«Один случай на миллион»: у пары родился сын, затем двойня и тройня


    В роду у этой семьи нет ни одного случая многоплодной беременности. Именно Тери было суждено изменить статистику – и причем дважды.

9278e1efd0a52dd769ef1dc14f5ed806.jpg

Жительница Иллинойса Тери Ноблс десять лет назад родила своего первого ребенка – сына Логана. Семь лет спустя на свет появились близнецы Марсель и Виктор (умерший при рождении). А в начале марта женщина снова стала матерью – на этот раз тройняшек.

Врачи Тери называют ее историю «одним случаем на миллион».

По словам акушера-гинеколога Ричарда Бартона, ему лично никогда не приходилось сталкиваться на практике с такой последовательностью, хотя в медицинской литературе он читал о случаях рождения одного, двух и трех детей подряд.

История Тери интересна еще и тем, что все ее дети были зачаты естественным путем – без стимуляции и гормонального лечения. В роду у Ноблсов отсутствуют случаи многоплодной беременности.

3a811be919435c7f42f2137dae9434a3_cropped_1012x603.jpg

Тройняшки Винсент, Сантино и Андрес родились на 3,5 недели раньше срока, несмотря на все попытки врачей остановить схватки и продлить гестационное развитие детей. Но после того как Сантино (которому пришлось делить плаценту с братом Андресом) перестал расти, Тери пришлось сделать срочную операцию.

Младший из малышей – Сантино – родился с весом всего в 1,68 кг. Мальчики более трех недель находились в реанимационном отделении для новорожденных, но уже совсем скоро они все соберутся дома, где их ждут старшие братья и другие члены семьи.

goodhouse.ru





Recenzie utilizator

Comentarii Recomandate

Nu sunt comentarii de afișat



Vizitator
Adaugi comentarii ca vizitator. Dacă ai un cont, te rog autentifică-te.
Adaugă un comentariu...

×   Alipit ca text avansat.   Alipește ca text simplu

  Doar 75 de zâmbete maxim sunt permise.

×   Linkul tău a fost încorporat automat.   Afișează ca link în schimb

×   Conținutul tău precedent a fost resetat.   Curăță editor

×   Nu poți lipi imagini direct. Încarcă sau inserează imagini din URL.


  • Conținut similar

    • LupuCristinna
      De LupuCristinna
      У малышей Галины и Михая — спинальная мышечная атрофия. Препарат для лечения есть, и достаточно всего одной дозы. Но стоит она 2 миллиона 100 тысяч долларов. Теперь семья получит лекарство от фармацевтической компании бесплатно, передает publika.md
      "Когда позвонил врач, это стало шоком. Я плакала, меня трясло от радости, не верила и постоянно переспрашивала. Врач прислал подтверждающие документы и это стало огромным подарком для нас", - рассказывает мать близнецов.
      До этого вся надежда была на пожертвования — но до заветной суммы в 4 миллиона 200 тысяч оставалось ещё очень далеко: "Собрали около 600 тысяч долларов. Часть пойдет на реабилитацию близнецов, а остальные будут переданы другим детям со спинальной мышечной атрофией".
      До недавних пор лечение можно было пройти только в США — но сейчас препарат доставят в Румынию: "Мы не знаем, как дети перенесут дорогу. Галина сейчас неважно себя чувствует, но мы рады, что препарат привезут в Румынию".
      Препарат доставит в организм малышей полностью функциональную копию неисправного гена. Результат станет виден не сразу — близнецов ожидает период реабилитации.
       
      ru.publika.md
    • julia122997
      De julia122997
      Сегодня мы расскажем о пяти признаках, которые могут указать на ожидаемое прибавление сразу двумя малышами. 
      Резкая прибавка в весе 
      Когда будущая мама ждет одного малыша, то прибавка в весе может быть незначительной и постепенной. В случае двойни женщина может набрать уже 5-6 кг в первом триместре.
      Яркая вторая полоска на тесте
      В первые дни задержки вторая полоска на тесте обычно не особо яркая. Чаще всего будущая мама еще находится в сомнениях, беременна ли она вообще. А вот когда речь идет о двойне, то безоговорочно вторая полоска просто режет глаз. 
      Ранний токсикоз и плохое самочувствие 
      Как правило, когда женщина ожидает двойню, у нее появляются: тошнота и рвота по утрам и на протяжении всего дня сонливость и слабость потливость и повышенное потоотделение резкие перепады настроение и нервозность.
      Крупный живот в первом триместре 
      Если рост происходит интенсивно и живот довольно крупный в первом триместре — это может свидетельствовать о многоплодной беременности.
      Ранние шевеления 
      Поскольку в утробе матери находится не один ребенок, то внутри живота происходит некое соревнование за лишние сантиметры в животе. Поэтому женщина с многоплодной беременностью может заметить ранние и сильные шевеления.
      kolobok.ua
    • julia122997
      De julia122997
      Некоторое время назад каждое утро по требованию наследниц я начала рисовать для них узнаваемый портрет отца. Особенно на этом занятии настаивала Ульская, научившаяся умильно произносить слово «Папоооо!» Изображения копились, пока в один из дней мы не сели за аппликации, и я по приколу вырезала пару Диминых ростовых портретов. С этого момента в топе Ульяниных любимых игрушек появилась новая — бумажный отец, который стал сопровождать маленького человека буквально везде.
      Она уморительно нажимала им кнопки лифта, открывала подъездные двери, брала на прогулки и что-то вещала на своём малопонятном ульском, видимо, проводя экскурсии по достопримечательностям Митина.
      Понятно, что очень скоро бумажного папу пришлось частично залатать скотчем, чтобы продлить его дни.
      Ульяна очень внимательно следила за моими манипуляциями, сама приносила очередную случайно оторванную конечность на реставрацию, но продолжала всюду таскать за собой и восхищаться отцовскими достижениями. Каждой «нажатой» им кнопке надлежало радоваться, каждой поездке с горки — аплодировать, после каждого приема пищи — умывать вне очереди и т.д.
      Короче, я быстро привыкла к тому, что у меня +1 подопечный, и как-то перестала фильтровать базар. Ровно до конца прошлой недели, когда во время прогулки уже изрядно потрёпанный и точно нагулявшийся папа лишился руки, потому что Ульяна слишком бурно махала ей общительным тётушкам на площадке. Вскоре папа и вовсе порвался пополам.

      Моцион наш близился к завершению, я копалась в коляске, утрамбовывая в неё игрушки и прочий хлам, и заодно утешала Ульскую.
      Малыш, говорю, ничего страшного, у папы естественная амортизация. Он с тобой наприключался, да и близнецы его потрепали, насмотревшись на тебя. В общем, этот папа кончился. Но ничего страшного, я тебе нового склею.
      Монолог мой прервало возмущённое фырканье сбоку. Оказалось, за коляской-танком стоит молодая ячейка общества с ребенком наперевес. Бумажную куклу, ясное дело, не видят, зато меня, утешающую пригорюнившуюся Ульскую, очень даже да. Семью эту я уже видела прежде. Женщина-мать оттуда однажды подкатила ко мне, мечущейся между тремя качелями, чтобы спросить, мать ли я раскачивающимся и вопящим дурниной кулькам. Прям мать? И это все ваши? Все трое? Они что, тройняшки? Я не понимаю, как у вас сил хватает. Вы слишком хорошо выглядите для мамы тройни. Я думала, вы няня, говорила она. Но поскольку я такие беседы обычно не поддерживаю, быстро слилась.
      На этот раз молодая мать выступила с обличением:
      — Склеить нового папу?!? Так вот зачем ты на детские площадки ходишь! Надела, понимаешь, свои кожаные брюки в облипку! Я за тобой давно смотрю, бесстыжая. Хоть бы лифчик одела, а ещё мать называется!
      — Надела, — на автомате поправила я. — Лифчик — надела. Бы. Но мне не на что. И у меня ребёнок страдает — куклу отца порвал, а вы орёте и его ещё больше пугаете. Короче, девушка, с такими проблемами, как ваши, сразу к специалисту. А мы пойдём за скотчем.
      Я опрокинула воображаемый стаканчик, свистнула наследниц и покатила домой.
      Теперь у нас в арсенале есть три заламинированных в липкую ленту отца и ещё два запасных. А на ту площадку я возвращаться побаиваюсь.
      * * *
      Застала утром Диктатора моего сердца за сборами: человек Ульяна деловито ходил по кухне и запихивал в пакет из-под хлеба оставшиеся после завтрака быстрые углеводы.
      Поскольку я уже привыкла, что Ульский то и дело пакует вещмешок на выход по Серьёзным Малышковым Делам (насмотревшись на мой и Димин рабочие рюкзаки), то значения этому факту не придала. А зря.

      Душа моя, говорю, Ульянушка, а куда мы, собственно, идём? Пускать соплю ни ты, ни близнюки не перестали, садик оправляется после вашего почти двухнедельного регулярного посещения, а гулять я как-то не собиралась: проще дома помёрзнуть. В ответ мне молча предъявили магнит с изображением утки, а затем два сапога, надетые, правда, на руки, но так проще, я уже поняла.
      Близнецы тем временем пыхтели и материли друг друга в коридоре, помогая надеть комбинезоны и перчатки.
      Ну, говорю, ладно. Утки так утки. Только где же я вам найду подснежники посреди зимы? В смысле, может голубей пойдём отравим?.
      Ульяна направилась в ванную, достала резиновых уток, добавила их в мешок с хлебобулочными отходами, а затем принесла мне мои кроссовки. В зубах (руки и ноги уже были заняты).
      Так началось наше путешествие к пруду в селе Рождествено, который сейчас переживает виток реновации, а потому переполнен скучающими без кормильцев кряквами. Натурально, когда мы туда добрались, я была уверена, что меня сожрут утки, а я даже не успею черкнуть об этом в фейсбук. Детей птицы разумно обходили за километр, потому что дети умеют звукоподражание: вообразите звуки человека, умирающего от туберкулёза. Да, примерно так в исполнении наших гномов звучит ласковое «кря-кря». Хорошо, что свиней поблизости не было. То, как наследницы произносят «хрю-хрю», я всё мечтаю записать и продать какому-нибудь режиссёру хорроров.
      Короче, отлично погуляли, заодно девицы нашли единственную лужу на нашем пути, а также впервые услышали колокольный звон (в селе находится очень симпатичная и достаточно старинная церковь). Вели они себя при этом, правда, как укурки на рейвах, но я уже привыкла, что мои дети обожают танцевальную импровизацию (и отдельно — Кита Флинта, вечная ему память).
      В общем, завтра опять пойдём.
      * * *
      Ценить тёплые деньки меня, несомненно, научила подопечная ясельная группа. Летом оно как — трусы поправил, носки надел, тапки натянул и бегом приключаться.
      Теперь не так. Теперь, после того как три слишком самостоятельных человека побьются в истерике, запутавшись во флисе, я чуть-чуть помогаю им его надеть. Потом наступает черёд перчаток. Затем — обуви (сами, только сами, не трогай, не подходи, ай, какая я молодец, только правый с левым перепутала, молнию на сапоге в перчатках застегнуть не могу, сними перчатки, надень перчатки), шапок (я шапки не люблю, но девушки сами их надевают и помогать не дают вообще), потом верхнего комбинезона (штрипки на обувь только сами, не тронь, уйди, ах, ничего не получается, жизнь кончена, кстати, сними перчатки, они мешают, надень перчатки).

      Затем обычно Ульяна и Варя вспоминают, что оставили в детской самые необходимые игрушки и уходят паковать рюкзаки (вчера вынесли на пленэр все кубики с цифрами, а также конструктор-ёлочку, которую с нескрываемым превосходством собирали и разбирали на площадке раз тридцать). Полина к этому моменту томно падает на пол и всем видом показывает, что лично она погуляла и все равно, что думают окружающие.
      Я одеваюсь, проверяю прогулочную сумку, которую Ульская до отказа набивает водой, печеньем, влажными салфетками и чем-нибудь необычным вроде рожков для обуви, и осторожно сообщаю, что мы готовы.
      И тут главное ничего не сделать самой: за право открыть и закрыть дверь, вставить и повернуть ключ, выкатить коляску к лифту, открыть и закрыть дверь холла и нажать кнопку лифта у детей обычно разворачивается кровавая бойня.
      Дни, когда мы покидали этаж молча, можно пересчитать по пальцам одной руки, и получилось это лишь потому, что Вареника удавалось отвлечь мусорным пакетом, Полину — выносом игрушек, а Ульская погружала лицо в сумку с продзапасами и вела себя как конь с мешком овса на морде.
      Дальше — больше. Кнопку вызова лифта все нажимают по очереди, даже если он уже стоит на этаже, запускают адскую машину вниз тоже все (а Ульяна ещё и игрушкой, которую ведёт гулять), открыть и закрыть двери (хотя на них стоит доводчик) должны тоже все трое, и к моменту, когда мы наконец оказываемся на твёрдой земле, я борюсь со стойким чувством, что лично я уже точно погуляла, причём успела ещё и позаниматься зарядкой и поднятием тяжестей.
      Тут главное — пережить финальное сражение формата «Должен остаться только один» за право ехать в верхнем прогулочном блоке. Сидеть в нём скучно и неудобно, зато можно вволю поговорить со мной и обсудить все достопримечательности района, остающиеся позади.
      Короче, проживая этот фан дважды в день, я часто думаю, что на свете остаётся всё меньше вещей, способных вывести меня из душевного равновесия.
      deti.mail.ru
    • IrinaCech
      De IrinaCech
      Здравствуйте, где-то читала ранее на форуме, но сейчас не могу найти... у меня вопрос...можно ли выйти в декрет в 28 недель с двойней ? Читала, что можно, но все выплаты производятся после 30 недели. Так ли это ? Если да, то укажите пожалуйста ссылку. Спасибо
    • julia122997
      De julia122997
      Эта удивительная история произошла на отдаленной ферме в канадской провинции Саскачеван в июле 2018 года. У мамы четырех детей, 34-летней Даниэль Джонстон было 32 недели беременности тройней и никаких признаков скорых родов. Вечером 16 июля Даниэль уложила спать младших детей и задремала сама, как вдруг у нее начались сильнейшие боли.

      Старший сын Джонстонов, 15-летний Диллон, вызвал скорую, но боли у Даниэль все усиливались, и вскоре начались мощные схватки. У Даниэль родилась первая из тройняшек, девочка, в то время как двое других малышей пока оставались в матке. Девочка не дышала, и Даниэль немедленно начала делать дочке искусственное дыхание, пока у нее самой продолжались сильные схватки.
      Тем временем, Диллон, по просьбе мамы, доехал на семейном грузовичке до шоссе, чтобы показать скорой, где нужно свернуть к ферме.

      Скорая ехала к Джонстонам 45 минут, и все это время Даниэль продолжала делать Карли, как потом назвали девочку, искусственное дыхание.
      Даниэль и Карли срочно доставили в больницу. Там выяснилось, что у двух других близнецов, мальчиков, ягодичное предлежание, и вскоре после полуночи 17 июля Даниэль сделали экстренное кесарево сечение. В результате получилось, что у сестрички Карли день рождения 16 июля, и у ее братьев Джека и Лайама – 17 июля. Всех малышей поместили в отделение по выхаживанию недоношенных, и они вскоре пошли на поправку.

      Отвечая на вопрос, как ей удалось сохранять спокойствие в такой экстремальной ситуации, Даниэль говорит, что просто делала то, что нужно было делать в тот момент.
      «У вас просто нет выбора. Вы просто делаете это, и все», – сказала она. Причем это уже не первый раз, когда Даниэль пришлось спасать жизнь своего ребенка. Когда ее старшей дочке, девятилетней Кэйт, было десять месяцев, Даниэль и малышка оказались погребены под горами песка, сошедшими с дюны в одном из местных национальных парков. Даниэль выбралась первой, вытащила бездыханную девочку, очистила ее лицо и рот от песка и начала делать ей искусственное дыхание, пока та не заплакала.
      К сожалению, это далеко не все испытания, выпавшие на долю Джонстонов. Практически ровно через месяц после столь травматичного рождения тройняшек, пока Даниэль с малышами еще была в больнице, а остальные члены семьи поехали их навестить, их дом вместе со всем имуществом, включая то, что было куплено для новорожденных, полностью сгорел. Друзьям семьи пришлось собирать в интернете для Джонстонов деньги, чтобы те могли купить новое жилище.
      deti.mail.ru
  •