляют инициативы, то у них могут потребовать деньги учителя или родительский комитет. 17% опрошенных рассказали, что деньги у них требовал родительский комитет, у 12% — учителя, а у 3% — директор школы.
      В среднем «образовательные» расходы семьи на одного школьника в 2017 году выросли на четверть — почти 4800 леев в год.
      Чаще всего эти деньги идут на ремонт. Также в школах собирают средства на прибавку к зарплате учителям, дополнительные уроки и подарки. Кроме того, неформальные платежи часто требуют за оформление ребенка в школу.
      Опрос проводился по всей территории Молдовы, в нем участвовали 600 человек. Погрешность составляет около 4%.
      Напомним, на прошлой неделе офицеры Наццентра по борьбе с коррупцией арестовали бывшего председателя родительского комитета детсада Lăstăraș. Ежемесячно он собирал с родителей по 600 тыс. леев, большую часть из которых он оставлял себе. В ходе следствия выяснилось, что мужчина владеет восемью квартирами и домами, 10 автомобилями, базой отдыха в Вадул-луй-Водах и частной школой. Все это он приобрел, в тот период, когда возглавлял ассоциацию родителей.
      newsmaker.md
    • maria981s
      De maria981s
      Талант — это врождённое качество, или его можно и нужно развивать?

      Конечно, талант состоит из врождённых склонностей и того, чему вас научили. Ряд исследований показывает, что около 70% успехов школьников в математике объясняется их наследственностью, это довольно много. Но это не значит, что оставшиеся 30% неважны. Вы можете быть талантливым в математике, но никогда не столкнуться с тем учителем, который подготовит вас к поступлению в МГУ или ВШЭ.
      Сейчас невероятные успехи в математике показывают школьники из Сингапура, Южной Кореи и Китая. Там учителя верят в то, что во многом прорыв связан с усилиями, которые прикладывают дети. Отечественная система отбора рассчитана на поиск талантов и работает исключительно с такими детьми, но в той же Азии работают со всеми. Я бы не стал преувеличивать роль наследственности и преуменьшать то, что вы можете сделать сами. Мозг очень пластичен.
      То есть математику надо учить всем?
      Исследования показывают, что порядка 30% людей просто боятся математики. А в нашей жизни и в будущем она будет иметь всё больший и больший вес. То, насколько вы хороши в математике в школе и университете, неплохо предсказывает ваш карьерный успех.
      Если ребёнку привить лёгкость в обращении с цифрами, то ему будет гораздо проще учиться
      Современная математика — это не только скоростные вычисления. Поэтому не стоит преувеличивать именно способности к быстрому счёту, хотя любая подобная нагрузка очень полезна. Гуманитарные и технические навыки очень сильно переплетены в мозгу. Возможно, в будущем мы поймём, что они не так уж сильно отличаются.
      Можно ли говорить о том, что при желании у каждого можно обнаружить уникальную способность?

      Мне кажется, мы часто недооцениваем то разнообразие талантов, которое может быть у ребёнка. Некотрые участники передачи «Удивительные люди» в повседневной жизни показались бы нам людьми без особых талантов. Во многих областях жизни они могут быть не совсем адаптированы: о таких говорят «они со странностями». Но при этом у них есть невероятные способности в какой-то необычной области.
      Я бы на месте родителей искал нечто, что может заинтересовать их ребёнка. Вдруг вы обнаружите, что у него есть склонность к шахматам, музыке, спорту, математике или даже к пространственному воображению и мнемотехнике? Существует невероятно красивое увлечение, которое хотя бы делает ребёнка усидчивым, когда люди расставляют предметы, соблюдая баланс. Например, ставят на одну ножку стул, на котором сидит человек. В финале нашего шоу участник поставил куриное яйцо на лезвие меча. Это, конечно, баловство, но представьте, насколько надо быть сконцентрированным, чтобы это сделать. Вдруг для кого-то это станет тем, что зацепит, заставит лучше учиться и сфокусироваться на уроках.
      Какие бывают способности, которые нельзя развить до такого уровня, какой он у людей с врождёнными талантами?
      Помимо математики, музыка и феноменальная память — наиболее известные примеры. До конца не очень понятно, чем отличается мозг человека с абсолютным слухом. Можно научиться очень хорошо различать звуки, но вы не достигнете идеального уровня, если это не врождённое свойство и вы не практиковались в очень раннем детстве. Скорее всего, эта способность обусловлена тонкой совместной работой лобной слуховой коры мозга, до конца этот феномен не изучен.
      Есть не очень большая группа людей с экстраординарной памятью. Они помнят рисунок на кофточке у вашей мамы, когда вы праздновали седьмой день рождения, сколько на ней было пуговиц и какого они были цвета. Такая «гиперпамять» может создавать большие проблемы. Потому что для мозга важно не только запомнить, но и забыть.
      Если мозг не может забыть какую-то историю, связанную, например, с насилием, — это трагедия для человека. Судя по всему, у таких людей совершенно иначе работает система памяти, чем у нас с вами. Но их настолько мало, что они практически не изучены.
      Феноменальную же память, которая пригодится в жизни, легко можно развить. Мнемотехника — это практика, которая приводит к тому, что меняются связи в мозге. Здесь нет никакого чуда. Она основывается на понимании базовых принципов того, как и когда мозг лучше запоминает информацию. Если практиковать мнемотехнику в течение нескольких недель, мозг перенастроится и начнёт запоминать эффективнее. В результате человек способен запомнить последовательность из 20 тысяч цифр. И это хорошая новость — в большинстве областей наша нервная система пластична, и до преклонного возраста можно в себе многое развить.
      Нужно ли поощрять таланты или, если они есть в ребёнке, они сами проявятся?

      Нужно. И в атлетике, и в математике очень многое обусловлено генами, но многое определяется и самими педагогами. Вы можете навсегда отбить желание у ребёнка к чему бы то ни было, если с ним работает неудачный учитель.
      В идеальном мире с далёкого севера в Москву самостоятельно приходят ломоносовы, но давайте им всё-таки в этом помогать
      Человек не добьётся большого успеха, если не заручится поддержкой. В первую очередь семьи, потом педагога и среды. Важно вовремя найти этот талант, вовремя поддержать, сделать так, чтобы ребёнку было интересно, найти правильного педагога и попасть в правильную образовательную среду — в нужную школу и университет.
      Можно ли переоценить способности ребёнка?

      Вполне. Причём это скорее не проблема ребёнка, а проблема родителя. Важно, чтобы родители и педагоги были чуть более образованны. Понятно, что многие вещи в нашем физиологическом развитии возникают случайно, а после внезапно развившегося заболевания лёгких вы, вероятно, не станете бегуном-рекордсменом.
      Чем лучше родители знают своих детей, понимают, как работает детская психология и развивается мозг, тем проще не допустить ошибку
      Необязательно у гениального математика будет такой же ребёнок. Потому что, помимо генетики, важны условия, учителя и многое другое. Здесь лучше обращаться к профессионалам, которые могут сказать вам, какая у него склонность и к чему. Но даже та рекомендация, которую вам даст эксперт, скорее, вероятностная, он может ошибаться. Поэтому иногда в жизни нужно настаивать.
      Многие люди будут говорить вам, что вы бесталанны, но и многих великих художников и поэтов выгоняли из школ и считали городскими сумасшедшими, а теперь их картины и стихи входят в учебники. Это и есть обратная сторона таланта.
      А существует ли врождённая грамотность?

      Как грамотность — нет, не существует. Скорее эта способность связана с хорошей зрительной памятью и возможностью заметить и быстро оценить ошибку. Мы с вами живём в самых разных странах с самыми разными языками. Они настолько отличаются друг от друга грамматически, что представить себе, что у вас есть врождённая грамотность к китайскому языку, довольно трудно. Поэтому это скорее особенность нашей памяти, способной запоминать слова как изображения и легко видеть в них ошибки.
      mel.fm
    • maria981s
      De maria981s
      В петиции в адрес Министерства образования, культуры и исследований содержатся следующие пункты:
      - Ликвидация бюрократии (в том числе исключение заполнения электронного журнала преподавателями в каждом конце семестра);
      - Увеличение на 50 процентов зарплаты учителей и 100 процентов для не-преподавательского состава;
      - Деполитизация системы образования, чтобы получение должности директора или заместителя директора не относился к политическим факторам. В настоящее время многие из этих должностей заняты людьми морально и профессионально скомпрометированы;
      - Переосмысление школьных учебных планов и системы оценки учащихся;
      - Вклад учителя в осуществление государственной власти. (количество физических и словесных агрессий в преподавательском составе вызывает тревогу в последнее время);
      - Прекращение превышения максимального числа учеников в классе;
      - Полная оплата за транспорт для учителей;
      - Размещение видеокамер в школах и детских садах;
      - Исключение обязанностей учителя по выполнению работы, такой как охрана коридоров школы. Учителя нельзя уподобить охраннику. Роль учителя заключается в обучении;
      - Прекращение унижения преподавательского состава путем введения детей с особыми потребностями в массовое образование без явного участия государства. Мы просим учителей постоянно помогать двум другим людям: психологу, логопеду или терапевту.
      Авторы петиции говорят, что «в случае неудовлетворительного решения текущих требований учителя оставляют за собой право организовать крупный митинг, а затем протестный марш. И в то же время все школы в стране могут устроить «японскую забастовку» (прим. ред.  — в течение забастовки все работают по правилам, при этом в одежде используются детали  говорящие о выдвигаемых требованиях или о факте разногласия с работодателем.), учителя будут носить белую полосу на руке».
      nokta.md
  •